Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Книги Гурджиева arrow Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку arrow Глава 18. Архифантазия
Глава 18. Архифантазия

Дальше Вельзевул продолжал так: – Поводом первой встречи с тем трехцентровым существом, у которого я увидел упомянутые эксперименты с вездесущим Окиданохом и которое существо впоследствии сделалось моим «сущностным-другом», послужило следующее:

Чтобы иметь лучшее представление относительно событий данного моего рассказа, тебе очень необходимо прежде всего знать также о том, что в самом начале моей ссылки в эту солнечную систему одни мои сущностные друзья, непричастные к событиям, послужившим причиной моей ссылки, а именно друзья, находившиеся тогда здесь, произвели над некоторыми соответствующими трехмозгными существами этой системы относительно моей личности тот священный процесс, который существует во Вселенной под наименованием «Священный-Взнушлицвал», т.е. в наличии сказанных трехмозгных существ посредством другого священного космического процесса, называющегося «Аскальнуазар», относительно моей личности было привито то существенское, что объективная наука определяет понятием «Подобосамомусебедоверие».

И вот, когда в самом начале моего прибытия в эту солнечную систему Орс я стал бывать на разных планетах этой системы и когда я в первый раз спустился на поверхность планеты Сатурн, то оказалось, что одним из таких существ, подвергшихся относительно моей особы священному действию «Взнушлицвал», был также сам, как его там называют, «Харахрахрухри» над всеми трехцентровыми существами, возникающими и существующими на этой планете Сатурн.

«Харахрахрухри» на планете Сатурн называется такое существо, которое является единым главой над всеми прочими существами этой планеты.

Такие существа-главы существуют и на всех других планетах, на которых водятся трехмозгные существа, и их на разных планетах именуют разно; а на твоей планете Земля такого главу называют «Царь».

Разница только в том, что всюду, даже на планетах этой же системы, имеется для всей данной планеты один такой «царь», а на твоей оригинальной планете Земля для каждой, случайно отделившейся группы этих твоих любимцев, имеется один отдельный царь, а иногда даже несколько таких самостоятельных «царей».

Итак...

Когда я спустился в первый раз на поверхность планеты Сатурн и начал водиться с тамошними трехцентровыми существами, то случилось так, что на другой же тамошний день мне пришлось иметь свидание с упомянутым «Харахрахрухри», который во время, как говорят, «обмена-субъективных-мнений» предложил мне на все время моего пребывания на их планете иметь основным местом моего существования в его собственном «хархурхи», т.е. в его «дворце».

Я так и сделал.

И вот, мой мальчик, однажды, когда мы разговаривали просто, согласно течению так называемого «существенско-ассоциативного-мышления», мы, между прочим, коснулись вопроса относительно того, какие иногда странные результаты осуществляются проявлениями особенностей вездесущего Окиданоха. Вот тогда именно почтенный «Харахрахрухри» планеты Сатурн и сказал мне впервые, что один из его подданных ученых-существ, по имени «Хархарх», недавно изобрел для выяснения многих до тех пор не выясненных свойств этого космического вещества в высшей степени интересные искусственные приспособления, которые он называет «рхахарахр», а главную показательную часть всего этого своего нового изобретения называет «хрхахархцаха».

И далее он предложил мне, что если мне угодно, то он сделает соответствующее распоряжение о том, чтобы мне показали все эти новые изобретения и дали бы относительно них возможные объяснения.

Результатом всего этого было то, что я на другой же день в сопровождении одного из приближенных этого почтенного «Харахрахрухри» отправился к месту существования того самого Горнахура Хархарха, у которого я и увидел впервые те, тогда еще новые, выяснительные эксперименты с вездесущим Окиданохом.

Горнахур Хархарх, как я уже сказал, стал впоследствии моим сущностным другом. Он считался тогда во всей Вселенной одним из лучших ученых из среды обыкновенных трехмозгных существ; всякие его констатирования, а также изобретенные им выяснительные аппараты уже распространялись повсюду, и прочие ученые существа на разных планетах начинали тогда пользоваться ими все больше и больше.

Кстати не мешает заметить, что и я, только благодаря его учености, позже, на планете Марс, стал иметь в моей обсерватории то Тескуано, которое, после окончательной его установки, дало моему «зрению» возможность воспринимать «видимость» или, как говорят, «приближало-видимость» дальних космических сосредоточений в семь миллионов двести восемьдесят пять раз.

Собственно говоря, благодаря этому именно Тескуано впоследствии моя обсерватория и стала во всей Вселенной считаться одним из самых лучших подобных искусственных сооружений. А главное, благодаря такому Тескуано я сам с тех пор стал иметь полную возможность, даже оставаясь дома, т.е. на планете Марс, почти свободно видеть и наблюдать процессы существования, происходившие на поверхности тех частей других планет этой солнечной системы, которые, согласно так называемому «общесистемному-гармоническому-движению», в данный момент могли восприниматься «существенским-зрением».

После того как Горнахур Хархарх осведомился, кто мы такие и зачем мы пришли, он подошел к нам и тут же очень любезно начал свои объяснения.

Прежде чем пересказывать тебе тогдашние его объяснения, по-моему, не мешает раньше раз навсегда предупредить тебя, что все разговоры, которые я имел с разными трехцентровыми существами, возникающими и существующими на разных планетах в той системе, где я принужден был существовать за мои «грехи-молодости», и каковые именно я и собираюсь передавать тебе за время этого нашего путешествия на пространственном судне Карнак, как, например, в данном случае – разговор с этим Горнахуром Хархархом, – все они происходили на совершенно еще незнакомых тебе разговорных наречиях, иногда даже, кстати сказать, на таком наречии, созвучия которого были весьма трудно воспроизводимыми нормальными существенскими функциями, служащими для этой цели.

Ввиду этого, мой мальчик, я не буду повторять такие разговоры дословно, а передавать тебе только смысл их на нашем «разговорном языке», но, конечно, буду продолжать употреблять те всякие «термины» и «специфические-наименования» или, вернее сказать, те созвучия, производимые существенскими, так называемыми «голосовыми-связками», которые употребляются твоими любимцами на планете Земля и которые за время моих рассказов о них, благодаря моим многократным повторениям, стали уже для тебя привычными и легко воспринимаемыми.

Да ... следует еще, кстати, заметить, что слово «Горнахур» трехмозгные существа на планете Сатурн применяют для величания друг друга, произнося его перед именем того, к кому они обращаются.

Это подобно тому, как твои любимцы с планеты Земля также придумали добавлять к имени каждого другого слово «Господин» или целую бессмысленную фразу, выражающую такое понятие, относительно какого понятия наш почтенный Молла Наср-Эддин имеет следующее изречение.

А именно, он говорит: «Все-таки в нем больше действительности, чем в мудрованиях „знатока“ обезьяньего дела».

Итак, мой мальчик...

Осведомившись о том, что от него требуют, мой будущий сущностный друг Горнахур Хархарх знаком пригласил нас ближе к одному из отдельных специальных приспособлений его создания, что, как после оказалось, и было им названо «хрхахархцаха».

Когда мы подошли ближе к сказанному специальному и очень странному сооружению, он, указывая на него одним из перьев своего правого крыла, сказал:

«Вот это специальное приспособление и есть самая главная часть всего моего нового изобретения и в ней и обнаруживаются и показываются результаты почти всех особенностей вездесущего вещества Окиданох».

И далее, указывая на все прочие, там же в «кхрх» находящиеся отдельные специальные приспособления, он добавил:

«Чрезвычайно важные выяснения относительно вездесущего и всюду возникающего Окиданоха мне удалось получить потому, что благодаря всем этим отдельным мною изобретенным, специальным приспособлениям, приобреталась возможность получить сначала из всяких происходящих напланетных и впланетных процессов все три основные части вездесущего Окиданоха и искусственно слить их опять в одно целое, а потом, также искусственно раздробляя, выяснить специфические свойства каждой его части в отдельности в ее проявлениях».

Сказав это, он указал опять на «хрхахархцаха» и добавил, что благодаря этому выяснительному «аппарату», всякое обыкновенное существо не только может ясно понять детали свойств всех трех совершенно самостоятельных, одна с другой ничего общего в своих проявлениях не имеющих, частей «Уник-Активного-Элемента», особенности которого являются главной причиной всего существующего во Вселенной, но также каждое обыкновенное существо может категорически убедиться в том, что всякие результаты, нормально полученные от процессов, происходящих с этим вездесущим мировым веществом, никогда существами ни восприниматься, ни ощущаться не могут; воспринимаются же некоторыми существенскими функциями только те результаты упомянутых процессов, которые происходят почему-либо ненормально, по причинам, приходящим со стороны и исходящим или от сознательных источников или от случайных механических результатов.

Та часть нового изобретения Горнахура Хархарха, которую он сам называл «хрхахархцаха» и которую считал самой главной, по внешнему виду очень походила на «тирцикиано», или, как бы сказали твои любимцы, – на «громадную-электрическую-лампу».

Это специальное искусственное приспособление с внутренней стороны представляло собой подобие небольшой комнаты с одной дверью, закрывающейся совершенно герметически.

Стенки этого оригинального сооружения были сделаны из некой прозрачной массы, видимость которой напоминала то, что на твоей планете называют «стекло».

Как я после узнал, главная особенность сказанной «прозрачной-массы» заключалась в том, что, хотя существа посредством органа зрения и могли воспринимать сквозь нее видимость всяких космических сосредоточений, но эта масса не пропускала через себя ни извне внутрь, ни изнутри вовне, никаких лучей, возникающих от каких бы то ни было причин.

Когда я начал рассматривать эту часть упомянутого удивительного существенского изобретения, я сквозь ее прозрачные стенки ясно мог различить, что внутри, в самой середине, стояли нечто вроде стола и двух стульев, а над столом висели три одинаковых «нечто», вроде теперешних на планете Земля «электрических ламп», очень похожие на «момонодуары».

На столе и рядом с ним лежали и стояли несколько разных, мне пока незнакомых, аппаратов и инструментов.

Позже выяснилось, что как упомянутые, находившиеся внутри этого «хрхахархцаха» предметы, так и все то, что нам потом пришлось надеть на себя, было изготовлено из особых материалов, изобретенных тем же Горнахуром Хархархом.

Впрочем и относительно этих материалов я тебе немного подробнее объясню в свое время, в течение дальнейших объяснений касательно изобретений Горнахура Хархарха.

А пока прими во внимание, что, кроме уже упомянутого «хрхахархцаха», в громадном «кхрх» или в «ателье» Горнахура Хархарха стояли еще несколько больших самостоятельных приспособлений, в числе которых были два совсем особые, так называемые «жизньчакан», которые сам Горнахур Хархарх называл «крхррхихирхи».

Интересно отметить, что подобие «жизньчакан» или «крхррхихирхи» имеется также и у твоих любимцев, которые такой аппарат называют «динамомашина».

Там стояло также отдельно одно тоже самостоятельное большое приспособление, которое, как после выяснилось, было особой конструкции специальный «солухнорахуна», или, как бы сказали твои любимцы, «сложной-конструкции-насос-для-выкачивания-атмосферы-до-абсолютной-пустоты».

Пока я с удивлением разглядывал все сказанное, сам Горнахур Хархарх подошел к упомянутому «особой-конструкции-насосу» и левым своим крылом подвинул одну из его частей, благодаря чему в этом насосе началась работа какого-то механизма. После этого он опять подошел к нам и, указывая тем же специальным пером своего правого крыла на самую большую «жизньчакан», или «крхррхихирхи» или, наконец, на «динамомашину», продолжал свои дальнейшие объяснения.

Он сказал, что вначале посредством этого специального приспособления из атмосферы или из всякого впланетного и напланетного образования «всасываются» в отдельности имеющиеся в них все три самостоятельные части вездесущего активного элемента Окиданох и только после того эти отдельные его самостоятельные части уже в самой этой «крхррхихирхи» искусственно, известным образом сливаются опять в одно целое. Окиданох уже в обычном своем состоянии протекает и концентрируется вон в то «вместилище». При этом он опять тем же своим специальным пером указал на нечто, очень похожее на так называемый «генератор».

«А уже оттуда», – сказал он, – «Окиданох протекает вон в ту другую „крхррхихирхи“ или „динамомашину“ и через ее посредство с ним происходит процесс „Джартклом“ и каждая его отдельная часть сосредоточивается вон в тех других „вместилищах“», и он на этот раз указал на что-то, подобное так называемым «аккумуляторам».

И только тогда я из этих второстепенных „вместилищ“ разнообразными искусственными приспособлениями беру каждую активную часть Окиданоха в отдельности для своих выяснительных экспериментов.

Первым долгом, – продолжал он, – я продемонстрирую вам один из тех результатов, когда в процессе стремления отдельных частей вездесущего Окиданоха слиться опять в одно целое почему-либо отсутствует одна из его активных частей.

В настоящий момент это специальное сооружение заключает в себе пространство действительно абсолютной пустоты, достигнутой, кстати сказать, только благодаря особому устройству выкачивающего насоса, а также особому по своим свойствам и крепости материалу, из которого сделаны стенки данной части моего изобретения. Из особенного качества материала сделаны и инструменты, посредством которых только и возможно производить эксперименты в абсолютной пустоте».

Сказав это, он передвинул еще какой-то рычаг и опять продолжал:

«Благодаря последней сделанной мною перестановке одного из рычагов, в данный момент в этом абсолютно пустом пространстве начался тот процесс, когда с отдельными частями вездесущего Окиданоха происходит так называемое „стремление-слиться-опять-в-целое“.

Но, вследствие того, что намеренно, со стороны „могущего“ разума, как в данном случае с моей стороны, в упомянутом процессе искусственно исключено участие третьей части Окиданоха, которая существует под наименованием „Парихрахатнатиус“, сказанный процесс там, в данный момент, и происходит только между двумя его частями, а именно между теми его двумя самостоятельными частями, которые в науке именуются: первая – „Аноднатиус“, а вторая – „Катоднатиус“. И по причине всего только что сказанного там, вместо долженствующего быть закономерного результата от слития трех частей, в данный момент осуществляется тот незакономерный результат, который существует под наименованием „результата-процесса-взаимного-слития-двух-противоположных-сил“ или, как это выражают обыкновенные существа, – „причина-искусственного-света“.

Происходящее в данный момент там, в этом абсолютно пустом пространстве „стремление-слиться-опять-в-целое“ двух активных частей вездесущего Окиданоха имеет силу, исчисляемую объективной наукой в три миллиона сорок тысяч, так называемых „пружанос“ или, как еще говорят, „вольт“ напряжение каковой силы показывается стрелкой вон того специального приспособления».

И он, указав на «нечто», очень похожее на существующий тоже на твоей планете аппарат, который называется там «вольтметр», сказал:

«Одно из преимуществ этого моего нового изобретения для демонстрации данного явления заключается в том, что, несмотря на необычную мощность происходящего там теперь процесса „силы-стремления“, долженствующие получиться и исходить от такого процесса так называемые „сальничицинуарные-инерционные-колебания“, которые, кстати сказать, большинство существ считают тоже „лучами“, не исходят вне из места их возникновения, т.е. из этого искусственного сооружения, в котором и выясняются особенности вездесущего Окиданоха.

А для того, чтобы существам, находящимся вне этой части моего изобретения, все же было возможно выяснить силу и данного процесса, я состав массы стенок моего сооружения намеренно сделал в одном месте таким, чтобы она пропускала через себя упомянутые „сальничицинуарные-инерционные-колебания“ или „лучи“».

Сказав это, он подошел ближе к «хрхахархцаха» и нажал какую-то кнопку, в результате чего весь его громадный «кхрх» или «ателье» вдруг так осветился, что наши органы зрения временно перестали функционировать и только по прошествии довольно долгого времени мы могли с большим трудом поднять веки и кое-как смотреть на окружающее.

Когда мы немного пришли в себя и Горнахур Хархарх передвинул еще какой-то рычаг, вследствие чего все окружающее пространство приняло опять обычную видимость, он своим как всегда ангельским голосом сначала обратил наше внимание опять на «пружанометр», стрелка которого указывала все на те же цифры, а потом продолжал так:

«Вы видите что, хотя процесс столкновения двух противоположных составных частей вездесущего Окиданоха все еще и продолжается с прежней мощностью „силы-стремления“ и хотя та часть окружности данного сооружения, которая имеет свойство пропускать упомянутые „лучи“ еще открыта, несмотря на все это, теперь уже не стало больше того явления, которое обыкновенные существа определяют как „причина-искусственного-света“.

А не стало сказанного явления только вследствие того, что я последним моим передвижением известного рычага к процессу сталкивания двух составных частей Окиданоха прибавил приток третьей самостоятельной составной его части, которая начала пропорционально сливаться с другими двумя его частями, и благодаря этому результат, вытекающий от такого рода слития трех составных частей вездесущего Окиданоха, в противоположность процессу незакономерного слития его двух частей, уже не может быть воспринимаем существами никакими их существенскими функциями».

После сказанного объяснения Горнахур Хархарх предложил мне решиться вместе с ним войти в эту самую показательную часть всего его нового изобретения, чтобы там в ней самой стать очевидцем многих особых проявлений вездесущего и во все проникающего «Активного-Элемента».

Я, конечно, не долго думая, сразу решился и изъявил ему свое согласие.

Решился я сразу главным образом тогда по той причине, что от этого в моем существе ожидалось получиться никогда не изменяющееся и не разлагающееся «объективно-сущностное-удовлетворение».

Когда этот мой будущий сущностный друг получил мое согласие, он тут же дал одному из своих помощников соответствующее распоряжение.

Оказалось, что для осуществления предположенного требовалось предварительно делать разные приготовления.

А именно, его помощники прежде всего как на меня, так и на самого Горнахура Хархарха надели какие-то особые очень тяжелые «костюмы», вроде тех, какие твои любимцы называют «водолазные скафандры», но с очень многими наружу торчащими головками так называемых «болтов», и когда эти в высшей степени оригинальные костюмы были на нас надеты, те же его помощники начали в известной последовательности завинчивать головки этих «болтов».

С внутренней стороны упомянутых «скафандров», на концах сказанных «болтов» имелись, как оказалось, особые пластинки, которые известным образом прижимали части нашего «планетного-тела».

После и для меня стало окончательно ясно, что это было необходимо для того, чтобы с нашими планетными телами не произошло, так называемое, «тарануранура», или, как можно было бы иначе сказать, чтобы наши планетные тела не «рассыпались», что вообще происходит со всякими «напланетными» и «впланетными» образованиями, попавшими в совершенно безатмосферное пространство.

Кроме этих специальных костюмов, на наши головы надели еще «нечто» вроде так называемых тоже водолазных «шлемов», но с исходящими от них очень сложными, так называемыми «соединителями».

Один из этих «соединителей» назывался «хархринхрарх», что означало «поддержатель-пульсации», и представлял из себя нечто длинное, на подобие «резиновой трубки». Один ее конец посредством имевшихся на «шлемах» сложних приспособлений герметически пригонялся к месту на шлеме, соответствовавшему дыхательному органу, а другой ее конец после, когда мы уже вошли в ту странную «хрхахархцаха», привинтили к находившемуся там аппарату, имевшему в свою очередь связь с пространством, наличие которого соответствует «второй-существенской-пище».

Между мной и Горнахуром Хархархом был проведен так же особый «соединитель», через посредство которого мы, находясь уже внутри «хрхахархцаха», откуда атмосфера была выкачена до абсолютной пустоты, могли свободно сноситься друг с другом.

Один конец этого «соединителя», тоже при помощи особых приспособлений, имевшихся на том же «шлеме», известным образом пригонялся к моим так называемым органам «слуха» и «речи», а другой конец к тем же органам Горнахура Хархарха.

Таким образом, через этот «соединитель» между мною и моим будущим сущностным другом был установлен, как бы тоже сказали твои любимцы, своеобразный «телефон».

Без такого искусственного приспособления мы тогда никак не могли бы сноситься друг с другом главным образом потому, что Горнахур Хархарх был в то время еще существо с наличием, усовершенствованным только до состояния, называвшегося «священное-инкоцарно», а существо с таким наличием не только совершенно не может проявляться, но и не может и существовать в абсолютно пустом пространстве, даже в том случае, если ему в таком пространстве искусственно проводили бы продукты всех трех существенских пищ.

Из числа всех «соединений», имевшихся для разных целей на тех странных «скафандрах» и «шлемах», самым «любопытным» и, как говорят, «тонко-хитро-разумным» было то «соединение», которое великим ученым Горнахуром Хархархом было сотворено для того, чтобы и в «абсолютно-пустом-пространстве» «орган-зрения» даже обыкновенных существ мог воспринимать видимость всяких окружающих предметов.

Один конец этого удивительного «соединения» известным образом, тоже посредством имевшихся на «шлемах» приспособлений, пригонялся к нашим вискам, а другой конец соединялся с тем, так называемым «амскомутатором», который, в свою очередь, известным образом, через посредство так называемых «проволок» соединен был со всеми предметами, находившимися как внутри самого «хрхахархцаха», так и вне его, именно с теми предметами, видимость которых требовалась во время экспериментов.

Очень интересно отметить и то, что к обоим концам этого искусственного приспособления почти немыслимого для сознания существенского разума обыкновенных трехмозгных существ, в свою очередь были проведены два самостоятельных, тоже проволочных, соединения, через которые извне протекали особые, так называемые «магнитные токи».

Подобные соединения и сказанные особые «магнитные токи» были, как мне после тоже подробно объяснили, этим действительно великим ученым Горнахуром Хархархом созданы для того, чтобы в ученых трехмозгных существах, даже не усовершенствованных до «Священного-Инкоцарно», благодаря одному качеству «магнитного тока», для их сущностности «рефлектировалось» наличие упомянутых предметов и чтобы тем самым с их несовершенными органами существенского зрения осуществлялось восприятие реальности упомянутых предметов также и в этом пустом пространстве, где совершенно отсутствуют факторы или результаты разных космических сосредоточений с получающимися от них колебаниями, от осуществления которых только и возможна функционизация каких бы то ни было существенских органов.

Пригнав на нас сказанные очень тяжелые искусственные приспособления для возможного существования существ в несоответствующей сфере, помощники этого, тогда еще Великого Всевселенского ученого Горнахура Хархарха, опять-таки с помощью специальных приспособлений втащили нас в самую «хрхахархцаха» и, привинтив исходящие от нас другие концы искусственных «соединений» к имеющимся в самом «хрхахархцаха» соответствующим аппаратам, сами вышли и герметически закрыли за собою тот единственный путь, через который еще было возможно иметь какую-либо связь с так называемым «Из всего едино-представляющим миром».

Когда мы остались в этом самом «хрхахархцаха» одни, Горнахур Хархарх, переставив один из имевшихся там, так называемых, «рубильников», сказал:

«Теперь уже началась работа „насоса“, и он скоро выкачает все без исключения имеющиеся здесь результаты каких бы то ни было космических процессов, совокупность каковых результатов именно и представляет как основу и смысл, так и процесс поддержания существования всего существующего во всем этом „Из всего едино-представляющем мире“».

И дальше он полу саркастическим тоном добавил:

«Скоро мы будем совершенно изолированы от всего существующего и функционирующего во всей Вселенной; но благодаря моему новому изобретению и нами лично ранее достигнутым знаниям, мы имеем теперь возможность не только вернуться в сказанный мир и опять стать частицей всего существующего, но также скоро сподобиться стать безучастными очевидцами некоторых таких мировых законов, которые для непосвященных обыкновенных трехцентровых существ являются тем, что они называют: „великие-непостижимые-тайны-природы“, но что на самом деле является только естественными и очень немудреными „друг-от-друга-вытекающими-результатами“».

Пока он говорил, начало уже чувствоваться, что «насос», т.е. другая, тоже очень важная часть его нового изобретения, в совершенстве осуществляет предназначенную ему существенским разумом работу.

Чтобы ты лучше представил себе и понял относительно совершенства и этой части нового изобретения Горнахура Хархарха, надо непременно сказать тебе еще следующее:

Несмотря на то, что и мне лично, как тоже трехмозгному существу, только благодаря некоторым совершенно особым причинам, но все-таки много раз до этого приходилось попадать в безатмосферные пространства и иногда даже в течение довольно долгого времени существовать только при посредстве «Священного-Кримбулацунара», и что в моем наличие уже до этого было приобретено от частого повторения обыкновение, постепенно и почти не испытывая неудобства от изменяющегося наличия «второй-существенской-пищи», переходить из одной сферы в другую, какие изменения происходят в связи с изменениями наличия космических веществ, трансформирующихся и всегда имеющихся вокруг как больших, так и малых космических сосредоточений; и несмотря на то, что даже самые причины моего возникновения и дальнейший процесс моего существенского существования сложились и протекали совершенно особым образом, вследствие чего имеющиеся в моем наличии разные существенские функции постепенно до того стали, волей-неволей, тоже особенными, – тем не менее, выкачивание атмосферы упомянутым «насосом» начало тогда происходить с такой мощностью и на отдельные части всего моего наличия запечатлело такие сильные ощущения, что я и поныне могу очень ясно переживать процесс течения тогдашнего моего состояния и детально передать тебе о нем.

Это в высшей степени странное состояние началось во мне после начала выкачивания, когда Горнахур Хархарх стал полусаркастическим тоном говорить о предстоящем для нас положении.

Во всех моих трех «существенских-центрах», именно в тех моих трех центрах, которые вообще локализируются в наличии всякого трехцентрового существа и существуют под наименованиями «мыслительный», «чувствительный» и «двигательный» центры, – в каждом из них начали в отдельности очень странным и непривычным образом самостоятельно восприниматься определенные впечатления о том, что с отдельными частями моего общего «планетного-тела» стал происходить самостоятельный процесс священного «Раскуарно» и что космические кристаллизации, составляющие наличие этих частей, начали протекать опять «всуе».

В начале, так сказать, «инициатива-констатирования» происходила во мне обычным образом, т.е. согласно так называемой «центротяжестности-ассоциативного-переживания».

Но позже, когда сказанная «инициатива-констатирования» всего происходящего во мне постепенно почти незаметно начала становиться только функцией моей сущности, эта последняя не только сделалась единым всеобъемлющим инициатором констатирования всего происходящего во мне, но в ней только и стало восприниматься и зафиксироваться все без исключения вне ее новопроисходившее.

С этого момента сущность моя и начала уже непосредственно воспринимать впечатления и самостоятельно констатировать, что от происходившего тогда в моем общем наличии стали как бы совершенно уничтожаться сначала отдельные части моего «планетного-тела», а потом постепенно также и локализация «второго» и «третьего» существенских центров. В то же время определенно констатировалось, что функционизация этих двух центров постепенно переходила к моему «мыслительному центру» и делалась присущей ему, благодаря чему этот последний с увеличившейся интенсивностью функционизации становился уже «единомощным-воспринимателем» всего вне его осуществляющегося и автономным инициатором констатирования всего происходящего как во всем моем наличии, так и вне его.

Пока во мне происходило сказанное странное и моему разуму тогда еще непонятное «существенское-переживание», сам Горнахур Хархарх был занят перестановкой каких-то «рычагов» и «рубильников», имевшихся во множестве по бокам стола, за которым нас посадили.

Случившееся вдруг с самим Горнахуром Хархархом происшествие изменило все это мое существенское переживание и в моем общем наличии началось опять обычное «внутреннее-существенское-переживание».

А случилось следующее:

Горнахур Хархарх со всеми теми необычайно тяжелыми приспособлениями, которые были надеты и на него, вдруг очутился на известной высоте над стулом и начал там «барахтаться» наподобие, как говорит наш дорогой Молла Наср-Эддин, «щенка-попавшего-в-глубокий-пруд».

Как потом выяснилось, друг мой Горнахур Хархарх во время перестановок упомянутых «рычагов» и «рубильников» ошибся и напряг некоторые части своего «планетного-тела» свыше требуемого. От этого его наличие, со всем, что было на нем, получив сначала толчок, а потом породившуюся от этого толчка «инерцию», стало, благодаря «темпу», происходившему в его наличии от восприятия «второй-существенской-пищи» и отсутствию в этом совершенно пустом пространстве какого-либо сопротивления, блуждать или, как я уже сказал, «барахтаться» на подобие «щенка-попавшего-в-глубокий-пруд».

Сказав это с улыбкой, Вельзевул замолк, а немного погодя сделал своей левой рукой очень странный жест и с несвойственной его голосу интонацией продолжал так:

– Теперь, когда я, постепенно вспоминая, рассказываю тебе обо всем, относящемся к событиям уже давно минувшего периода моего существования, во мне возникает желание искренно признаться тебе, именно тебе одному из тех моих прямых наследников, который тоже неизбежно должен стать итогом всех моих деяний за периоды процесса моего прошедшего существенского существования. А именно, я хочу искренно признаться тебе в том, что в то время, когда моя сущность при участии подвластных только ей частей моего наличия самостоятельно решила принять личное участие в научных выяснительных экспериментах с показательной частью нового изобретения Горнахура Хархарха, и я без всякого принуждения со стороны вошел внутрь этой показательной части, сущность моя, несмотря на сказанное, все же допустила вкрасться в мое существо и развиться в нем, параллельно с упомянутым странным переживанием, преступному эгоистическому опасению за цельность моего общего личного существования.

Все-таки, мой мальчик, для того, чтобы ты в данный момент не слишком сокрушался, я нахожу не лишним добавить, что это произошло во мне тогда в первый и последний раз за все периоды моего существенского существования.

Впрочем, пока, пожалуй, и не следовало бы вовсе касаться вопросов, которые относятся исключительно только к нашему роду.

Вернемся лучше к начатому рассказу, касавшемуся вездесущего Окиданоха и моего сущностного друга Горнахура Хархарха. Этот последний, кстати сказать, считавшийся когда-то всюду среди обыкновенных трехмозгных ученых существ «великим ученым», ныне, хотя и продолжает существовать, не только не считается уже «великим», но благодаря своему собственному результату, т.е. сыну, как говорит наш дорогой Молла Наср-Эддин, уже «тавось», или как он же иногда в подобных случаях изрекает: «Он-уже-сел-в-старую-американскую-резиновую-калошу».

Итак, когда барахтавшийся Горнахур Хархарх, только благодаря произведенному им над собой особому и очень сложному маневру, опять кое-как с большими трудностями спустил, наконец, свое планетное тело, с нагруженными на него разными необычайно тяжелыми приспособлениями на стул и на этот раз закрепил все это с помощью имевшихся для такого случая на стуле специальных винтов, и когда мы оба более или менее приспособились и нам стало возможным сноситься друг с другом посредством упомянутого искусственного соединения, он, Горнахур Хархарх, первым долгом обратил мое внимание на три над столом висевших аппарата, которые, как я тебе уже сказал, очень походили на «момонодуары».

При близком рассмотрении, они все три имели одинаковую внешность и представляли из себя подобие трех одинаковых «стержней», в конце которых выступали по одной, так называемой, «угольной-свечи», какие бывают в аппаратах, каковые твои любимцы называют: «дуговые-электрические-лампы».

Обратив мое внимание на эти три подобия «момонодуаров» или «стержней», он сказал:

«Каждый из трех, по внешности одинаковых, аппаратов имеет непосредственное соединение с теми второстепенными „вместилищами“, на которые я уже указывал, когда мы находились еще вне „хрхахархцаха“, и в которых после искусственного „Джартклома“ с Окиданохом все его активные части собираются каждая в отдельности в общую массу.

Эти три самостоятельных аппарата сконструированы мною таким образом, что мы, находясь здесь в абсолютно пустом пространстве, можем из упомянутых второстепенных „вместилищ“ получать для требуемых экспериментов сколько угодно каждой активной части Окиданоха в чистом виде, а также по желанию изменять ту приобревшуюся в них силу „стремления-слиться-опять-в-одно-целое“, которая становится присущей им от степени уплотнения массового сосредоточения.

И здесь в этом абсолютно пустом пространстве я прежде всего покажу вам то самое незакономерное явление, которое мы недавно наблюдали, находясь вне места его происхождения. А именно, я опять продемонстрирую вам то космическое явление, когда, после какого-либо закономерного „Джартклома“, отдельные части Окиданоха встречаются в пространстве вне какого-либо закономерного возникновения и без участия какой-либо одной части „стремятся-слиться-опять-в-целое“».

Сказав это, он сначала закрыл ту часть окружности «хрхахархцаха», масса которой имела свойства пропускать через себя «лучи», а потом, переставив два «рубильника» и нажав какую-то кнопку, вследствие чего имевшаяся на столе небольшая площадка из какой-то тоже особой мастики автоматически передвинулась к упомянутым «угольным-свечам», он, обратив опять мое внимание на «амперметр» и «вольтметр», добавил:

«Я опять открыл приток частей Окиданоха, а именно „Аноднатиуса“ и „Катоднатиуса“, с той же силой „стремления-к-слитию“».

Когда я посмотрел на «амперметр» и «пружанометр» и действительно увидел, что их стрелки передвинулись и остановились на тех же цифрах, которые я заметил в первый раз, находясь еще вне «хрхахархцаха», я очень удивился, так как, несмотря на указание стрелок и на предупреждение самого Горнахура Хархарха, я не замечал и не ощущал никакого изменения степени восприятия видимости окружающих предметов.

И потому, не дожидаясь дальнейших его объяснений, я спросил: «Почему же нет никакого результата от такого незакономерного „стремления-слиться-в-целое“ частей Окиданоха?»

Прежде чем ответить на такой мой вопрос, он выключил единственную лампу, действовавшую от особого магнитного тока. Удивление мое возросло еще более, так как несмотря на сразу наступившую темноту, все же сквозь стенки «хрхахархцаха» с достаточной ясностью можно было видеть, что стрелки «амперметра» и «вольтметра» все еще стояли на прежних местах.

Только когда я кое-как стал свыкаться с таким удивившим меня констатированием, Горнахур Хархарх сказал:

«Я вам уже говорил, что состав массы, из которой сделаны стенки этого искусственного сооружения, в каковом мы в данный момент находимся, имеет свойство не пропускать через себя никаких колебаний, возникающих из каких бы то ни было источников, за исключением некоторых колебаний от сосредоточений, находящихся вблизи, но эти колебания могут быть воспринимаемы лишь органами зрения трехмозгных и то, конечно, только нормальных существ.

Кроме этого, на основании закона, называющегося „Эттератогетар“, „сальничицинуарные-инерционные-колебания“ или „лучи“ приобретают свойство действовать на органы восприятия существ только после прохождения границы, которая определяется наукой следующей формулировкой: „Результат-проявления-пропорционально-равен-силе-стремления-полученной-от-толчка“.

И вот, так как данный процесс столкновения двух частей Окиданоха имеет силу большой мощности, то и результат этого столкновения проявляется намного дальше его возникновения.

Теперь смотрите!!!»

Сказав это, он нажал какую-то другую кнопку, и вдруг, вся внутренность «хрхахархцаха» заполнилась таким же ослепительным светом, какой я уже испытал, когда находился вне «хрхахархцаха».

Оказалось, что сказанный свет получился от того, что Горнахур Хархарх последним своим нажатием кнопки открыл опять ту часть стенки «хрхахархцаха», которая имела свойства пропускать через себя «лучи».

Как он дальше пояснил, свет этот был только последствием результата, получившегося от «стремления-слиться-в-целое» частей Окиданоха, происходившего в этом абсолютно пустом пространстве, здесь в «хрхахархцаха», и проявившемуся, благодаря так называемому «отражению» извне, обратно на место своего возникновения.

После этого он продолжал так:

«Теперь я покажу вам на деле, каким образом и при каких комбинациях процессов „Джартклома“ и „стремления-слиться-опять-в-целое“ активных частей Окиданоха в планетах из так называемых „минералов“, составляющих внутреннее наличие планет, возникают определенные образования разнообразной плотности, как, например, так называемые „минералоиды“, „газы“, „металлоиды“, „металлы“ и т.д. и как потом эти последние, благодаря этим же факторам, постепенно трансформируются одни в другие и как вытекшие от этих трансформаций вибрации составляют тем самым ту „совокупность-вибраций“, которая и осуществляет для самих планет возможность устойчивости в процессе так называемого „общесистемного-гармонического-движения“ .

Для такой предполагаемой мною демонстрации мне придется, как я всегда это делаю, вытребовать извне нужные материалы, которые через посредство тоже мною предусмотренных приспособлений передадут мне мои ученики».

Интересно отметить, что, пока он говорил, он одновременно «постукивал» своей левой ногой по какому-то «нечто», очень похожему на то, что твои любимцы называют «передаточным аппаратом» знаменитого «Морза», знаменитого впрочем, конечно, только на планете Земля.

Немного погодя, из нижней части «хрхахархцаха» стало медленно подыматься небольшое «нечто» на подобие коробки, тоже с прозрачными стенками, внутри которой, как после оказалось, находились некоторые «минералы», «металлоиды», «металлы» и разные газообразные вещества в жидких и твердых состояниях.

Из коробки он с помощью разных, имевшихся на одной стороне стола приспособлений прежде всего вынул сложной манипуляцией так называемую «красную медь» и положил ее на упомянутую площадку, а потом сказал:

«Этот металл является определенной планетной кристаллизацией, представляющей одну из требуемых плотностей для сказанной устойчивости. Он является образованием предшествовавших процессов действия частей вездесущего Окиданоха, и в данный момент я хочу искусственно и ускоренно дать произойти последующим превращениям этого металла через посредство особенностей тех же факторов.

Я хочу искусственно способствовать эволюции и инволюции его элементов в сторону большего уплотнения или, наоборот, превращению этих элементов в первоначальное их состояние.

Чтобы вам была более ясна картина предстоящих выяснительных экспериментов, я нахожу нужным прежде всего, хотя бы вкратце, посвятить вас в мои первые личные научные выводы относительно очевидности причин и условий, по которым и в которых происходит в самых планетах окристаллизование отдельных частей Окиданоха в тех или других сказанных определенных образованиях.

Очевидно сначала, от какого-либо с вездесущим Окиданохом незакономерного Джартклома, имеющего место также и в наличии всяких планет, отдельные его части локализовываются в среду той части наличия планет, т.е. в тот именно минерал, которому в данный момент соответствовало находиться в том самом месте, где произошел сказанный незакономерный Джартклом.

И вот, если так называемая „вибрация-плотности-элемента“ сказанной среды имеет „родственность-вибрации“ с упомянутой активной частью вездесущего Окиданоха, то, на основании мирового закона, называющегося „Симметричное-вхождение“, она сливается с наличием упомянутой среды и становится ее нераздельной частью. И с этих пор данные части вездесущего Окиданоха начинают, совместно со сказанными элементами упомянутой среды, предоставлять требуемые в планетах соответствующие плотности, т.е. разного рода металлоиды или даже сразу и металлы, подобно металлу, поставленному мною в сферу, в которой в данный момент по моему желанию будут происходить искусственные действия „стремления-слиться-в-целое“ частей Окиданоха, и какой металл, как я уже сказал, существует под наименованием „красная медь“.

И дальше, когда в планетах возникают таким образом сказанные разнообразные „металлоиды“ и „металлы“, они, как это вообще становится присущим всяким возникновениям, в которых принимает участие Окиданох или какая-либо активная его часть, начинают на основании общемирового закона, называющегося „Взаимное-питание-всего-существующего“, излучать из своего наличия результаты внутреннего так называемого „Обмена-веществ“. А излучения этих металлоидов и металлов, как это свойственно всяким излучениям, исходящим от напланетных и впланетных образований, которые в своих колебаниях приобретают свойства Окиданоха или активных его частей, имеющихся в так называемых центротяжестностях всяких сказанных образований, – имеют свойства почти подобные свойствам самого Окиданоха или той или другой активной его части.

Когда таким образом возникшие в планетах сказанные массы разной плотности в нормальных окружающих условиях излучают из своих общих наличий требуемые для упомянутого мирового закона „Взаимное-питание-всего-существующего“ колебания, между этими их разносвойственными колебаниями, на основании основного мирового закона „Троемедехфе“, восстанавливается также взаимодействующий контакт.

Результат же такого контакта и является, главным образом, фактором для постепенного изменения разных плотностей в планетах.

Мои долгогодовые наблюдения дали мне почти полное убеждения в том, что только благодаря сказанному контакту и его результатам осуществляется „устойчивость-гармонического-равновесия“ планет.

Этот металл, называющийся „красная медь“, который я поместил в сферу для предполагаемого мною искусственного осуществления действий активных частей Окиданоха, имеет в данный момент так называемую „удельную-плотность“, исходя от плотности священного элемента „Qеомертмалогос“ как единицы, – 444 т.е. атом этого металла четыреста-сорок-четыре раза плотнее и в столько же раз менее животворен, чем атом священного „Qеомертмалогоса“.

Теперь смотрите, в каком порядке будет протекать искусственно ускоренная трансформация его»...

Сказав это, он сперва установил перед моим органом зрения автоматически передвигающийся Тескуано, а потом начал с известной последовательностью включать и выключать разные «рубильники». А когда я стал наблюдать через этот Тескуано, он начал объяснять следующее:

«Теперь я открыл в сферу нахождения этого металла приток всех трех частей Окиданоха и вследствие того, что все эти три активные части имеют одинаковое „качество-уплотнения“ а следовательно и одинаковую „силу-стремления“, они, ничего не изменяя в наличии находящегося там металла, сливаются опять в этой сфере в целое; получившийся таким путем вездесущий Окиданох через специальное соединение вытекает в обычном своем состоянии; обратно из этого „хрхахархцаха“ и концентрируется опять в первом, мною уже указанном вместилище.

Смотрите дальше!! Я начинаю намеренно увеличивать „силу-стремления“ только одной из активных частей Окиданоха. Для примера, я увеличиваю силу, называющуюся „Катоднатиус“, и вследствие этого вы видите, что элементы, составляющие наличие этой „красной меди“, начали инволюционировать по направлению других веществ, по качеству составляющих обычное наличие планет».

Объясняя это последнее, он в то же время с известной последовательностью включал и выключал разные «рубильники».

Несмотря на то, мой мальчик, что я смотрел тогда на все происходившее очень внимательно и что все мною виденное запечатлелось в моем наличии «пестолнутиарно», т.е. навсегда, несмотря на все это, я, пожалуй, при всем моем желании не сумел бы теперь описать тебе словами и сотую часть происходившего тогда в том одном небольшом куске из определенного планетного образования.

Я не буду пытаться описать тебе словами относительно виденного мною тогда еще и потому, что я только что вспомнил о возможности вскоре показать тебе все это на деле; тогда и ты будешь сам очевидцем такого странного и удивительного мирового процесса.

Все же я пока скажу тебе, что тогда в том куске «красной меди» начало происходить нечто, немного похожее на те ужасающие картины, какие я иногда наблюдал с Марса через мое Тескуано среди твоих любимцев на планете Земля.

Я сказал «немного» похожее, ибо то, что происходило иногда среди твоих любимцев, имело возможную для наблюдения видимость только вначале, тогда как в упомянутом куске «красной меди» такая видимость продолжалась до окончательного трансформационного завершения.

Провести приблизительную параллель между происходящим иногда на твоей планете и происходящим тогда в том небольшом куске меди, можно было бы, если представить себе будто ты находишься высоко и смотришь вниз на большую площадь, на которой тысячи твоих любимцев, охваченные самой высшей градацией тамошнего главного психоза, начинают всякими ими придуманными способами уничтожать друг у друга существование, причем вместо них моментально появляются их так называемые «трупы», у которых, благодаря издевательствам над ними оставшимися пока еще не уничтоженными, очень заметно изменяется их расцветка, вследствие чего постепенно также изменяется и общая видимость поверхности упомянутой большой площади.

Тогда, мой мальчик, этот впоследствии мой сущностный друг Горнахур Хархарх, включая и выключая приток всех трех активных частей Окиданоха и изменяя их силу стремления, изменял также плотность элементов сказанного металла и этим самым превращал его, т.е. «красную медь», во всякие другие тоже определенные планетные «металлы» низшей или высшей градации животворности.

Здесь, для выяснения странности психики понравившихся тебе трехмозгных существ, будет очень важно и интересно для тебя отметить следующее: когда Горнахур Хархарх искусственно, с помощью своего нового изобретения, намеренно производил эволюцию и инволюцию плотности и животворности элементов «красной меди», я очень определенно заметил, что раз на упомянутой площадке этот металл «красная медь» превратился в тот самый определенный металл, из-за которого «горе-ученые» существа твоей планеты, в течение почти всего времени их возникновения и существования, «мудрили» в надежде превратить в этот металл другие металлы, чем постоянно вводили в заблуждение своих, и без того уже, как говорят иногда твои любимцы, «сбившихся-с-панталыку».

Этот металл там называют «золото».

«Золото» есть ничто иное, как тот металл, который мы называем «прцатхалавр», «удельный-вес» которого, исходя тоже из элемента священного Qеомертмалогоса, равен тысяче четыреста тридцати девяти, т.е. элемент его является в три с чем-то раза менее животворным, чем элемент металла «красная медь».

Что же касается того, что я внезапно решил не пытаться подробнее объяснить тебе словами все, происходившее тогда в куске упомянутой «красной меди» ввиду выраженного мною предположения о возможности скоро показать тебе на деле в определенных планетных образованиях процессы разных комбинаций проявления действия активных частей Окиданоха, то это я сделал, так как вдруг вспомнил всемилостивейшее обещание, данное мне нашим Всечетвертьдержителем Превеликим Архихерувимом Пештвогнером.

Такое всемилостивейшее обещание было мне дано, как только я вернулся из ссылки и должен был, первым долгом, представиться Его Всечетвертьдержителю Архихерувиму Пештвогнеру и, припав к стопам Его, произвести перед ним так называемый «Сущностной-Священный-Алямизурнакалу».

Это я должен был сделать все из-за тех же грехов моей молодости, потому что когда я был прощен ЕГО ЕДИНОБЫТНЫМ БЕСКОНЕЧНЫМ и мне было разрешено вернуться на родину, некоторыми священными Индивидуумами было решено потребовать от меня произвести на всякий случай над моей сущностью такой священный процесс, дабы я не мог проявить себя как тогда, в период моей молодости, и чтобы из-за этого не получилось бы того же самого и в разумах большинства индивидуумов, обитающих здесь в центре Великой Вселенной.

Ты еще наверно не знаешь, что значит священный «Алямизурнакалу» над сущностью.

Как-нибудь позже я объясню тебе очень подробно про это, а пока скажу просто словами нашего дорогого Молла Наср-Эддина, который объясняет этот процесс как «Дать-честное-слово-не-совать-своего-носа-в-дела-начальства».

Тогда, после того как я представился Его Всечетвертьдержителю, он, между прочим, изволил спросить меня, взял ли я с собою все заинтересовавшие меня и собранные мною существенские произведения с разных планет той солнечной системы, в которой я существовал в период моей ссылки.

Я ответил, что взял почти все, кроме тех громоздких аппаратов, которые соорудил для меня на планете Марс мой друг Горнахур Хархарх.

Вот тогда он и обещал мне распорядиться, чтобы при следующих рейсах пространственного судна Вездесущий, при первой же возможности было захвачено все, на что я укажу.

Вот почему, мой мальчик, я надеюсь, что на нашу планету Каратаз привезут все требуемое и что поэтому, когда мы вернемся, тебе будет возможно увидеть собственными глазами и мне на деле все детально объяснить тебе.

А пока здесь, на пространственном судне Карнак, за время этого нашего путешествия, я буду, как я тебе уже обещал, рассказывать по порядку о моих спусках туда, на твою планету, равно как и о причинах таких моих так называемых «персональных-явлений»!

 
<<<   Глава 17. Архиабсурд   Глава 19. Рассказы Вельзевула о своем втором спуске на планету "Земля"   >>>

Пожертвования

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру