Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Книги Гурджиева arrow Г.И. Гурджиев. Борьба Магов arrow Действие третье
Действие третье

Комната с альковом в правом углу, в которой, позади резных колонн, виден фонтан с мраморным основанием.

Слева дверь, ведущая во внутренние покои, сзади еще одна дверь, ведущая в сад.

Комната обставлена в персидско-индийском стиле. Справа, напротив возвышения для музыкантов, миндари – скамьи, покрытые коврами и подушками в несколько рядов. Слева – низенький диванчик, возле него несколько украшенных причудливой резьбой столиков. На одном из них стоит кальян и другие принадлежности для курения, на другом – набор для шербета, на третьем – небольшой гонг, а на четвертом – кувшин и тазик для умывания искусной и дорогой работы.

Джафар расхаживает по комнате. Он без мантии, на голове у него тюбетейка, украшенная драгоценными камнями. Каждое его движение и взгляд показывают, что находится в нетерпеливом ожидании. Время от времени он присаживается на диван и погружается в размышления. Он чувствует, что с ним происходит нечто новое. Он, всегда надменно спокойный и безразличный, теперь взволнован и обеспокоен безделицей, которая прежде даже не привлекла бы его внимания. Последнее время он стал раздражителен, подозрителен и нетерпелив.

Прямо сейчас он ждет Россулу, который должен принести ему новости насчет Зейнаб – той женщины, которую месяц назад они встретили на базаре и которую Россула, несмотря на его всю его опытность и умение в подобных делах, так и не смог завлечь в гарем Джафара. Вчера Джафар приказал Россуле устроить это любой ценой, и теперь его тревожит то, что он сгорает от нетерпения, ожидая результата решающих усилий Россулы. В то же время он чувствует, что это просто смешно. И прежде его не раз прельщала та или иная женщина, но пока Россула делал свое дело, Джафар либо забывал о ней, либо переставал интересоваться ею. Но теперь он не только не забыл ее – он с каждым днем он все больше и больше думает о Зейнаб.

Россула входит через заднюю дверь. Он выглядит очень растроенным – и это на него совершенно непохоже. Он приносит обескураживающие новости – он говорит Джафару, что попытки выполнить его приказания не удались и он даже не знает, что еще предпринять.

Оба погружаются в размышления. Все способы завлечь Зейнаб уже испробованы, все, что можно было сделать в подобном деле, уже сделано. Они посылали ей самые разнообразные подарки: древние индийские ткани, расшитые золотом; лучших лошадей – арабских, китайских и персидских; сибирские меха; даже такую редкость, как бесценное изумрудное ожерелье – дар раджи Колхапура дедушке Джафара; знаменитую голубую жемчужину Джафара – «Слеза Цейлона»; и наконец, они предложили Зейнаб в качестве отдельного гарема со своими слугами и служанками «Дуновение Рая» – знаменитый замок Джафаров, гордость их семьи. Но все тщетно. Зейнаб ничего не слушала и от всего отказалась.

Джафар в смятении. Он все больше убеждается, что не в силах примириться с невероятным упорством Зейнаб, и правда заключается в том, что именно она является причиной его нынешнего необычного душевного состояния. Ясно, что в этой женщине есть нечто исключительное. То, как он, Джафар, воспринимает поражение Россулы, поражает даже его самого. В любом другом случае он бы лишь возмутился, но сейчас, несмотря на то, что он едва может сдержать свой гнев, в глубине души он чуть ли не радуется тому, что на этот раз обычные приемы Россулы не годятся.

Странные вещи, которые он в себе замечает, направляют внимание Джафара на его отношения с жещинами вообще.

Благодаря богатству, высокому положению и обстоятельствам рождения, его жизнь сложилась так, что уже в семнадцать лет он был окружен женщинами, и, в соответствии с обычаем его страны, владел собственным гаремом. Сейчас ему тридцать два и он все еще не женат, несмотря на то, что уже давно хотел бы жениться, хотя бы только для того, чтобы доставить удовольствие своей старой матери, которая постоянно мечтает о его женитьбе. Однако до сих пор он не встретил ни одной женщины, которая, на его взгляд, могла бы быть его женой. Многие женщины привлекали его, и поначалу казались преданными и заслуживающими доверия, но в конце концов оказывалось, что вся их любовь и преданность лишь прикрывали мелочные эгоистичные чувства. У кого-то это была страсть к молодому и красивому мужчине, у других – жажда роскоши, которую он мог им обеспечить, у третьих – возможность стать фавориткой аристократа, и так далее.

Все, что он повидал, крайне разочаровало его. Он так и не повстречал женщину, к которой испытывал бы доверие и почтение, которые, на его взгляд, он должен был бы питать по отношению к своей жене. Для него стало привычным взирать на всякие красивые слова о любви и общности душ всего лишь как на фантазию поэтов, и мало-помалу для него женщины стали походить одна на другую, отличаясь лишь типом красоты и разными проявлениями страсти. Его гарем стал частью его коллекции драгоценностей. Он также не мог жить без своих женщин, как и без курения, музыки или роскоши, которая всегда окружала его. Но он давным-давно перестал искать в женщине нечто большее, нежели мимолетное наслаждение красивой вещью.

И вдруг сейчас в нем неожиданно появилось странное любопытство по отношению к этой непостижимой женщине. Возможно ли, что она в самом деле столь отлична от других? Внешность Зейнаб поразила его с первого взгляда, но что он знает о ней, кроме этого? По сведеними, добытым Россулой, Зейнаб – единственная дочь богатого хана из далекого города. Ей двадцать один год, она совершенно свободна и ни к кому не просватана, живет очень тихо с несколькими слугами и старой женщиной по имени Хейла. Она занималась науками, а сюда приехала, чтобы обучаться в школе знаменитого мага. Эту школу она посещает каждый день, а остальное время проводит дома, погруженная в занятия. Во всем этом многое странно, непохоже на то, к чему он привык. Мысль о Зейнаб не дает ему покоя, он не может не думать о ней и готов на любую жертву, лишь бы обладать ею.

В глубокой задумчивости Джафар встает и ходит по комнате. Затем, очевидно охваченный какой-то новой мыслью, снова садится на диван.

Теперь ясно, что невозможно соблазнить Зейнаб чем-то, что привлекает других женщин и преодолевает их сопротивление. Раз так, то остается лишь одно – жениться на ней. Рано или поздно ему придется взять кого-нибудь в жены, а прекраснее Зейнаб он не найдет никогда. И если она окажется такой женой, о какой он мечтал, то это будет счастьем для него и радостью для его матери.

Джафар размышляет таким образом некоторое время и наконец сообщает о своем решении Россуле. Затем вызывает слугу и отдает ему приказание. Слуга выходит через левую дверь.

Вскоре через эту же дверь входит пожилая женщина. Это одна из ближайших родственниц Джафара. Он объясняет свое решение и просит ее выступить в качестве свахи. Пожилая дама отвечает, что с удовольствием выполнит его поручение и не сомневается в успехе. Общеизвестно, что все самые знаменитые красавицы страны почли бы за счастье стать его женой, зная о его состоянии и положении. Она уходит во внутренние апартаменты и вскоре возвращается в сопровождении двух других женщин. Все трое, закрывшись чадрами, отправляются к дому Зейнаб.

Задумавшись, Джафар продолжает сидеть на диване. Россула ходит по комнате и время от времени поворачивается к Джафару, предлагая разного рода развлечения. Но мысли Джафара далеко, и его ничто не привлекает. Он с рассеянным видом слушает Россулу и, наконец, только чтобы отделаться от него, соглашается с одним из его предложений.

По зову Россулы немедленно входят музыканты, образуя смешанный оркестр из афганских, индийских и туркестанских музыкальных инструментов. Вот каковы эти инструменты: цитра (род балалайки с длинным грифом и семью струнами, звук извлекается смычком), дутар (род балалайки с двумя струнами, играют пальцами), рабаб (три струны из кишок, три медные, играют с помощью небольшого деревянного медиатора), тар (типа мандолины с длинным грифом и семью струнами, играют как на мандолине), саз (тоже типа мандолины), калуп (подобие цитры с множеством железных и медных струн, играют с помощью медиатора из кости, надетого на палец), зурна (род дудки), хиджаб (род скрипки), даф (тамбурин), давул (род барабана), кавал (вид флейты), галюк (подобие кларнета), а также и другие. Музыканты рассаживаются на миндари и начинают игру.

Как только зазвучала музыка, появляются танцовщицы из гарема, танцуя парами.

Всех их привезли из разных стран. За их красоту, равно как за их умение и ловкость, они считаются искуснейшими в стране. Люди приходят издалека, только чтобы увидеть их. Ни один иноземец, видевший их совместный танец, не мог не прийти в восторг, а когда каждая из них танцует танец своей собственной страны, самые искушенные знатоки приходят в экстаз.

Двенадцать танцовщиц, все одеты в костюмы своей нации. Сегодня, то ли из-за того, что они чувствуют настроение своего хозяина, то ли потому, что они долго не танцевали перед ним, они танцуют с полной отдачей и страстью.

Сначала тибетская танцовщица исполняет один из танцев своей загадочной родины. Следом за ней армянка из Муши под аккомпанемент медленной музыки представляет любовный танец своей страны, почти усыпляющий, но полный скрытого огня. После нее в танце, легком, словно воздух, выходит осетинка с Кавказа. Потом цыганка, дочь народа, забывшего свою родину, в зажигательном круговороте словно рассказывает о свободе степей и далеких огнях табора. После нее аравийка, сначала медленно, потом все убыстряя и убыстряя движения, доходит до сумасшедшего темпа, а потом вдруг расслабляется и постепенно впадает в экстаз. Затем выходят балкистанка, персиянка, профессиональная танцовщица из Индии – каждая из них своими движениями выражает душу, нрав, темперамент и характер своей страны.

Джафар, будучи безразличным ко всему остальному, всегда получал наслаждение от своих танцовщиц, но сегодня, глядя на них, он едва ли их видит – настолько глубоко он погружен в свои мысли и чувства.

Во время одного из групповых танцев возвращаются женщины-посланницы. С сокрушенным видом пожилая женщина говорит Джафару, что его предложение не принято. Джафара, обезумев от ярости, выгоняет всех из комнаты и остается наедине с Россулой. Оба молчат.

Джафар большими шагами меряет комнату. Он мог ожидать чего угодно, но только не этого. Это переходит всякие границы. Никогда в своей жизни не испытывал он такого унижения. Россула ошеломлен не меньше, чем Джафар. Он стоит в глубокой задумчивости и мучительно размышляет. Вскоре лицо его проявняется, он подходит к Джафару и что-то говорит ему.

Джафар мрачно слушает. То, что предлагает Россула, противоречит его глубочайшим убеждениям, но он оскорблен и возмущен, и во чтобы то ни стало хочет настоять на своем. Его страсть к Зейнаб чуть ли не превратилась в ненависть, и его одолевает желание отомстить за свое унижение. Россула продолжает уговаривать его. Наконец, после непродолжительной внутренней борьбы, Джафар соглашается.

Они зовут слугу и отсылают его с поручением.

Джафар с мрачным и гневным выражением лица снова усаживается на диван. Россула ходит по комнате, довольный своей находчивостью и изобретательностью.

Вскоре входит старая колдунья в сопровождении слуги.

Она низенькая и сгорбленная, у нее большой крючковатый нос, взъерошенные седые волосы и бегающие глаза. Лицо смуглое, большая волосатая бородавка на левой щеке; руки с длинными грязными ногтями – тонкие и жилистые. На ней короткая грязная накидка фиолетового цвета и черные шаровары; на ногах – старые турецкие туфли. Она закутана в грязную черную чадру с множеством разноцветных заплаток, в руке – простая деревянная палка.

Джафар спрашивает колдунью, может ли она навести любовные чары на женщину, чтобы та влюбилась в него. Колдунья с самоуверенным видом отвечает утвердительно, но услышав имя женщины, она содрогается от страха и говорит, что в этом случае она бессильна. Они предлагают ей золото, но на этот раз золото не помогает.

Колдунья не может ничего сделать сама, но говорит им, что есть один человек, который, если захочет, сможет заколдовать Зейнаб. Его можно уговорить, но для этого надо будет дать ему много, много золота.

Джафар и Россула советуются; они задают колдунье вопросы и, очевидно, решают отправиться немеденно.

Колдунья соглашается проводить их.

Входит слуга и помогает им одеться. Тем временем по приказу Джафара из внутренних покоев слуги приносят мешки, наполненные дарами. Затем, в сопровождении слуг, несущих мешки, Джафар и Россула уходят через заднюю дверь.

Занавес.

 
<<<   Действие второе   Действие четвертое   >>>

Пожертвования

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру