Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Книги Гурджиева arrow Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку arrow Глава 19. Рассказы Вельзевула о своем втором спуске на планету "Земля"
Глава 19. Рассказы Вельзевула о своем втором спуске на планету "Земля"

Вельзевул начал так: – На эту твою планету Земля я спустился во второй раз только через одиннадцать их веков после моего первого на нее спуска.

Вскоре после этого моего первого спуска на поверхность этой планеты, с ней и случилось второе серьезное несчастье, которое, однако, имело лишь местный характер и не предвещало никакого несчастья в большом масштабе общекосмического характера.

Во время сказанного второго серьезного несчастья с этой планетой, материк Атлантида, являвшийся в период первого моего спуска самым большим материком и главным местом существенского существования трехмозгных существ этой планеты, в числе других больших и малых твердынь тоже вошел внутрь планеты со всеми бывшими на нем трехмозгными существами и почти со всем тем, что ими в течение прошедших долгих их веков было достигнуто и приобретено.

Вместо всего этого изнутри планеты выступили тогда другие твердыни и образовали другие материки и острова, большинство которых существует еще и поныне.

На упомянутом материке Атлантида как раз и находился тот город Самлиос, где, как ты помнишь, я уже говорил тебе, существовал тот наш молодой земляк, из-за которого состоялся мой первый «персональный-спуск».

Во время упомянутого второго большого несчастья с этой планетой многие из понравившихся тебе трехцентровых существ, благодаря всевозможным случаям, уцелели, и от них и пошел их ныне уже чересчур размножившийся род.

Ко времени второго моего «персонального-спуска», они уже настолько размножились, что водились опять почти на всех новообразовавшихся твердынях.

А какие именно закономерно вытекающие причины породили в результате такое чрезмерное их размножение, ты поймешь тоже в течение дальнейших моих рассказов.

По-моему, в этом месте моих рассказов очень не мешает, в связи с этой земной катастрофой, кстати, заметить кое о чем, касающемся трехмозгных существ нашего племени, именно о том, благодаря чему все существовавшие на этой планете существа нашего племени, во время упомянутой с ней катастрофы, избежали рокового, так называемого «апокалипсического-конца».

Избегли они этого благодаря следующему:

В наших предшествовавших беседах я как-то уже говорил тебе, что большинство существ нашего племени, которые местом своего существования избрали эту твою планету, во время первого моего спуска существовали преимущественно на материке Атлантида.

И вот оказывается, что за год до сказанной катастрофы наша тамошняя так называемая «партийная-пифия» в своем пророчестве потребовала, чтобы все наши оставили материк Атлантида и переселились на недалеко находящийся другой небольшой материк и продолжали бы свое существование на определенной, указанной ею, части его поверхности.

Этот небольшой материк назывался тогда «Грабонцы» и указанная «пифией» его часть действительно избегла той ужасающей пертурбации, которая произошла тогда со всеми прочими частями общего наличия этой злополучной планеты.

Вследствие сказанной пертурбации, этот небольшой материк «Грабонцы», существующий под наименованием «Африка» и поныне, намного даже увеличился, благодаря выступившим из водных пространств планеты и соединившимся с ним другим твердыням.

И вот, мой мальчик, наша тамошняя «партийная-пифия» сумела заранее предупредить существ нашего племени, существовавших в то время по принуждению на этой планете, и этим самым уберечь их от неизбежной, как я тебе уже сказал, «апокалипсической-участи», только благодаря одному особому существенскому свойству, могущему, кстати сказать, быть приобретаемым существами исключительно намеренно, при посредстве так называемых существенских «Парткдолгдюти», о чем я тебе после расскажу.

На этот раз я лично спустился на поверхность планеты Земля по причинам, вытекшим из следующих событий.

Как-то на планете Марс мы получили из Центра эфирограмму о предстоящем новом явлении на эту планету некоторых высочайших священных Индивидуумов. И действительно, через пол-марсового года туда явились несколько Архангелов, Ангелов, Херувимов и Серафимов, большинство которых были из числа членов той Превеликой Комиссии, которая уже появлялась на нашей планете Марс при первом большом несчастье с твоей планетой.

В числе этих высочайших священных Индивидуумов был опять Его Сообразность, Ангел, – ныне уже Архангел – Луизос, о котором, помнишь, я тебе недавно рассказывал, что он во время первого большого несчастья с планетой Земля был одним из главных сподвижников в деле устранения последствий этого общекосмического несчастья.

И вот, мой мальчик! На другой же день после этого вторичного появления упомянутых священных Индивидуумов, Его Сообразность явился в мой дом в сопровождении одного из Серафимов, второго его помощника.

После благословения меня и после некоторых моих расспросов относительно Великого Центра, Его Сообразность соизволил тогда сказать мне, между прочим, что после столкновения кометы Кондур с планетой Земля он или другие ответственные космические Индивидуумы, ведающие делами «гармонического-миросуществования», часто спускались в эту солнечную систему для наблюдения за течением осуществления мероприятий, предпринятых ими для устранения последствий этого общекосмического недоразумения.

«А спускались мы», – продолжал Его Сообразность, – «так как, хотя мы тогда и приняли все возможные меры и уверили всех, что все будет в порядке, мы сами все же не были категорически убеждены, что не могли бы произойти какие-либо непредвиденные неожиданности.

Эти наши опасения отчасти и оправдались, но „слава случаю“ в смысле общекосмического масштаба не в серьезной форме, так как это новое несчастье коснулось только самой планеты Земля.

Это второе несчастье с планетой Земля», – продолжал Его Сообразность, – «случилось благодаря следующему:

Когда во время первого несчастья от этой планеты отделились два значительных куска, то по некоторым причинам так называемый „центр-тяжести“ всего ее наличия не успел сразу переместиться в соответствующее новое место. Поэтому, все время, до этого второго несчастья, планета эта существовала с неправильно расположенным „центром-тяжести“, благодаря чему движение ее все это время не было „равномерно-гармоническим“, и в ней и на ней часто случались разные сотрясения и большие перемещения.

Когда же недавно „центр-тяжести“ планеты переместился наконец в самый ее центр, то тогда-то и случилось это новое второе с ней несчастье.

Но зато теперь», – с оттенком самодовольства добавил Его Сообразность, – «существование этой планеты пойдет уже вполне нормально в связи с общекосмической гармонией.

Это второе несчастье с планетой Земля, наконец, и нас окончательно успокоило и убедило, что из-за этой планеты не может уже произойти несчастье в большом общекосмическом масштабе.

В настоящее время не только сама эта планета приобрела опять нормальное движение в общекосмическом равновесии, но и оба отделившиеся от нее куска, которые в настоящее время называются „Луна“ и „Анулиос“, тоже приобрели нормальное движение и стали хотя малыми, но самостоятельными „кофенщарными“, т.е. добавочными, планетами этой солнечной системы Орс».

Немного задумавшись, Его Сообразность сказал мне потом:

«Ваше Преподобие, я и явился к вам именно для переговоров относительно будущего благополучия того большого куска этой планеты, который в настоящее время существует под наименованием „Луна“.

«Дело в том», – продолжал Его Сообразность, – «что этот кусок не только стал самостоятельной планетой, но в данный период времени на нем начался даже процесс образования атмосферы, необходимой для всякой планеты, служащей для осуществления превеличайшего общекосмического Трогоавтоэгократа.

И в то же время, правильному процессу образования сказанной атмосферы на этой непредвиденно возникшей маленькой планете теперь мешает одно нежелательное обстоятельство, которое исходит от трехмозгных существ, возникших и существующих на планете Земля.

Вот относительно этого именно я и решился обратиться к вам, ваше Преподобие, и просить вас согласиться взять на себя, во имя нашего Единобытного Творца, задачу попытаться избавить нас от необходимости прибегнуть к каким-либо крайним священным процессам, неподобающим быть применяемыми для каких бы то ни было трехцентровых существ, и с этой целью устранить это нежелательное явление каким-нибудь обычным путем, через имеющийся в их наличии собственный их существенский разум».

И в дальнейших подробных своих разъяснениях Его Сообразность сказал тогда еще, между прочим, что после второй катастрофы с планетой Земля, случайно спасшиеся двуногие трехмозгные существа опять размножились, причем теперь весь процесс их существенного существования сосредоточен на другом новообразовавшемся, тоже большом, материке, который называется «Ашхарх»; что на этом большом материке «Ашхарх» из них образовались три самостоятельные большие группы, первая из которых обосновалась в местности в то время называемой «Тиклямыш», вторая в месте называемом «Моралплейси» и третья группа в поныне существующей местности, которая тогда называлась «Жемчания»; и что в психике существ, принадлежащих ко всем этим трем самостоятельным группам, образовались некие своеобразные «Хаватвернони», т.е. некое психическое стремление, совокупность процесса какового общепсихического стремления они сами прозвали «Религия».

«Хотя эти их „Хаватвернони“ или „Религия“ ничего общего между собою не имеют», – продолжал Его Сообразность, – «но тем не менее, среди существ всех трех групп на почве этих их религий, очень сильно распространен одинаковый обычай, называющийся «жертвоприношение».

А основанием для такого их обычая служит одно, только их странным разумом могущее быть осознанным, понимание, согласно которому, если они в честь своих богов и кумиров будут уничтожать существование существ других форм, то этим воображаемым ими богам и кумирам якобы будет очень и очень приятно, и они за это непременно всегда и во всем должны будут им помогать и способствовать осуществлению всяких их фантастических и сумасбродных идей.

В настоящее время этот обычай там так распространен и уничтожение существования существ разных форм для этой злостной цели приняло там такие размеры, что получается уже излишество священного „Аскокина“, требуемого от планеты Земля для бывших ее частей, т.е. излишество тех колебаний, которые возникают при священном процессе „Раскуарно“ существ всяких внешних форм, возникающих и существующих на той планете, от которой требуется сказанное священное космическое возникновение.

Для нормального образования атмосферы нововозникшей планеты Луна, сказанное излишество священного „Аскокина“ уже начало серьезно мешать правильному обмену веществ между самой планетой Луна и ее атмосферой, и в настоящее время явилось уже опасение, что она от этого оформится неправильно и впоследствии станет помехой для гармоничного движения всей этой системы Орс и что, чего доброго, опять породит фактор, предвещающий угрозу катастрофы в большом общекосмическом масштабе.

И вот, ваше Преподобие, моя просьба к вам и заключается, как я вам уже сказал, в том, чтобы вы, раз у вас установилось обыкновение часто бывать на разных планетах этой солнечной системы, согласились взять на себя задачу специально спуститься на планету Земля и там на месте попытаться внедрить в сознание этих странных трехмозгных существ идею о бессмысленности такого их понимания».

Сказав еще несколько слов, Его Сообразность начал возноситься и, поднявшись уже довольно высоко, громким голосом еще добавил: «этим самым вы, ваше Преподобие, окажете большую услугу нашему ЕДИНОБЫТНОМУ ВСЕОБЪЕМЛЮЩЕМУ БЕСКОНЕЧНОМУ».

После отбытия с планеты Марс этих священных Индивидуумов, я решил во что бы то ни стало добиться сказанного и хотя бы такой своей явной помощью нашему ЕДИНОТЯЖЕСТЬНЕСУЩЕМУ БЕСКОНЕЧНОМУ сподобиться стать частицей, но уже самостоятельной, всего существующего в общей Вселенной.

И вот, мой мальчик, проникшись этим, я на другой же день на том же судне Оказия полетел во второй раз на твою планету Земля.

На этот раз наше судно спустилось на море, тоже вновь образовавшееся от пертурбаций во время второго большого несчастья с планетой Земля и называвшееся в тот период течения времени «Кольхидюс».

Сказанное море находилось на северо-западной стороне того новообразовавшегося большого материка Ашхарх, который в тот период являлся главным центром существования тамошних трехмозгных существ.

Другие стороны этого моря обхватывали тоже нововыступившие присоединившиеся к материку Ашхарх твердыни, которые в общей сложности назывались сначала «Фрянкцанарали», а немного позже «Кольхидшиси».

Надо заметить, что как сказанное море, так и перечисленные твердыни существуют и поныне; они, конечно, носят уже другие наименования. А именно, материк Ашхарх в настоящее время называется «Азия», море «Кольхидюс» – «Каспийским морем», а все «Фрянкцанарали» вместе существуют ныне под наименованием «Кавказ».

Оказия спустилась на это море «Кольхидюс» или «Каспийское море» еще и потому, что оно являлось самым подходящим, как для стоянки нашей Оказии, так и для дальнейшего намеченного мною путешествия.

А для дальнейшего путешествия это море являлось очень подходящим, потому что с восточной его стороны в него тогда впадала большая река, которая протекала почти через всю страну, именовавшуюся тогда «Тиклямыш» и являющуюся как раз местом существования сказанной первой группы двуногих существ, обосновавшихся на этом материке; на ее берегах стояла столица этой страны, город «Куркаляй», куда я и решил прежде всего направиться, так как эта страна «Тиклямыш» являлась тогда самым большим центром существования твоих любимцев.

Здесь не мешает кстати отметить, что упомянутая большая река, называвшаяся тогда «Оксосерия», существует и в настоящее время, но она больше уже не впадает в теперешнее Каспийское море, потому что после одного небольшого планетотрясения она почти на половине своей длины повернула направо и начала вливаться в одно из углублений поверхности материка Ашхарх, на котором постепенно и образовала существующее и поныне небольшое море, называющееся «Аральское море». Старое русло этой большой реки, которая ныне уже называется «Аму-Дарья», при внимательном наблюдении можно, однако, заметить и в настоящее время.

В период этого моего второго персонального спуска, страна Тиклямыш считалась и действительно являлась самой богатой и благодатной из всех существовавших тогда на этой планете твердынь, годных для обычного существенского существования.

Но когда с этой злосчастной планетой случилось третье большое несчастье, эта, тогда самая благодатная страна на поверхности твоей планеты, в числе других более или менее цветущих твердынь ее, засыпалась «кашмануном» или, как они говорят, – «песками».

После этого третьего несчастья эта страна Тиклямыш долгие периоды называлась просто «голодная пустыня»; в настоящее время части ее называются разно, а бывшая главная часть ее называется «Каракум», т.е. «Черные пески».

В тот период на этом же материке обитала и вторая, совершенно самостоятельная, группа трехмозгных существ твоей планеты, и эта часть материка Ашхарх называлась тогда «страна Моралплейси».

Позже, когда эта вторая группа тоже стала иметь центральный пункт своего существования и пункт этот назвали «город Гоб», то вся эта страна долгое время называлась «Гобландия».

Эта местность впоследствии тоже засыпалась «кашмануном», и в настоящее время бывшую основную часть этой, когда-то тоже цветущей, страны называют просто «пустыня Гоби».

А что касается третьей группы тогдашних трехмозгных существ планеты Земля, то эта, тоже совершенно самостоятельная группа место своего существования имела на самой юго-восточной стороне материка Ашхарх, в противоположном от Тиклямыша направлении, на другой совсем стороне от тех ненормальных выступов на материке Ашхарх, которые образовались тоже во время второй пертурбации с этой злосчастной планетой.

Место существования этой третьей группы называлось тогда, как я уже сказал, «Жемчания».

Название и этой местности позже много раз менялось, а в настоящее время вся эта твердынная часть на поверхности планеты Земля существует под наименованием «Индостан» или «Индия».

Здесь непременно следует заметить и о том, что в тот период, т.е. во время этого моего второго персонального спуска на поверхность твоей планеты, во всех этих понравившихся тебе трехмозгных существах, принадлежавших к трем перечисленным самостоятельным группам, вместо долженствующего иметься во всяких трехмозгных существах импульса, называющегося «потребное-стремление-совершенствоваться», имелось и было уже хорошо окристраллизовано тоже «потребное», но очень странное «стремление» к тому, чтобы все прочие существа их планеты называли и считали их страну «культурным-центром» всей планеты.

Такое странное «потребное-стремление» имелось тогда во всех трехмозгных существах твоей планеты и для каждого из них являлось как бы главным смыслом и целью их существования. И вследствие этого в тот период между существами этих трех самостоятельных групп для достижения упомянутой цели постоянно происходила ожесточеннейшая борьба, как материальная, так и интеллектуальная.

Итак, мой мальчик...

С моря Кольхидюс или, по-современному, с Каспийского моря мы поплыли тогда на «сельчанах», т.е. на особого рода плотах, вверх по течению реки «Оксосерия» или, по-современному, по реке «Аму-Дарья». Плыли мы пятнадцать земных дней и прибыли наконец в столицу существ сказанной первой азиатской группы.

По прибытии туда и после устройства на месте нашего постоянного там существования, я начал первым долгом посещать «калтааны» города «Куркаляй», т.е. такие тамошние учреждения, которые позже там же на материке Ашхарх стали называться «чайхана», «ашхана», «караван-сарай» и т.д. и которые современные тамошние существа, особенно водящиеся на так называемом материке Европа, называют «кофейни», «рестораны», «клубы», «дансинги», «дома-свиданий» и т.д.

Я начал посещать прежде всего такие именно их учреждения, потому что там, на планете Земля, как прежде, так и теперь нельзя нигде так хорошо наблюдать и изучать специфические особенности психики местных существ, как именно в таких пунктах их сборищ, а мне как раз это и надо было для выяснения себе действительного внутреннего их сущностного отношения к их обычаю «жертвоприношения», чтобы лучше и легче придумать затем план действия для достижения той цели, для которой и состоялось это мое второе личное пребывание там.

Во время моих хождений по тамошним «калтаанам» я стал встречаться с разными существами, и в числе их был один, с которым мне случайно пришлось встречаться чаще.

Это тамошнее трехмозгное существо, с которым мне пришлось много раз встречаться, имело профессию «жреца» и звали его «Абдил».

Ввиду того, мой мальчик, что почти вся личная моя деятельность в этот мой второй спуск туда слилась с внешними обстоятельствами жизни этого самого жреца Абдила, и ввиду того, что в этот мой спуск мне из-за него пришлось иметь очень много забот, то поэтому относительно этого тамошнего трехмозгного существа я расскажу тебе более подробно; тем более, что из рассказов о нем ты одновременно поймешь также о том, каких именно результатов я достиг тогда, в целях искоренения из странной психики твоих любимцев потребности уничтожения существования существ других форм для «умилостивления» их богов и чтимых ими кумиров и для «угождения» им.

Хотя это земное существо, которое позже сделалось мне как бы родным, было и не первого ранга жрец, но он очень хорошо знал все детали учения господствовавшей тогда во всей стране Тиклямыш религии, особенно, конечно, психику существ, принадлежавших к его так называемой «пастве», для которых он являлся «жрецом».

Вскоре после того как у меня с ним установились «хорошие отношения», я выяснил, что благодаря очень многим внешним обстоятельствам, в числе которых имелась также и наследственность этого жреца Абдила и условия подготовки его быть ответственным существом, функция, долженствующая иметься во всех трехцентровых существах и называемая «совесть», в существе этого жреца была еще не совсем атрофирована. И потому он, после осознания разумом некоторых, мною разъясненных ему космических истин, сразу приобрел в своем наличии к подобным ему окружающим существам почти такое же отношение, какому свойственно иметься во всех нормальных трехмозгных существах всей Вселенной, именно – он сделался, как там же говорят, «жалостливым» и «отзывчивым» по отношению окружающих существ.

Прежде чем рассказывать дальше относительно этого жреца Абдила, необходимо выяснить твоему разуму, что упомянутый ужасный обычай «жертвоприношения» был там, именно на материке Ашхарх, в тот период во всем своем, как говорят, «разгаре», и что уничтожение разных слабых «одномозгных» и «двухмозгных» существ происходило повсеместно в неисчислимом количестве.

Если в тот период они в каком-либо доме, по тому или иному случаю, обращались к своим воображаемым богам или к какому-нибудь своему фантастическому «святому», они всегда давали обещание, что в случае той или другой удачи, они в честь этих богов или святых уничтожат существование того или другого существа или нескольких существ одновременно. И, если такая удача случайно осуществлялась, они выполняли это свое обещание с величайшим благоговением; а если она не осуществлялась, они еще более увеличивали подобные убиения, чтобы добиться, наконец, умилосердения своих воображаемых ими патронов.

Твои любимцы в это время даже подразделяли для этой цели существ всех прочих форм на «чистых» и «нечистых».

«Нечистыми» они называли те существа, уничтожение существования которых якобы не угодно «богам», а «чистыми» – таких, уничтожение существования которых якобы очень и очень угодно этим разным воображаемым и почитаемым ими кумирам.

Такие жертвоприношения делались ими не только у себя дома и не только отдельными существами, но производились и целыми группами, а иногда даже всенародно, и для таких общих убийств существовали тогда специальные места, которые находились преимущественно около известных сооружений в память чего-нибудь или кого-нибудь; большею же частью в память «святых», но, конечно, таких «святых», которых они сами возвеличивали и производили в таковые, т.е. святых в кавычках.

Таких специальных общественных мест, где производилось уничтожение существ разных внешних форм, на стране Тиклямыш существовало тогда несколько, из числа которых больше всех славилось одно, расположенное на небольшой горе, откуда якобы когда-то какой-то чудотворец Алиман был «взят-живым» на «какое-то-небо».

Как на этом, так и на других подобных местах, особенно в специально установленные времена года, уничтожалось бесчисленное количество существ, так называемых «быков», «баранов», «голубей» и т.д. и даже существ себе подобных.

В последнем случае по обыкновению приносили в жертву сильные менее сильных, вроде: отец – сына; муж – жену; старший брат – младшего и т.д., но большей частью в «жертву» приносились «рабы», каковыми там обыкновенно делались и поныне делаются так называемые «пленники», т.е. существа покоренной общественности, или некоторые из каст той общественности, которая на основании закона, называемого «Солиуненсиус», в данный период имеет ослабленное значение для их главной особенности, именно в периоды, когда в их наличии более интенсивно сказывается их потребное влечение к взаимному уничтожению.

Обычай делать «приятное-своим-богам» уничтожением существования других существ там, на твоей планете, производится и поныне, но только не в таком масштабе, в каком это самое злодеяние совершали твои любимцы тогда на материке Ашхарх.

Итак, мой мальчик, с этим упомянутым тамошним моим другом жрецом Абдилом, я с первых же дней моего прибытия в город «Куркаляй» часто беседовал на разные темы, но, конечно, и с ним я не говорил о таких вопросах, которые могли бы выдать мою настоящую природу. Подобно почти всем трехмозгным существам твоей планеты, с которыми я встречался во время всех моих спусков, и он тоже принимал меня за существо этой планеты, но считал за большого ученого и знатока психики подобных ему существ.

Еще с самого начала наших встреч, когда нам приходилось говорить о других ему подобных существах, его отзывчивость и переживания относительно этих других меня каждый раз очень трогали. А когда мой разум окончательно выяснил мне, что перешедшая по наследству в его наличие коренная для трехцентровых существ функция, а именно «совесть», у него еще не совсем атрофирована, то с этого времени в моем наличии в отношении его, начало постепенно возникать и в результате окристаллизовываться «реально-функционирующее-потребное-стремление» как к родному существу моей породы.

С этого времени, конечно, и он на основании космического закона – «всякая-причина-порождает-соответствующий-ей-результат», начал иметь в отношении меня «Сильнуегордпана» или, как бы сказали твои любимцы, «чувствование-подобно-самому-себе-доверия».

И вот, мой мальчик...

Когда только что сказанное было уяснено разумом, тогда именно во мне и возникла идея осуществить через этого моего первого земного друга задачу, для которой и состоялся этот мой второй персональный спуск.

Тогда я и начал всякие наши разговоры намеренно наводить на вопрос об обычае жертвоприношения.

Несмотря на то, мой мальчик, что протекло уже очень много времени с тех пор, когда я разговаривал с этим моим земным другом, но пожалуй я и теперь еще могу дословно вспомнить и повторить один мой тогдашний разговор с ним.

Я хочу вспомнить и повторить тот именно тогдашний разговор, который был последним и послужил началом всех дальнейших событий, хотя и обусловивших для планетного существования этого моего земного друга страдательный конец, но зато приведших его к возможностям для вечного вселенского существования.

Этот последний разговор происходил в его доме.

На этот раз я начал уже открыто объяснять ему относительно совершенной нелепости и абсурдности обычая жертвоприношения.

Я говорил ему тогда следующее:

«Хорошо, у тебя есть религия, вера во что-то... Очень хорошо иметь веру во что бы то ни было, даже если точно не знать в кого и во что веришь и не представлять себе значения и возможностей того, во что веришь. Верить сознательно или даже совершенно бессознательно для всякого существа очень необходимо и желательно.

Желательно потому, что только благодаря вере появляется необходимая для всякого существа интенсивность существенского самосознания и оценка личного бытия, как частицы всего существующего во Вселенной.

Но причем тут существование другого существа, которое ты уничтожаешь и, главное, – во имя его создателя!?

Ведь и эта „жизнь“ для СОЗДАТЕЛЯ, который создал ее и твою, – точно такая же, как и твоя.

Благодаря твоей психической силе и твоей хитрости, т.е. тем именно свойственным тебе данным, которыми тот же наш ОБЩИЙ СОЗДАТЕЛЬ наделил тебя для усовершенствования твоего разума, ты пользуешься психической слабостью другого существа и уничтожаешь его существование.

Понимаешь ли ты, несчастный, какое в объективном смысле действительное злое деяние ты совершаешь этим?!

Во-первых, уничтожением существования других существ ты уменьшаешь для самого себя число факторов совокупности всех результатов, которые только и могут составить требуемые условия для мочи усовершенствоваться подобным тебе существам, а, во-вторых, этим самым ты определенно умаляешь или совершенно уничтожаешь надежды нашего ОБЩЕГО ОТЦА СОЗДАТЕЛЯ на вложенные в тебе, как в трехмозгном существе, возможности, на которые он и рассчитывает как на помощь СЕБЕ впоследствии.

Явная абсурдность такого ужасного существенского действия ясна уже из того, что ты воображаешь будто делаешь приятное, уничтожением существования другого существа, именно тому, кто намеренно создал и это существо.

Неужели в твою голову не приходит даже мысль, что если наш ОБЩИЙ ОТЕЦ СОЗДАТЕЛЬ создал эту самую „жизнь“, то наверное, для какой-либо определенной цели.

«Послушай», – сказал я ему дальше, – «подумай немного не так, как ты привык думать во все время своего существования, подобно „хорасанскому ослу“, а подумай немного честно и искренно, как свойственно думать „богоподобному-существу“, каким ты сам себя называешь.

Когда Бог создал тебя и этих существ, у которых ты уничтожаешь их существование, неужели тогда наш СОЗДАТЕЛЬ на лбах некоторых Своих творений написал, что эти существа должны быть уничтожены в Честь и во Славу Его?

Если серьезно и искренно подумать об этом, то всякий, даже идиот с „Альбионских островов“, способен будет понять, что этого никогда не могло быть.

Это выдумали только люди, называющие себя „богоподобными“, но, конечно, не тот, кто создал людей и этих других разных форм существ, которых люди уничтожают, якобы для Его угоды и удовольствия.

Для Него жизнь людей и жизнь существ всяких других форм не представляет никакой разницы.

И люди – „жизнь“, и существа других внешних форм – „жизнь“.

Им Самим премудро предусмотрено, чтобы природа приспособляла разность внешней формы существ в согласии с теми условиями и обстановкой, в каких предназначено протекать процессу существования той или другой формы „жизни“.

Возьми в пример самого себя: вот с этими самыми своими внутренними и внешними органами разве мог бы ты сейчас пойти броситься в воду и плавать, как рыба!

Конечно, нет! Потому что у тебя нет таких „жабр“, „плавников“ и такого „хвоста“, какие имеет рыба, т.е. „жизнь“, которой предназначено существовать в той сфере, какой является „вода“.

Если бы ты вздумал броситься в воду, то моментально задохнулся бы и пошел бы ко дну на закуску тех же рыб, которые в той, свойственной им, сфере, конечно, окажутся бесконечно сильнее тебя.

В таком же положении находятся и рыбы. Разве могла бы какая-либо из рыб прийти теперь к нам, посидеть с нами за этой трапезой и „в компании“ выпить этого „зеленого чая“ который мы сейчас пьем?

Тоже, конечно нет, потому что она не имеет соответствующих органов для такого рода проявления.

Она создана для воды и все ее как внутренние, так и внешние органы приспособлены для требуемых проявлений в воде. Она может хорошо и удачно проявляться и выполнять предназначенный Творцом смысл ее существования только в этой, свойственной ей, сфере.

Точно также и твоя внешность и все твои внутренние органы созданы нашим общим творцом соответствующим образом. Тебе даны ноги, чтобы ты ходил; даны руки, чтобы приготовлять и брать требуемую тебе пищу; твой нос и связанные с ним органы приспособлены для того, чтобы ты мог воспринимать и трансформировывать в себе те космические вещества, какими в подобных тебе трехмозгных существах облекаются оба высшие существенские тела, на одно из которых уповается надежда нашего ОБЩЕГО ВСЕОБЪЕМЛЮЩЕГО ТВОРЦА в помощь Своим нуждам, в целях Им предвиденных осуществлений для блага всего существующего.

Короче говоря, нашим ОБЩИМ ТВОРЦОМ предвидено и дано соответствующее начало Природе, чтобы она облекала и приспособляла все твои, как внутренние, так и внешние, органы согласно той сфере, в которой предназначено протекать процессу существования существ такой системности мозгов, какой именно являешься ты.

Очень хорошим примером для выяснения этого может служить твой „собственный осел“, который в данный момент стоит на привязи в твоей конюшне.

Даже в отношении этого твоего „собственного-осла“ ты злоупотребляешь данными тебе нашим общим творцом возможностями, так как и этот осел, если в данный момент и стоит принужденно в неволе, в твоей конюшне, то стоит только потому, что он создан двухмозгным, а создан он двухмозгным потому, что такая именно организация его общего наличия необходима для общекосмического существования на планетах.

И вследствие этого в наличии твоего осла законно отсутствует возможность „логического-мышления“, следовательно, он должен законно являться, как ты определяешь, существом „неразумным“ или „глупым“.

А ты, хотя ты и создан не только для сказанной цели общекосмического существования на планетах, но еще и как „надеждородная-нива“ будущих упований нашего ОБЩЕГО ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕГО ТВОРЦА, т.е. создан с возможностями облекать в своем наличии то „высшее-священное“, для возможного возникновения которого и был сотворен Им весь ныне существующий наш Мир, тем не менее, несмотря на данные тебе сказанные возможности, именно несмотря на то, что ты создан трехмозгным, т.е. с возможностями „логического-мышления“, ты это свое священное свойство не применяешь для предназначенной цели, а проявляешь как „хитрость“ в отношении других его творений, как в данном случае в отношении этого твоего собственного осла.

Этот твой осел, за исключением имеющихся в тебе возможностей сознательно облекать в своем наличии упомянутое „высшее-священное“, представляет для общекосмического процесса, а следовательно для нашего ОБЩЕГО ТВОРЦА, такую же ценность, как и ты, так как каждый из вас предназначен для какой-либо определенной цели, какие определенные, отдельные цели в совокупности и осуществляют смысл всего существующего.

Разница между тобой и твоим собственным ослом только в форме и качестве функционизации внешней и внутренней организации в ваших общих наличиях.

Например, у тебя только две ноги, а у осла целых четыре и при этом любая из них несоразмеримо сильнее твоих. Можешь ли ты на этих твоих слабых ногах тащить на себе столько, сколько может этот осел?

Конечно нет, потому что твои ноги тебе даны только для ношения себя самого и того немногого, что необходимо для природой предусмотренного нормального существования трехмозгного существа.

А такое на первый взгляд кажущееся несправедливое со стороны нашего справедейшего творца распределение сил и мощности сделано через Великую Природу только потому, что то излишество космических веществ, которое предусмотрительно разрешается тебе творцом и Природой для использования, в целях твоего личного усовершенствования, твоему ослу не дано, а вместо этого сама Великая Природа это же излишество космических веществ трансформировывает в его наличии для сил и мощности некоторых его органов, конечно, без личного осознания этого самим ослом, только для существования в настоящем, и потому это дает ему возможность несравненно больше и лучше твоего выявлять сказанную мощь.

А эти разномощные выявления разных форм существ в совокупности и могут осуществлять те именно внешние условия, в которых только и возможно для подобных тебе, т.е. трехмозгных существ, сознательное усовершенствование вложенного в их наличие „зачатия-разума“ до требуемой градации чистого объективного разума.

Повторяю, все без исключения существа всех системностей мозгов, возникающие и существующие на Земле, в земле, в воде и в воздухе, как большие, так и самые малые, для нашего общего творца все одинаково необходимы для общей гармонии существования всего существующего.

И так как все перечисленные формы существ в общей сложности осуществляют требуемую для нашего СОЗДАТЕЛЯ форму процесса существования всего существующего, то потому для Него сущность любого существа является одинаково Ему ценной и одинаково дорогой.

Все существа для нашего ОБЩЕГО ТВОРЦА только части существования целой Им одухотворенной сущности.

А что же мы видим теперь здесь?

Одна форма из существ, Им сотворенных, именно та форма существ, в наличие которых Он и вложил все свое упование для будущих благ всего существующего, пользуясь имеющимися в них преимуществами, стала господствующей над другими формами и уничтожает здесь их существование направо и налево, да еще, якобы, „во Имя Его“.

Весь ужас в том, что, хотя здесь и происходит такое феноменальное противобожеское деяние в каждом доме и на каждой площади, никому из этих несчастных даже в голову не приходит, что эти существа, существование которых я или мы сейчас уничтожаем, одинаково дороги Тому, Кто сотворил их, и что если и эти и другие формы существ созданы Им, как и мы, то наверное для какой-нибудь цели».

После всего этого сказанного, я тогда тому тамошнему приятелю жрецу Абдилу еще сказал:

«А всего досаднее, что любой человек, который уничтожает в честь своих почитаемых кумиров существование других существ, делает это от всего своего сердца и убежден без всякого сомнения, что он этим делает „благое“ и „доброе“ дело.

Я вполне уверен, что если бы каждый из них осознал, что уничтожением существования любого другого существа он делает для настоящего Бога и всякого настоящего Святого не только злое дело, но даже этим причиняет в их сущности печаль и сокрушение о том, что в Великой Вселенной имеются такие „богоподобные“ существа-изверги, которые по отношению к другим творениям нашего ОБЩЕГО ТВОРЦА могут проявлять себя так бессовестно и безжалостно, если бы, повторяю, люди сознали это, то, наверное, никто из них, тоже от всего сердца, не стал бы больше уничтожать существование других форм существ для жертвоприношения.

Пожалуй, тогда и на Земле начала бы осуществляться восемнадцатая личная заповедь нашего ОБЩЕГО СОЗДАТЕЛЯ, гласящая:

„Любите всякое дыхание“.

Приношение Богу жертв уничтожением существования других Его творений, – то же самое, как если бы сейчас ворвался кто-либо с улицы в твой дом и без всякой причины начал бы уничтожать все находящееся здесь в твоем доме „добро“, которое ты годами собирал и для приобретения которого ты тоже годами трудился и страдал.

Подумай, но подумай опять-таки искренно и представь себе только что мною сказанное и ответь, было ли бы тебе приятно и стал ли бы ты за это благодарить того ворвавшегося с улицы нахала-разбойника.

Конечно, нет! Без конца раз нет!

Наоборот, ты всем своим существом возмутился бы и захотел бы наказать этого разбойника и всеми фибрами твоей психики стал бы стараться придумать, как бы отомстить ему за это...

Ты сейчас, наверно, мне ответишь, что хотя это действительно так, но „я ведь только человек“!

Это верно, что ты только человек. Хорошо, что Бог есть Бог и не такой мстительный и злой, как человек.

Он, конечно, не накажет тебя и не будет тебе мстить, как ты наказал бы упомянутого разбойника, который уничтожил твою собственность и твое, годами накопленное, добро.

Слов нет, Бог за все прощает. Это даже стало законом в Мире.

Но Его творения, в данном случае люди, не должны злоупотреблять этой Его всемилостивейшей и всюду проникающей добротой и обязаны не только беречь, но даже поддерживать Им сотворенное.

А люди у нас на Земле даже поделили все другие формы здешних существ на каких-то „чистых“ и „нечистых“.

Скажи, чем они руководствовались, когда делали такое подразделение?

Почему, например, баран – „чистый“, а лев – „нечистый“? Разве оба не одинаково – существа?!

Это тоже выдумали люди... А почему они это выдумали и так подразделили? Просто потому, что баран существо очень слабое и вдобавок глупое и они могут с ним поэтому делать, что угодно.

А льва люди назвали „нечистым“ только потому, что со львом они что угодно делать не смеют.

Лев умнее, а главное – сильнее их.

Лев не только не даст уничтожить себя, но даже не позволит людям близко подойти к себе. А если кто-либо из людей как-нибудь осмелится близко подойти к нему, то этот „господин-лев“ так даст подошедшему по башке, что у такого смельчака моментально собственная его жизнь полетит туда, где „люди с острова Альбион“ еще не бывали.

Повторяю, лев „нечистый“ только потому, что люди его боятся; он в сто раз выше и сильнее их; а баран „чистый“ только потому, что он намного слабее их, и, опять-таки, повторяю, – во много раз глупее их.

Каждое существо, согласно своей природе и по градациям своей разумности, перешедшей к нему по наследственности, достигнутой его предками, занимает свое определенное место среди других форм существ.

Хорошим примером для выяснения только что мною сказанного может служить разность уже определенно скристаллизовавшегося наличия психики твоей собаки и твоей кошки.

Если эту твою собаку ты будешь немного баловать и приучать к тому, что тебе именно нравится, то она сделается очень послушной тебе и до унижения ласковой с тобой.

Она будет за тобой бегать и выкидывать всякие „сальто-мортале“ только для того, чтобы еще больше нравиться тебе.

Ты можешь с ней фамильярничать, можешь бить, оскорблять ее, она никогда на тебя не рассердится и всегда будет еще более унижаться перед тобой.

Теперь попробуй-ка то же самое сделать с твоей кошкой.

Как ты думаешь? Будет она на твои оскорбления отвечать тем же, чем на них отвечала собака и проделывать для твоего удовольствия то же унизительное „сальто-мортале“? Конечно, нет!

Если у кошки не хватает физической силы, чтобы сейчас же наказать тебя за эти оскорбления, то она будет это твое отношение к ней долго помнить и когда-нибудь все же за него чем-нибудь отомстит.

Говорят, бывали, например, не раз случаи, что кошка перегрызала спящему человеку горло. Я этому вполне верю, зная, какие мотивы могут быть у кошки для подобного поступка.

Нет, кошка постоит за себя, она знает себе цену, она горда. И это только потому, что она кошка и ее природа на том месте разумности, на каком по заслугам своих предков и должна быть.

Во всяком случае, никакое существо, также и человек, не должен обижаться за это на кошку.

Чем она виновата, что она кошка и что ее наличие, благодаря заслугам ее предков, занимает такую градацию по „Самосознанию“?

Кошку за это не надо ни ненавидеть, ни бить, ни оскорблять, напротив, надо отдавать ей должное, как занимающей на лестнице эволюции „Самосознания“ более высокую ступень».

Недаром, относительно взаимного отношения существ, бывший знаменитый пророк с планеты «Дезагроанскрад», великий «Архунило», в настоящее время уже помощник главного следователя всего Мегалокосмоса, о деталях объективной морали как-то сказал:

«Если существо по разумности выше тебя, следует всегда преклоняться перед ним и стараться во всем подражать ему; если же оно ниже тебя, надо быть с ним справедливым, потому что и ты когда-то занимал такое же место по Священному Измерителю градаций разумности нашего ТВОРЦА ВСЕДЕРЖИТЕЛЯ».

И вот, дорогой мой мальчик, особенно этот мой последний разговор с этим моим земным приятелем произвел на него настолько сильное впечатление, что он после этого в течение двух дней все думал и думал.

Короче говоря, результатом всего этого было то, что этот жрец Абдил в конце концов стал сознавать и ощущать относительно обычая жертвоприношения почти так, как действительно подобает.

Через несколько дней после этого моего разговора с ним был один из двух больших религиозных праздников всего Тиклямыша, называвшийся «Задик», и в том храме, где мой приятель Абдил состоял первым жрецом, он после храмовой церемонии, вместо обычной религиозной речи, начал вдруг говорить о жертвоприношении.

Я в этот день случайно тоже попал в этот большой храм и был в числе слушателей его речи.

Несмотря на то, что тема его речи для подобных случаев и в подобном месте была необычна, она, однако, никого не поразила, так как жрец Абдил на этот раз говорил небывало хорошо и красиво.

Действительно, он говорил настолько хорошо и искренно и в этой своей красивой речи приводил так много убедительных и картинных примеров, что многие из находящихся там существ «Куркаляйя» во время его речи начали даже плакать навзрыд.

Сказанное им произвело на всех его прихожан настолько сильное впечатление, что хотя речь его против обыкновения затянулась вместо полу или одного часа до следующего дня, тем не менее, даже после окончания ее, никто не хотел расходиться, и долгое время все стояли как зачарованные.

С этого же дня отрывки из его речи начали распространяться и среди тех, кто не слыхал ее лично.

Интересно отметить, что тогда было принято, чтобы жрецы существовали только подношениями своих прихожан, также и этот жрец Абдил всякие продукты для своего обычного существования имел от прихожан в виде подношений разных жаренных и варенных, так называемых «трупов» разных внешних форм существ, как-то: «кур», «гусей», «баранов» и т.п. Так вот, после этой знаменательной речи никто не стал делать ему таких обычных подношений, а стали приносить и присылать только фрукты, цветы, какие-либо рукоделия и тому подобное.

Этот мой земной приятель с первого же дня после своей этой речи сразу стал для всех горожан города Куркаляй, как там вообще в таких случаях говорят, – «модным жрецом», и не только храм, в котором он состоял жрецом, всегда переполнялся существами города Куркаляй, но его стали умолять, чтобы он приходил говорить речи и в другие храмы.

Такие речи относительно жертвоприношения он произносил много раз и с каждым разом число его поклонников все росло и росло, так что скоро он стал популярным не только среди существ города Куркаляй, но и всего Тиклямыша.

Не знаю, чем бы все это кончилось, если бы все жречество, т.е. существа-люди той же профессии, какую имел и мой приятель, не заволновалось и, обеспокоенное его популярностью, не восстало бы против всего того, что он проповедывал.

Очевидно, его коллеги испугались, что с исчезновением обычая жертвоприношения они не будут уже иметь такого хорошего дохода и что авторитетность их начнет ослабевать, а в конце концов и совсем уничтожится.

С каждым днем число врагов жреца Абдила все росло и вместе с тем, чтобы как-нибудь уронить или уничтожить его популярность и значение, появлялись в отношении его все новые выдумки и наговоры.

Коллеги его начали произносить в своих храмах речи, доказывая совершенно противоположное тому, что в своих речах говорил жрец Абдил.

И, наконец, дошло до того, что жречество начало уже подкупать разных существ со свойствами «Хаснамус», чтобы они придумывали и осуществляли всякие подлости в отношении этого бедного Абдила. И действительно, эти земные ничтожества с упомянутыми свойствами несколько раз даже пытались уничтожить его существование через подсыпание яда в приносимые ему разные съедобные подношения.

Несмотря на все это, с каждым днем увеличивалось также и число искренних поклонников его проповедей.

Наконец, вся корпорация жречества не вытерпела и в один печальный для моего приятеля день устроила над ним общежреческий суд, продолжавшийся в течение четырех дней.

Приговором этого общежреческого суда этот мой земной приятель был не только совершенно исключен из жреческого сословия, но на этом же собрании коллегами его были организованы и дальнейшие способы гонения на него.

Конечно, это мало-помалу сильно повлияло на психику обыкновенных существ, и потому даже существа, окружавшие и почитавшие жреца Абдила, начали постепенно тоже избегать его и говорить всякие непристойные о нем вещи. И даже те, которые еще вчера присылали ему цветы и разные другие подношения и почти боготворили его, благодаря продолжавшимся наговорам, стали скоро также настолько ярыми его врагами, как будто он не только их лично оскорбил, но даже зарезал и уничтожил всех им близких и дорогих существ.

Такова уже психика существ этой оригинальной планеты.

Словом, из-за своего искреннего желания добра своим окружающим этот мой добрый приятель перенес очень и очень много. Это еще было бы, пожалуй, ничего, если бы не последний аккорд бессовестности со стороны коллег моего приятеля и других окружающих его земных «богоподобных» существ, который положил этому конец, а именно – он был ими убит.

Произошло это следующим образом:

У моего приятеля родных в городе Куркаляй совсем не было, так как он был родом из дальних мест.

Что же касается сотни слуг и других обыкновенных земных ничтожеств, окружавших его из-за его бывшего важного положения, то они за это время постепенно разошлись, потому что, конечно, мой приятель не имел уже прежнего значения.

В последнее время с ним оставалось только одно очень старое существо, которое долго существовало совместно с ним.

Собственно говоря, и этот старик остался при нем только из-за той старости, к которой большинство тамошних существ приходят благодаря ненормальному существенскому существованию, т.е. из-за совершенной негодности к чему бы то ни было требуемому в тамошних условиях существенского существования.

Ему просто некуда было деваться, потому он и не ушел от моего приятеля, а оставался существовать с ним даже во время потери им всякого значения и гонения на него.

Вот этот самый старик, в одно печальное утро зайдя в помещение моего приятеля, увидел, что тот убит и что его планетное тело разрублено на несколько кусков.

И он, зная, что я дружил с ним, сразу побежал ко мне и сообщил об этом.

Я тебе уже сказал, что я его полюбил как близкого. Потому, когда я узнал об этом ужасном факте, в цельном моем наличии чуть не произошел «Скиникунарцино», т.е. чуть не оборвались связи между моими отдельными существенскими центрами.

Когда в тот же день возникло опасение, что те же или другие такие же бессовестные существа могут еще издеваться и над частями его планетного тела, я первым долгом решил предупредить возможность осуществления хотя бы такого их злого умысла.

И потому я немедленно за очень большие деньги нанял несколько соответствующих существ и тайно от других унес его планетное тело и временно поместил его на моем «сельчане», т.е. на моем плоту, который стоял недалеко на реке «Оксосерия», где я еще оставил его, так как думал отсюда на нем же отплыть обратно опять на море Кольхидюс к нашему судну Оказия.

Печальный конец существования моего приятеля не помешал тому, чтобы произведенное на многих, даже очень многих его проповедями и убеждениями сильное впечатление дало свои результаты.

Действительно, количество убийств для жертвоприношений начало очень заметно уменьшаться, и было видно, что само время может сделать многое и что, если этот обычай и не уничтожится совсем, то, по крайнем мере, намного сократится.

Для меня пока и этого уже было достаточно.

А так как мне более оставаться там было незачем, я и решил немедленно вернуться обратно на море Кольхидюс и уже там обдумать, как дальше быть с планетными телом моего друга.

Когда я прибыл на наше судно Оказия, я застал там эфирограмму с Марса, в которой мне сообщалось о прибытии туда еще партии существ с планеты Каратаз и о желательности моего скорейшего возвращения.

Благодаря этой эфирограмме мне пришла в голову очень оригинальная идея, а именно, я вздумал планетное тело моего приятеля не оставлять на планете Земля, а взять с собой на планету Марс и там уже предать его в лоно космической концентрации, называющейся планета «Марс».

Я решил осуществить эту мою идею ввиду опасения, что ненавидящие моего приятеля враги станут искать его планетное тело и если случайно узнают, где оно предано наличию этой планеты или, как твои любимцы говорят, – «похоронено», то без сомнения разыщут его и станут производить над ним те или иные нежелательные действия.

Итак, с моря Кольхидюс я скоро на судне Оказия поднялся на планету Марс и уже там наши и несколько добрых марсиан, узнав о событиях, случившихся на планете Земля, приняли очень заботливое участие в совершении установленного обычая над привезенным мною планетным телом.

Они «похоронили» его с принятыми на планете Марс обрядностями и над этим местом воздвигли соответствующее сооружение.

Во всяком случае, это первая и наверное последняя, как твои любимцы называют, «могила» для существ планеты Земля на этой такой близкой, в то же время такой далекой и совершенно недоступной для земных существ планете Марс.

Впоследствии я узнал, что эта история дошла и до сведения Всечетвертьдержителя Превеличайшего Архиархангела Сетреноцынару, являющегося Всечетвертьдержителем той части Вселенной, к которой принадлежит и эта система Орс, и что он выразил по этому поводу свое одобрение и дал, кому следует, повеление относительно души этого моего земного приятеля.

На планете Марс меня, действительно, ожидали несколько новоприбывших с планеты Каратаз существ нашего племени. Кстати сказать, в числе них была также твоя бабушка, которая, согласно указаниям главного «цирликнера» планеты Каратаз, была предназначена мне как пассивная половина для дальнейшего продолжения моего рода.

 
<<<   Глава 18. Архифантазия   Глава 20. Третий прилет Вельзевула на планету "Земля"   >>>

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру