Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Книги Гурджиева arrow Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку arrow Глава 3. Причина задержки падения судна "Карнак"
Глава 3. Причина задержки падения судна "Карнак"

Немного погодя капитан вошел и, выполнив перед Вельзевулом все соответствующие положению Вельзевула церемонии, сказал:

– Ваше Высокопреподобие, позвольте мне спросить ваше бесспорное мнение касательно одной предстоящей нам на пути нашего следования неизбежности, которая должна будет препятствовать нашему падению по сокращенному пути.

Дело в том, что, следуя по предназначенному пути, наше судно через два «кильпрено» {Слово «кильпрено» на языке Вельзевула означает известный период времени, который приблизительно равняется той долготе течения времени, которую мы называем «час».} будет проходить через солнечную систему «Вуаник».

Как раз через то место, где должно проходить наше судно, приблизительно за один «кильпрено», должна пройти принадлежащая этой солнечной системе большая комета, носящая имя «Сакур».

И вот, если мы будем держаться этого предполагаемого направления, то мы неминуемо должны пересечь пространство, по которому пройдет эта комета.

Между тем, вам, ваше Высокопреподобие, известно, что эта «сумасбродная» комета постоянно распространяет на пути своего следования много «цильнотраго» (слово «цильнотраго» есть название особого газа, вроде того, что мы называем «синильная кислота»), который, попав в планетное тело существа, расстраивает почти все функции этого тела на то время, пока весь этот «цильнотраго» не улетучится из него.

Я сначала думал, – продолжал капитан, – избежать «цильнотраго», направив наше судно в обход этих сфер, но для этого необходимо сделать очень большой «крюк», что немного удлинило бы время нашего пути, а выжидать где-нибудь, пока «цильнотраго» улетучится, – потребует еще больше времени.

Вследствие резкой двойственности предстоящего выбора я теперь и не могу самостоятельно решить, как поступить, и поэтому я осмелился обеспокоить вас, ваше Высокопреподобие, чтобы выслушать ваш компетентный совет.

Когда капитан кончил говорить, Вельзевул немного задумался и потом сказал следующее:

– Не знаю, право, как вам посоветовать, мой дорогой капитан. Да, в той солнечной системе, где я долго существовал, имеется одна планета, которая называется «Земля». На этой планете Земля возникли и поныне продолжают возникать очень оригинальные трехцентровые существа, а среди них на одном материке этой планеты, который называется «Азия», возникло и существовало одно очень мудрое трехмозгное существо, которого звали там «Молла-Наср-Эддин».

Этот самый земной мудрец Молла Наср-Эддин – продолжал Вельзевул, – на каждый случай оригинальных положений существования тамошних существ, как на большой, так и на малый, имел точное и очень меткое изречение.

Так как все его изречения были всегда полны истинного смысла для тамошнего существования, то потому и я, во время моего пребывания на этой планете, всегда руководствовался его изречениями, чтобы иметь среди них благополучное существование.

И в данном случае, мой дорогой капитан, я хочу воспользоваться одним из его мудрых изречений.

В подобном случае, который выпал на нашу долю, он, наверное, сказал бы:

«Выше колен не прыгнуть, и бессмысленно пытаться поцеловать свой локоть!»

Теперь и я повторяю вам то же самое и добавляю: ничего не поделаешь, надо покориться, если предвидится случай, исходящий от сил, неизмеримо выше наших.

Теперь вопрос может быть только в том, какой из двух вами упомянутых выходов выбрать, а именно – обождать ли где-нибудь, или сделать лишний «крюк»?

Вы говорите, что сделать «крюк» очень удлинит наш путь, но что ожидание возьмет еще больше времени.

Хорошо, милый капитан. Если мы сделаем «крюк» и этим даже сэкономим немного времени, то, как вы думаете, работа и изнашивание частей машины нашего судна – стоят ли того, что мы прибудем к цели нашего пути немного раньше?

Если такой «крюк» принесет хоть какой-нибудь ущерб нашему судну, надо, по-моему, предпочесть второе ваше предложение, а именно – остановиться где-нибудь, пока очистится путь от этого злоносящего «цильнотраго», чем, по крайней мере, мы поможем нашему судну не получить бесполезного ущерба.

А мы постараемся время этой непредвиденной задержки заполнить чем-нибудь полезным для всех нас.

Например, я лично с большим удовольствием поговорил бы с вами о современных судах вообще и в частности о нашем судне.

Дело в том, что, за время моего отсутствия из этих мест, в этой области сделано очень много нового и для меня еще совершенно незнакомого.

Скажу для примера, что в мое время такие большие «междупространственные» суда были так сложны и громоздки, что почти половина их сил уходила на то, чтобы тащить на себе нужные материалы для выработки энергии для возможности их движения.

Современные же суда, по своей простоте и свободе на них, представляют из себя что-то прямо-таки «благостокирно».

На них для существ такая простота и свобода всех существенских проявлений, что подчас забывается, что находишься не на какой-либо планете.

Вот, мой дорогой капитан, мне очень хотелось бы знать, каким образом здесь достигли такой благодати и как действуют современные суда?

А теперь, пока, ступайте, сделайте все нужные распоряжения для соответствующей остановки, а потом, когда совсем освободитесь, приходите вновь ко мне и мы проведем время нашей неизбежной задержки в полезных для нас обоих беседах.

Когда капитан ушел, Хассин вдруг вскочил, начал подпрыгивать, хлопать в ладоши и выкрикивать:

– Как я рад, как я рад такому случаю!

Вельзевул любовно посмотрел на эти радостные проявления своего любимца, а старый Ахун не утерпел и, укоризненно покачивая головой, почти про себя назвал мальчика «подрастающим-эгоистом».

Хассин услышал, как назвал его Ахун, и потому, остановившись перед ним и шаловливо смотря на него, сказал:

– Не сердись на меня, добрый Ахун. Причина моей радости не эгоизм, а только случайно счастливое для меня совпадение. Ты слыхал? Дорогой дедушка решил не только просто сделать остановку, но обещал капитану и побеседовать.

Ведь ты знаешь, что разговоры дорогого дедушки всегда вызывают рассказы о тех местах, где он бывал, и ты также знаешь, как прекрасно он рассказывает, и что от этих рассказов в наших наличиях окристаллизировывается так много новых данных для порождения представлений.

Какой тут эгоизм?! Ведь он сам, по своей доброй воле, взвесив своим мудрым разумом все обстоятельства непредвиденного случая, решил сделать остановку, которая, очевидно, не очень нарушает намеченные им планы.

Мне кажется, моему дорогому дедушке торопиться незачем, к тому же все, что требуется для его покоя и удобства, на Карнаке имеется, и здесь также много любящих его и любимых им.

Вспомни, он сказал: «силам выше своих сил не надо сопротивляться», и добавил, что не только не надо сопротивляться, но даже следует покориться и принимать всякие их результаты с благоговением, в то же время благословляя и величая дивные предусмотренные дела господа нашего творца.

Я радуюсь не нашей неудаче, а тому, что явился непредвиденный, исходящий свыше случай, благодаря которому мы будем иметь возможность лишний раз слушать рассказы дорогого дедушки.

Чем я виноват, что эти обстоятельства случайно делаются для меня самыми желательными и радостными!..

Нет, дорогой Ахун, не только не надо меня журить, а следует вместе со мной возносить благодарность источнику всех возникающих, благопроявляющих результатов.

Вельзевул все время слушал внимательно и с улыбкой болтовню своего любимца, и, когда тот кончил, сказал:

– Ты прав, милый Хассин, и за твою правоту я даже до прихода капитана расскажу тебе то, что ты сам пожелаешь.

Услышав это, мальчик сразу подбежал, сел у ног Вельзевула и, немного подумав, спросил:

– Дорогой мой дедушка! Ты так много уже рассказывал мне о той солнечной системе, в которой ты провел такие долгие годы, что я теперь, пожалуй, даже мог бы логически продолжать описывать детали природы этого своеобразного уголка нашей Вселенной.

Меня теперь интересует уже узнать, обитают ли на планетах этой солнечной системы трехмозгные существа и облекаются ли в них «высшие-существенские-тела»?

Вот, дорогой дедушка, про это и расскажи мне, пожалуйста, теперь, – смотря с любовью на Вельзевула, окончил Хассин.

– Да, – ответил Вельзевул, – почти на всех планетах этой солнечной системы возникают и обитают трехцентровые существа и почти во всех них могут облекаться «высшие-существенские-тела».

«Высшие-существенские-тела», или, как их на некоторых планетах этой солнечной системы называют, «души», не облекаются в трехмозгных существах, водящихся на тех только планетах, прежде достижения которых эманация нашего Пресвятейшего «Солнца-Абсолют», вследствие многократного преломления, постепенно теряет полность сил и, в конце концов, вовсе перестает иметь в себе животворящую мощь для облекания высших-существенских-тел.

Конечно, мой мальчик, на каждой из отдельных планет и этой солнечной системы планетные тела трехмозгных существ образовываются и принимают внешность сообразно природе данной планеты и приспосабливаются в своих деталях к окружающей их природе.

Например, на той планете, на которой мы, все сосланные, имели указание существовать, т.е. на планете Марс, трехцентровые существа оформливаются в «планетные-тела», имеющие форму, как бы тебе сказать ... форму, похожую на «каруна», т.е. они имеют длинное и широкое туловище с громадным запасом жира и голову с огромными, выпуклыми, лучистыми глазами; на спинах своих таких громадных «планетных-тел» они имеют по два больших крыла, а на нижней стороне две сравнительно небольшие ноги с очень сильными когтями.

Почти вся сила такого огромного «планетного-тела» природой приспособлена к выработке энергии для их глаз и для их крыльев.

Благодаря всему вышесказанному трехмозгные существа, водящиеся на этой планете, в состоянии свободно видеть везде, какая бы ни была «клдацахти» {«Клдацахти» означает темнота.}, а также передвигаться не только по самой планете, но и в атмосфере ее, а некоторые иногда даже ухитряются забираться и за пределы своей атмосферы.

На другой планете, находящейся немного ниже планеты Марс, трехмозгные существа, водящиеся на ней, вследствие больших холодов, обрастают густой и мягкой шерстью.

Внешняя форма этих трехцентровых существ подобна «тусуку», т.е. она представляет что-то вроде «двойного шара», один из которых, именно верхний, служит вместилищем главных органов всего «планетного-тела», а другой, нижний шар – вместилищем органов для трансформации «первой-и-второй-существенской-пищи».

В верхнем шаре имеются три наружу выходящие отверстия, из коих два служат для зрения, а третье – для слуха.

А другой, нижний, имеет только два вышеупомянутых отверстия: одно спереди, служащее для принятия «первой-и-второй-существенской-пищи», а второе, сзади – для отбрасывания уже ненужных для организма остатков.

На нижнем шаре укреплены также две сильно-жилистые ноги и на каждой из них имеется по одному отростку, которые для них являются тем, чем для нас наши пальцы.

В этой солнечной системе, мой дорогой мальчик, имеется далее еще одна, совсем маленькая планета, имеющая название «Луна».

Эта оригинальная маленькая планета во время своего движения часто очень приближалась к нашей планете Марс, и я иногда целыми «кильпрено» с большим удовольствием наблюдал через мой «Tecкyaнo» {«Тескуано» означает телескоп.}из обсерватории за процессом существования трехмозгных существ этой маленькой планеты.

Существа этой планеты, хотя и имеют очень тщедушное «планетное-тело», но располагают зато «мощным-духом», благодаря которому они обладают исключительной настойчивостью и трудоспособностью.

Внешняя форма их напоминает так называемых больших муравьев, подобно которым они все время копошатся и работают на и внутри своей планеты.

Результаты их постоянной деятельности в настоящее время уже видны на деле.

Между прочим, я как-то констатировал, что в продолжении двух наших годов они как бы «рассверлили» всю свою планету.

Эту работу они принуждены были делать из-за ненормальных местных климатических условий, вызванных тем, что планета эта возникла непредвиденно, и высшими силами не было предусмотрено регулирование климатической гармонии на ней.

«Климат» на этой планете действительно, как говорят, «сумасшедший» и, по своей переменчивости, дал бы много «очков» вперед самым «ретивым-женщинам-истеричкам», существующим на одной планете этой же солнечной системы, про которую я тоже тебе расскажу.

На этой «Луне» иногда бывает такой мороз, что все замерзает насквозь и существам дышать в открытой ее атмосфере становится совершенно невозможным; а затем, вдруг, господствует на ней такая жара, что в ее атмосфере яйцо запекается в один момент.

Только два коротких периода, а именно перед и после полного оборота ее вокруг своего соседа, другой ближайшей планеты, на этой маленькой оригинальной планете держится такая благодатная погода, что, за несколько оборотов вокруг своей оси, она вся зацветает и дает разные продукты для «первой-существенской-пищи» в количестве, на много раз превышающем общую потребность во время их существования в своем ими приспособленном оригинальном «внутри-планетном» царстве, защищенном от всех несуразностей такого «сумасшедшего», не гармонически изменяющего состояния атмосферы, климата.

Ближайшей к этой маленькой планете является другая, большая планета, которая тоже иногда очень близко подходит к планете Марс и которая называется «Земля».

Сказанная «Луна» как раз является частью этой планеты Земля, которая в настоящее время и должна постоянно поддерживать ее существование.

На только что упомянутой планете, называющейся «Земля», тоже оформливаются трехмозгные существа и в них тоже имеются все данные для того, чтобы в них могли облекаться «высшие-существенские-тела».

Но, в смысле «мощности-духа», они совершенно не похожи на существ, водящихся на только что сказанной маленькой планете.

Внешнее облекание существа этой планеты Земля имеют очень похожее на наше, только, во-первых, кожа их немного слизистее нашей, и, во-вторых, они не имеют хвоста, и головы их лишены рогов. Но что самое худшее – это их ноги, а именно – они не имеют копыт. Правда, для защиты от внешних воздействий они придумали так называемую ими «обувь», но эта выдумка очень мало им помогает.

Кроме того, что внешность их не совершенна, и разум-то их является прямо «уник-странным»!

«Существенский-разум» их, благодаря очень многим причинам, о которых я, может быть, как-нибудь тоже немного объясню, постепенно переродился и в настоящее время является очень и очень оригинальным и в высшей степени странным.

Еще что-то хотел сказать Вельзевул, но в это время вошел капитан судна и Вельзевул начал говорить с ним, а мальчику обещал про существа планеты Земля рассказать в другой раз.

Обращаясь к капитану, Вельзевул попросил его рассказать, первым долгом, кто он, давно ли занимается он капитанством, насколько он любит свое дело, а затем сообщить ему кое-что, выясняющее о деталях современных космических судов.

На это капитан сказал:

– Я, ваше Высокопреподобие, как только начал приближаться к возрасту ответственного существа, был моим отцом сразу предназначен на такое поприще служения нашему ТВОРЦУ БЕСКОНЕЧНОМУ.

Начав с самых низких должностей на междупространственных судах, я, в конце концов, заслужил нести обязанности капитана; и вот уже восемь лет, как я состою капитаном на судах дальнего следования.

Последнюю мою должность, а именно должность капитана судна Карнак, я занял, собственно говоря, вместо моего отца, после того как он, за свою долголетнюю безукоризненную службу у ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТИ, где он нес капитанские обязанности почти с самого начала Мироздания, сподобился получить должность правителя солнечной системы «Кальман».

Короче говоря, – продолжал капитан, – я начал свою службу именно тогда, когда вы, ваше Высокопреподобие, отправлялись к месту своей ссылки.

Я тогда был еще только «подметальщиком» на тогдашних судах дальнего следования.

Да ... много, много времени прошло!

С тех пор все изменилось и изменено; неизменным остался только господь НАШ ВЛАДЫКА. Да будет благословение «Аменцано» над ЕГО НЕИЗМЕННОСТЬЮ во веки веков!

Вы, ваше Высокопреподобие, давеча справедливо изволили заметить, что прежние суда были очень неудобны и громоздки.

Да, действительно, они тогда были очень сложны и громоздки. Я помню их тоже очень хорошо. Громадная разница между тогдашними и теперешними.

В нашей молодости все подобные суда, как для междусистемных, так и междупланетных сообщений, приводились в движение еще с помощью космического вещества «Элекильпомагтистцен», т.е. совокупностью, состоящей из двух отдельных частей «Вездесущего-Окиданох».

Для получения этой совокупности веществ и требовались те многочисленные материалы, какие должны были таскать на себе прежние суда.

Такие суда после вашего отлета из этих мест просуществовали недолго и скоро были заменены судами системы святого Венома.

 
<<<   Глава 2. Пролог. Почему Вельзевул был в нашей солнечной системе   Глава 4. Закон падения   >>>

Пожертвования

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру