Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Библиотека - Книги по главам arrow Глава V.
Глава V.

Лекция о «механике вселенной». — Луч творения, его рост из Абсолютного. — Противоречия в научных гипотезах. — Луна: конечный пункт луча творения. — Воля Абсолютного. — Идея чуда. — Наше место в мире. — Луна питается органической жизнью. — Влияние Луны и освобождение от Луны. — Различная «материальность» разных миров. — Мир как мир «вибраций». — Вибрации замедляются пропорционально расстоянию от Абсолютного. — Семь родов материи. — Четыре тела человека и их отношение к разным мирам. — Где находится Земля? — Три силы и космические свойства материи. — Атомы сложных веществ. — Определение материи в соответствии с проявляющимися через неё силами. — «Углерод», «кислород», «азот» и «водород». — Три силы и четыре вида материи. — Бессмертен человек или нет? — Что означает бессмертие? — Человек с четвёртым телом. — Рассказ о семинаристе и всемогуществе Божием.— Беседы о Луне. — Луна как часовая гиря. — Беседа об универсальном языке. — Объяснение Тайной Вечери.

«Возьмём трёхмерную вселенную и будем считать её миром материи и силы в простейшем и элементарнейшем смысле этого слова. Позднее мы обсудим вопрос о высших измерениях, новые теории пространства и времени, новые представления о материи и другие категории познания мира, неизвестные науке. А сейчас нам нужно изобразить вселенную в виде диаграмы «луча творения» — от Абсолютного до Луны».

«На первый взгляд схема «луча творения» кажется довольно элементарным изображением вселенной; однако по мере того, как её изучают глубже, становится ясно, что с помощью этой простой схемы удаётся привести в согласие и объединить в одно целое множество различных враждебных друг другу философских, религиозных и научных взглядов на мир. Идея «луча творения» принадлежит древнему знанию, и многие известные нам наивные геоцентрические системы вселенной — это или некомпетентные объяснения идеи «луча творения», или её искажения, следствие её буквального понимания».

1

Абсолютное.

3

Все миры.

6

Все солнца.

12

Солнце

24

Все планеты.

48

Земля.

96

Луна.

«Необходимо обратить внимание на то, что идея «луча творения» и его роста из Абсолютного противоречит некоторым современным, хотя и не подлинно научным взглядам. Возьмём, например, стадию: «Солнце-Земля-Луна». Согласно научному пониманию, Луна — это холодное, мёртвое небесное тело, которое когда-то было подобным Земле, а в более ранний период — расплавленной массой, напоминающей Солнце. Земля, согласно этим взглядам, была когда-то такой же, как Солнце; она также постепенно остывает и рано или поздно превратится в замёрзшую массу, такую, как Луна. Обычно полагают, что и Солнце остывает и с течением времени станет похожим на Землю, а позже на Луну».

«Прежде всего следует заметить, что эту точку зрения нельзя назвать «научной» в строгом смысле слова, потому что в науке астрономии, вернее, в астрофизике, на данный счёт имеется много разных гипотез и теорий, причём все они лишены какого-либо серьёзного основания. Но этот взгляд является самым распространённым, он стал взглядом современного среднего человека на тот мир, в котором мы живём.

«Идея «луча творения» и его роста из Абсолютного противоречит, следовательно, общепринятым взглядам наших дней».

«Согласно этой идее. Луна — это ещё не рожденная планета, планета, которая, так сказать, рождается.

Она постепенно становится теплее и со временем (при благоприятном развитии «луча творения») станет похожей на Землю и обзаведется собственным спутником, новой Луной; к «лучу творения» добавится новое звено. Земля также не становится холоднее, а разогревается и со временем сделается похожей на Солнце. Мы наблюдаем сходный процесс, например, на Юпитере, который превратится в солнце своих спутников».

«Суммируя всё сказанное выше о «луче творения» от мира 1 до мира 96, необходимо добавить, что цифры, которыми обозначаются миры, указывают число сил, или порядки законов, управляющие тем миром, о котором идёт речь. В Абсолютном существует лишь одна сила и один закон — единая и независимая воля Абсолютного. В следующем мире уже три силы, три порядка законов. В следующем мире их шесть, затем двенадцать и так далее. В нашем мире, на Земле, действуют сорок восемь порядков законов, которым мы подвластны и которыми управляется вся наша жизнь. Если бы мы жили на Луне, мы подчинялись бы девяносто шести порядкам законов, и следовательно, наша жизнь и наша деятельность были бы ещё более механичными, и мы лишились бы тех возможностей спастись от механичности, которые у нас сейчас есть».

«Как уже было сказано, воля Абсолютного проявляется только в ближайшем к нему мире, созданном им внутри себя, т.е. в мире 3. Непосредственная воля Абсолютного уже не достигает мира 6 и проявляется в нём в виде механических законов. Далее, в мирах 12, 24, 48 и 96 воля Абсолютного имеет всё меньше и меньше возможностей для своего проявления. Это значит, что в мире 3 Абсолютное создаёт как бы генеральный план всей остальной вселенной, который далее развивается механически. Воля Абсолютного не в состоянии проявиться в следующих мирах вне этого плана; проявляясь в соответствии с ним, она принимает там форму механических законов. Это следует понимать так, что если бы Абсолютное захотело проявить свою волю, скажем, в нашем мире вопреки действующим в нём механическим законам, оно должно было бы разрушить все промежуточные миры между собою и нашим миром».

«Идея чуда как нарушения законов создавшей их волей противоречит не только здравому смыслу, но и самой идее этой воли. «Чудом» может быть только проявление тех законов, которые или не известны человеку, или редко встречаются. «Чудо» — проявление в этом мире законов другого мира».

«На Земле мы очень далеки от воли Абсолютного, отделены от неё сорока восемью порядками механических законов. Если бы мы освободились от половины из них, мы обнаружили бы, что подчиняемся только двадцати четырём порядкам законов, т.е. законам мира планет; и тогда оказалось бы, что мы находимся на одну ступень ближе к Абсолютному и его воле. Если бы мы освободились ещё от половины законов, то оказались бы подвластны законам Солнца (двенадцати) и приблизились бы к Абсолютному ещё на одну ступень. Если бы мы освободились от половины законов Солнца, то стали бы подвластны законам звёздного мира и лишь одной ступенью были бы отделены от ближайшей воли Абсолютного».

«У человека есть возможность постепенно освободиться от механических законов».

«Изучение сорока восьми порядков законов, которым подвластен человек, не может быть абстрактным, наподобие, например, изучения астрономии; их можно изучать, только наблюдая их в себе и освобождаясь от них. Сначала человек должен просто понять, что он без всякой необходимости подчинён тысяче мелких, но утомительных законов, созданных для него другими людьми и им самим. Когда он попробует освободиться от них, он увидит, что не может этого сделать. Долгие и упорные попытки добиться свободы, убедят его в том, что он пребывает в рабстве. Законы, которым подвластен человек, можно изучить лишь в борьбе с ними, в попытках освободиться от них. Но для того, чтобы освободиться от одного закона, не создавая на его месте другого, нужно много знаний».

«Порядки законов и их формы изменяются в соответствии с точкой зрения нашего подхода к «лучу творения».

«В нашей системе конец «луча творения», так сказать, растущий кончик ветви — это Луна. Энергия для его роста, т.е. для развития Луны и формирования новых её отпрысков, идёт на Луну с Земли, где она создаётся объединёнными действиями Солнца, всех других планет Солнечной системы и самой Земли. Эта энергия собирается и сохраняется в гигантском аккумуляторе, расположенном на поверхности Земли, каковым является органическая жизнь на Земле. Органическая жизнь на Земле питает Луну. Всё живое на Земле — люди, животные, растения — служит пищей для Луны. Луна — это огромное живое существо, которое питается всем, что живёт и растет на Земле. Луна не могла бы существовать без органической жизни на Земле, равно как и органическая жизнь на Земле не могла бы существовать без Луны. Более того, по отношению к органической жизни на Земле Луна представляет собой гигантский электромагнит. Если бы действие этого электромагнита внезапно прекратилось, органическая жизнь рассыпалась бы в прах».

«Процесс роста и разогревания Луны связан с жизнью и смертью на Земле. Всё живое в момент своей смерти высвобождает определённое количество энергии, придававшей ему «одушевлённость»; эта энергия, или «души» всех живых существ — растений, животных и людей — притягивается к Луне как бы гигантским электромагнитом и доставляет ей теплоту и жизнь, от которых зависит её рост, т.е. рост «луча творения». В хозяйстве вселенной ничто не теряется, и некоторая энергия, завершив свою работу на одном плане, переходит на другой».

«Души, которые направляются на Луну, обладая, возможно, каким-то количеством сознания и памяти, пребывают там под властью девяноста шести законов, в условиях жизни минерала, иначе говоря, в таких условиях, откуда нет спасения другими средствами, кроме общего хода эволюции в течение неизмеримо долгих планетарных циклов. Луна находится на «краю», в конце мира; это «тьма внешняя» христианского учения, где «будет плач и скрежет зубов».

«Влияние Луны на жизнь в целом проявляется во всём, что происходит на Земле. Луна — это главная, вернее, ближайшая и непосредственная движущая сила всего, что случается в органической жизни на Земле. Все движения, действия и проявления людей, животных и растений зависят от Луны и ей подчинены. Чувствительная плёнка органической жизни, покрывающая земной шар, целиком зависит от огромного электромагнита, который высасывает из неё жизненную силу. Человек, как и всякое иное живое существо, не может в обычных условиях жизни оторваться от Луны. Все его движения и, следовательно, все действия совершаются под контролем Луны. Если он убивает другого человека, это делает Луна; если он убивает себя, приносит себя в жертву ради других, это также делает Луна. Все дурные дела, все преступления, все поступки самопожертвования и героические подвиги, равно как и все действия повседневной жизни пребывают под властью Луны».

«Освобождение, которое приходит вместе с ростом умственных сил и способностей, есть освобождение от Луны. Механическая часть нашей жизни зависит от Луны и подчинена ей. Если мы разовьем в себе сознание и волю, подчинив им нашу механическую жизнь и все наши механические проявления, мы выйдем из-под власти Луны».

«Следующая идея, которую необходимо усвоить, — это материальность вселенной в форме «луча творения». В этой вселенной всё можно взвесить и измерить. Абсолютное так же материально, как Луна или человек. Если Абсолютное — это Бог, значит, и Бога можно взвесить и измерить, разложить на составные элементы, «вычислить» и выразить в виде определённой формулы».

«Однако понятие «материальности» так же относительно, как и всё прочее. Если мы вспомним, как понятие «человек» и всё, что к нему относится: добро, зло, правда, ложь и т.п.— распадается на разные категории, такие, как «человек номер один», «человек номер два» и т.д.,— нам легко будет уяснить, что понятие «мир» и всё, что относится к миру, также распадается на разные категории. «Луч творения» устанавливает в мире семь плоскостей, семь миров, расположенных один в другом. Всё, что относится к миру, также распадается на семь категорий, одна внутри другой. Материальность Абсолютного — это материальность иного порядка по сравнению с материальностью «всех миров»; а материальность «всех миров» — иного порядка, нежели материальность «всех солнц». Материальность «всех солнц» — иного порядка, чем материальность нашего Солнца, а материальность нашего Солнца — иного порядка, чем материальность «всех планет». Материальность «всех планет» по своему порядку отличается, от материальности нашей Земли, а материальность Земли — иного порядка, нежели материальность Луны... Сначала эту идею трудно уяснить: люди привыкли думать, что материя всюду одна и та же. Вся физика, астрономия, химия, такие методы, как спектральный анализ, исходят из этого предположения. И оно верно: материя везде одна и та же; но материальность различна. А разные степени материальности непосредственно зависят от свойств и качеств энергии, проявляющейся в данном пункте».

«Материя, или субстанция, с необходимостью предполагает существование силы, или энергии. Это не означает неизбежности дуалистической концепции вселенной. Понятия материи и силы так же относительны, как и всё остальное. В Абсолютном, где всё находится. в единстве, материя и сила также едины. Но в этом аспекте материя и сила берутся не как реальные принципы самого мира, а как свойства, или характерные признаки, наблюдаемого нами феноменального мира. Чтобы начать изучение вселенной, достаточно обладать элементарной идеей материи и энергии, такой, какую нам даёт непосредственное наблюдение при помощи органов чувств. «Постоянное» принимается за материальное, за материю, а «изменения» в состоянии этого «постоянного», или материи, называются проявлениями силы, или энергии. Все подобные изменения можно рассматривать как результаты вибраций, или волнообразных движений, которые начинаются в центре, т.е. в Абсолютном, и идут во всех направлениях, пересекаясь друг с другом, сливаясь и поглощаясь одно другим, пока они не остановятся полностью в конце «луча творения».

«Следовательно, с этой точки зрения мир состоит из вибраций и материи, или из материи в состоянии вибраций, из вибрирующей материи. Скорость вибраций обратно пропорциональна плотности материи».

«Наиболее быстры вибрации в Абсолютном. В следующем мире они медленнее, а материя там плотнее. И далее материя становится всё более плотной, а вибрации — более медленными».

«Материю» можно считать состоящей из «атомов». Атомы в этой связи также принимаются за результаты конечного деления материи. В каждом порядке материи они представляют собой некоторые малые частицы данной материи, неделимые только на данной плоскости. Лишь атомы Абсолютного по-настоящему неделимы; атомы следующего плана, т.е. мира 3, состоят из трёх атомов Абсолютного; иными словами, они в три раза больше и в три раза тяжелее, а их движения более медленны. Атом мира 6 состоит из шести атомов Абсолютного, как бы слившихся вместе и образовавших один атом. Его движения более медленны. Атом следующего мира состоит из двенадцати первичных частиц, а следующих за ним миров — из двадцати четырёх, сорока восьми, девяноста шести частиц. Атом мира 96 имеет огромные размеры по сравнению с атомом мира 1; движения его более медленны, а материя, состоящая из таких атомов, плотнее».

«Семь миров «луча творения» представляют собой семь порядков материальности. Материальность Луны иная, чем материальность Земли; материальность Земли отлична от материальности мира планет, а материальность мира планет иная по сравнению с материальностью Солнца и т.д».

«Итак, вместо одного понятия материи у нас имеется семь родов материи; но наше обычное понимание материальности с большим трудом схватывает материальность миров 48 и 96. Материя мира 24 уже чрезвычайно разрежена, чтобы её можно было считать материей с точки зрения физики и химии; на практике такая материя является гипотетической. Ещё более тонкая материя мира 12 вообще лишена признаков материальности для обычных методов исследования. Все эти виды материи, принадлежащие к разным порядкам вселенной, не отделены в виде слоев, но перемешаны, точнее, взаимопроникают друг в друга. Мы можем получить лучшее представление о таком взаимопроникновении материи различной плотности, если рассмотрим известные нам примеры проникновения материи одного вида в материю другого вида. Так, кусок дерева может быть пропитан водой, а вода, в свою очередь, насыщена газом. Точно такое же соотношение между разными видами материи можно наблюдать во всей вселенной: более тонкие виды материи проникают в более грубые».

«Материя, которая обладает постигаемыми нами признаками материальности, делится на несколько состояний, которые соответствуют её плотности: твёрдая, жидкая и газообразная; есть и дальнейшие градации материи — лучистая энергия, т.е. электричество, свет, магнетизм и т.п. Но на каждом плане, т. е. в каждом порядке материальности, можно найти сходные соотношения и подразделения разных состояний данной материи, причём, как уже говорилось, материя с более высокой плоскости совсем не является материальной на низших плоскостях».

«Вся окружающая нас мировая материя, пища, которую мы едим, вода, которую пьём, воздух, которым дышим, камни, из которых построены наши дома, наши собственные тела — всё это пронизано разными видами материи, существующей во вселенной. Нет необходимости изучать или исследовать Солнце, чтобы обнаружить материю солнечного мира: эта материя находится в нас самих, будучи результатом деления наших собственных атомов. Точно так же в нас пребывает материальная среда всех иных миров. Человек представляет собой «миниатюрную вселенную» в полном смысле этого слова: в нём наличествуют все виды материи, из которых состоит вселенная; действуют те же силы, те же законы, что управляют жизнью во вселенной; поэтому, изучая человека, мы можем изучить весь мир, а изучая мир, можем изучить человека».

«Но провести полную параллель между человеком и миром можно лишь в том случае, если мы возьмём «человека» в полном смысле этого слова, т.е. такого человека, у которого развиты все присущие ему силы. Неразвитого человека, который не завершил своей эволюции, нельзя считать полной картиной вселенной — он являет собой лишь образ незаконченного мира».

«Как уже говорилось, изучение самого себя должно идти рука об руку с изучением основного закона вселенной. Все эти законы одинаковы всюду и на всех плоскостях. Однако, когда одни и те же законы проявляются в разных мирах, т.е. при разных условиях, они производят неодинаковые явления. Изучение отношения законов к плоскостям, на которых они проявляются, приводит нас к пониманию относительности».

«Идея относительности занимает в этом учении весьма важное место, и позднее мы к ней ещё вернёмся. Но прежде всего нужно понять относительность каждой вещи и каждого проявления в зависимости от места, занимаемого в космическом порядке».

«Мы находимся на Земле и целиком зависим от тех законов, которые действуют на Земле. С космической точки зрения Земля — очень плохое место, подобное отдалённым местам северной Сибири: она далека от остального мира, здесь холодно, очень тяжёлая жизнь. Всё, что в другом месте приходит само собой или приобретается с лёгкостью, здесь достигается упорным трудом; приходится бороться за всё — как в жизни, так и в работе. И если в жизни иногда случается, что человек получает наследство и потом живёт, ничего не делая, то в работе такие вещи не происходят. Там все равны — и все одинаково нищи!»

«Возвратимся к «закону трёх». Нужно научиться отыскивать проявления этого закона во всём, что мы делаем и что изучаем. Приложение его в любой сфере сразу же открывает много нового, того, чего мы раньше не видели. Возьмите, например, химию. Обычная наука не знает «закона трёх» и исследует материю, не принимая во внимание её космические свойства. Но кроме обычной химии существует иная, специальная химия, или, если хотите, алхимия, которая изучает материю, принимая в расчёт её космические свойства; как говорилось раньше, космические свойства каждой субстанции определяются, во-первых, её местом, во-вторых, силой, которая действует через неё в данный момент. Даже в одном и том же месте природа данной субстанции подвергается значительным изменениям в зависимости от силы, которая через неё проявляется. Каждая субстанция может быть проводником любой из трёх сил и в соответствии с этим — активной, пассивной или нейтральной. И она может быть ни первой, ни второй и ни третьей, если через неё в данный момент не проявляется никакая сила или если она взята безотносительно к проявлению сил. Таким образом, каждая субстанция является как бы в четырёх различных аспектах, или состояниях. Необходимо в этой связи отметить, что, говоря о материи, мы не говорим о химических элементах. Специальная химия, о которой я говорю, рассматривает как элемент каждую субстанцию, имеющую отдельную функцию, даже самую сложную. Только таким образом можно изучать космические свойства материи, потому что все сложные соединения имеют собственную космическую цель и собственное значение. С этой точки зрения атом данной субстанции есть мельчайшее её количество, которое сохраняет все его химические, физические и космические свойства. Поэтому размеры «атомов» различных субстанций не одинаковы; в отдельных случаях такой «атом» может быть частицей, видимой даже невооружённым глазом».

«Четыре аспекта, или состояния, каждой субстанции имеют определённые названия».

«Когда субстанция является проводником первой, активной силы, она называется «углеродом» и, подобно углероду в химии, обозначается буквой С».

«Когда субстанция является проводником второй, пассивной силы, она называется «кислородом» и. подобно кислороду в химии, обозначается знаком О».

«Когда субстанция является проводником третьей, нейтрализующей силы, она называется «азотом» и, подобно азоту в химии, обозначается буквой N».

«Когда субстанция берётся безотносительно к проявляющейся через неё силе, она называется «водородом» и, подобно водороду в химии, обозначается буквой Н».

«Активная, пассивная и нейтрализующая силы обозначаются цифрами 1, 2 и 3, а субстанции — буквами С, О, N и Н. Необходимо понимать эти обозначения».

— Соответствуют ли эти четыре элемента четырём элементам алхимии: огню, воде, воздуху и земле? — спросил один из нас.

— Да, соответствуют, — отвечал Гурджиев, — но мы будем пользоваться этими; позднее вы поймёте почему.

Услышанное очень меня заинтересовало, ибо связывало систему Гурджиева с системой Таро, которая одно время казалась мне возможным ключом к скрытому знанию. Кроме того, мне продемонстрировали такое отношение трёх к четырём, которое было для меня новым и которого я не мог бы понять из Таро. Таро определенно построено на законе четырёх принципов. До настоящего времени Гурджиев говорил лишь о законе трёх принципов; но теперь я увидел, как три переходят в четыре — и понял необходимость такого деления, пока для нашего непосредственного наблюдения существует разделение «силы» и «материи». «Три» относится к силе, «четыре» — к материи. Конечно, дальнейший смысл оставался для меня пока неясным; но даже то немногое, что сказал Гурджиев, обещало в будущем очень многое.

Кроме того, меня очень интересовали названия элементов — «углерод», «кислород», «азот» и «водород». Должен заметить, что хотя Гурджиев пообещал разъяснить, почему взяты именно эти, а не другие названия, он так этого и не сделал. Позже я вернусь к этим названиям ещё раз. Попытки установить происхождение перечисленных терминов объяснили мне очень многое во всей системе Гурджиева и её истории.

На одной встрече, куда было приглашено довольно много новых людей, ранее не слышавших Гурджиева, ему задали вопрос: «Бессмертен человек или нет?»

— Постараюсь ответить на этот вопрос, — сказал Гурджиев, — но предупреждаю вас, что его нельзя рассмотреть достаточно полно с тем материалом, который имеется в общепринятом языке и обычном знании.

«Итак, вы спрашиваете, бессмертен человек или нет. Я отвечу: и да, и нет».

«У этого вопроса много разных сторон. Прежде всего, что значит слово «бессмертный»? Говорите ли вы об абсолютном бессмертии или допускаете различные его степени? Если, например, после смерти тела остаётся нечто, живущее некоторое время и сохраняющее сознание, можно назвать этот элемент бессмертным или нет? Или подойдём к вопросу иначе: сколь долгий период подобного существования необходим для того, чтобы назвать его бессмертием? Включает ли данный вопрос возможность разного «бессмертия» для разных людей? И есть ещё много иных вопросов. Я говорю об этом только для того, чтобы показать вам, как всё неясно и как легко приводят человека к иллюзии такие слова, как «бессмертие». На самом же деле нет ничего бессмертного; смертен даже Бог. Но существует огромная разница между человеком и Богом, и, разумеется, Бог смертен иначе, не так, как человек. Было бы гораздо лучше, если бы вместо слова «бессмертие» мы использовали другую форму — заменили бы его выражением «посмертное существование». У человека имеется возможность посмертного существования. Но возможность — это одно, а реализация возможности — нечто совсем другое».

«Давайте теперь посмотрим, от чего зависит эта возможность, что означает её реализация».

Далее Гурджиев кратко повторил всё, что было сказано раньше об устройстве человека и мира. Он нарисовал диаграмму «луча творения» и четырёх тел человека. Но по отношению к телам человека он ввёл одну деталь, которой раньше не было. Он снова употребил восточное сравнение человека с повозкой, лошадью, возницей и господином и нарисовал диаграмму с добавлением, которое прежде отсутствовало.

— Человек — это сложное устройство,— сказал он,— состоящее из четырёх частей, которые могут быть прочно связаны друг с другом, могут быть связаны плохо, а могут и вообще оказаться не связаны. Повозка связана с лошадью при помощи оглобель, лошадь с возницей — вожжами, а возница с хозяином — посредством голоса последнего. Но возница должен слышать голос хозяина и понимать его. Он должен уметь править лошадью, а лошадь должна быть обучена повиновению вожжам. Что же касается отношений между лошадью и повозкой, то лошадь нужно запрячь правильно. Итак, есть три вида связей между четырьмя частями этого сложного устройства. Если в одной из связей чего-то не хватает, то всё устройство не в состоянии действовать как единое целое. Поэтому связи важны не менее, чем сами «тела». Работая над собой, человек одновременно работает над «телами» и над «связями». Но работа эта различна.

«Работа над собой должна начинаться с возницы. Возница — это ум. Для того, чтобы слышать голос хозяина, возница прежде всего не должен спать, т.е. ему необходимо пробудиться. Затем может оказаться, что хозяин говорит на таком языке, которого возница не понимает. Возница должен научиться этому языку; научившись, он поймёт хозяина. Но вместе с тем он должен учиться управлять лошадью, запрягать её в повозку, кормить и чистить, содержать повозку в порядке. Ибо какая польза в его понимании, если он ничего не умеет делать? Хозяин велит ему куда-то выезжать, а он не может двинуться с места, так как лошадь не накормлена и не запряжена; он не знает, куда запропастились вожжи. Лошадь — это наши эмоции, а повозка — тело. Ум должен научиться управлять эмоциями. Эмоции всегда увлекают тело за собой. Именно в таком порядке должна происходить работа самовоспитания. Но опять-таки заметьте, что работа над «телами», т. е. над возницей, лошадью и повозкой — это нечто одно, тогда как работа над «связями» (т. е. над пониманием возницы, которое соединяет его с хозяином, над «вожжами», которые соединяют его с упряжью лошади, над «упряжью», которая связывает лошадь с повозкой) — это совсем другое».

«Иногда случается, что тела вполне здоровы и находятся в порядке, но «связи» не действуют. Какая тогда польза от всего устройства? Так же, как и в случае неразвитых тел, устройство в целом неизбежно будет управляться снизу, т.е. не волей хозяина, а волей случая».

«У человека с двумя телами второе тело активно по отношению к физическому; это значит, что сознание «астрального тела» может иметь власть над физическим телом».

Гурджиев поставил плюс над «астральным телом» и минус над физическим.

— Если у человека имеется три тела, тогда третье, или «ментальное» тело активно по отношению к «астральному» и физическому; это значит, что сознание «ментального» тела обладает полной властью над «астральным» и физическим телами.

Гурджиев поставил плюс над «ментальным» телом и минусы над «астральным» и физическим, заключёнными в скобки.

— У человека с четырьмя телами активно четвёртое тело. Иначе говоря, сознание четвёртого тела имеет полную власть над «ментальным», «астральным» и физическим телами.

Гурджиев поставил плюс над четвёртым телом и минусы над тремя другими, заключёнными в скобки.

— Как видите, — сказал он, — существуют четыре различные ситуации. В одном случае все функции находятся под контролем физического тела; оно активно, все остальные пассивны. В другом случае второе тело имеет власть над физическим. В третьем случае «ментальное» тело управляет «астральным» и физическим. И в последнем случае четвёртое тело властвует над тремя первыми. Раньше мы видели, что у человека, имеющего только физическое тело, возможен как раз такой порядок взаимоотношений между различными функциями. Физические функции могут контролировать чувства, мысль, сознание. Чувства могут контролировать физические функции. Мысль может контролировать физические функции и чувства. И сознание способно контролировать физические функции, чувства и мысль.

«У человека с двумя и тремя телами, равно как у человека с четырьмя телами, самое активное тело живёт дольше всех, т.е. оно «бессмертно» по отношению к низшему телу».

Далее Гурджиев опять нарисовал диаграмму «луча творения» и около Земли поместил физическое тело человека.

— Это обычный человек, — сказал он, — человек номер один, два, три и четыре. У него есть только физическое тело; оно умирает, и от него ничего не остаётся. Оно состоит из земных материалов и после смерти возвращается в землю. Это — прах, и он возвращается в прах. Говорить о какого-то рода «бессмертии» для человека подобного сорта невозможно. Но если человек имеет второе тело (он начертил второе тело напротив планет), это второе тело состоит из материала мира планет и может пережить смерть физического тела; второе тело не бессмертно в полном смысле слова, потому что спустя определённый промежуток времени тоже умирает; тем не менее, оно не умирает вместе с физическим телом.

«Если у человека есть третье тело (он поместил третье тело на диаграмме напротив Солнца), оно состоит из материала Солнца и может существовать после смерти «астрального тела».

«Четвёртое тело состоит из материала звёздного мира, т. е. из такого материала, который не принадлежит исключительно Солнечной системе; и потому, если оно кристаллизовалось в пределах этой системы, внутри неё нет ничего, что могло бы разрушить такое тело. Это означает, что человек, обладающий четвёртым телом, бессмертен в пределах Солнечной системы».

«Теперь вы видите, почему невозможно сразу ответить на вопрос, бессмертен человек или нет. Один человек бессмертен, другой нет, третий стремится стать бессмертным, четвёртый считает себя бессмертным — а представляет собой просто кусок плоти».

Абсолютное

Все миры

Все солнца

Четвёртое тело

6 законов

Солнце

Ментальное тело

12 законов

Все планеты

Астральное тело

24 закона

Земля

Физическое тело

48 законов

Когда Гурджиев уезжал в Москву, наша постоянная группа собиралась без него. В моей памяти осталось несколько бесед в группе, связанных с тем, что мы недавно услышали от Гурджиева.

Мы много говорили об идее чуда, о том, что Абсолютное не может проявить свою волю в нашем мире, что эта воля проявляется только в виде механических законов и не может проявиться в их нарушении.

Не помню, кому из нас первому пришла на ум хорошо известная, хотя и не очень почтительная школьная история, в которой мы тотчас усмотрели иллюстрацию к этому закону. Речь шла о семинаристе-переростке, не способном усвоить на последних экзаменах идею всемогущества Божия.

— Ну, приведи мне пример чего-нибудь, чего не мог бы сделать Господь, — обратился к нему епископ-экзаменатор.

— Это нетрудно, ваше преосвященство, — отвечал семинарист. — Даже Сам Господь не может простой двойкой побить козырного туза.

Нельзя найти более ясного примера. В этой глупой истории больше смысла, чем в тысяче богословских трактатов. Законы игры составляют суть игры, и нарушение их разрушило бы всю игру. Для Абсолютного так же мало возможно вмешиваться в нашу жизнь и вносить другие результаты вместо естественных результатов созданных нами причин или случайностей, как невозможно для него побить простой двойкой козырного туза. Тургенев где-то писал, что все молитвы можно свести к одной: «Господи, сделай так, чтобы дважды два не было четыре!» А это — то же самое, что козырной туз семинариста.

Другая беседа касалась Луны и её отношения к органической жизни на Земле. Снова один из членов нашей группы нашёл очень удачный пример, показывающий отношение Луны к органической жизни.

Луна подобна гире на часах. Органическая жизнь — это часовой механизм, приводимый в движение гирей; тяжесть гири, натяжение цепи на зубчатке приводят в движение колёса и стрелки часов. Если гирю удалить, движение в часовом механизме немедленно прекратится. Луна — это как бы колоссальная гиря, которая висит на органической жизни и приводит её в движение. Что бы мы ни делали, хорошее или плохое, умное или глупое, все движения колёс и стрелок нашего организма зависят от этого груза, который постоянно оказывает на нас своё давление.

Меня лично очень интересовал вопрос об относительности в связи с местом, т.е. положением в мире. Задолго до того, как эта тема подверглась обсуждению, я пришёл к идее относительности, зависящей от взаимоотношений размеров и скоростей. Но идея места в космическом порядке была совершенно новой и для меня, и для всех других. Но странно: спустя некоторое время я убедился, что это — одно и то же; иначе говоря, размеры и скорость определяют место, а место определяет размеры и скорость.

Вспоминаю ещё одну беседу, имевшую место в тот же период. Кто-то спросил Гурджиева — не помню, в какой связи — о возможности существования универсального языка.

— Универсальный язык возможен, — заявил Гурджиев, — только люди никогда его не изобретут.

— Почему же? — спросил кто-то из нас.

— Во-первых, потому, что он давно изобретён, — ответил Гурджиев. — Во-вторых, потому, что понимание этого языка, как и способность выражать на нём свои мысли зависят не только от знания языка, но и от бытия. Скажу даже больше: существуют три универсальных языка, а не один. На первом из них можно говорить и писать, оставаясь в пределах своего собственного языка, с той лишь разницей, что когда люди разговаривают на своём обычном языке, они не понимают друг друга, а на этом, ином языке — понимают. Во втором языке письмо одинаково для всех народов, как, скажем, цифры или математические обозначения; но люди всё ещё говорят на своих собственных языках. Однако каждый из них понимает другого, хотя бы этот другой говорил на незнакомом языке. Третий язык один и тот же для всех, как письменный, так и разговорный. На этом уровне различия между языками совершенно исчезают.

— Не то ли это самое, что описано в Деяниях апостолов как сошествие Святого Духа на апостолов, когда они стали понимать разные языки? — спросил кто-то.

Я заметил, что такие вопросы всегда раздражали Гурджиева.

— Не знаю, меня там не было, — сказал он.

Но в другой раз один мимолётный вопрос привёл к новым и неожиданным объяснениям.

Кто-то случайно спросил его во время беседы, заключено ли в учениях и обрядах существующих религий что-нибудь реальное и ведущее к определённой цели.

— Да и нет, — сказал Гурджиев. — Вообразите, что мы сидим здесь и разговариваем о религиях, а горничная Маша слышит наш разговор. Она, конечно, понимает его по-своему и повторяет то, что ей понятно, швейцару Ивану. Швейцар Иван опять-таки понимает всё по-своему и повторяет то, что ему понятно, кучеру Петру, живущему за стенкой. Кучер Петр едет в деревню и пересказывает там то, что говорят городские господа. Как вы думаете, будет ли его рассказ хоть сколько-нибудь напоминать то, что говорим мы? Совершенно такая же связь существует между существующими религиями и тем, что было их основанием. Вы получаете учения, традиции, молитвы, обряды не из пятых, а из двадцать пятых рук; разумеется, почти всё здесь искажено до неузнаваемости, а существенные элементы давно забыты.

«Например, в христианстве всех исповеданий по традиции большую роль играет Тайная Вечеря Христа и его учеников. На этом основаны литургия и целый ряд догматов, обрядов и таинств. Её понимание стало причиной раскола, разделения церквей и возникновения сект; много людей погибло из-за того, что они не пожелали принять того или иного толкования данного факта. На самом же деле никто в точности не понимает, что именно имело место, что сделали в тот вечер Христос и его ученики. Не существует объяснения, которое даже отдаленно напоминает истину, потому что написанное в Евангелиях, во-первых, сильно искажено во время переписывания и переводов; во-вторых, Евангелия были написаны для тех, кто знает. Тем, кто не знает, они ничего не могут объяснить. И чем глубже такие люди стараются понять этот факт, тем в большие впадают ошибки».

«Для того чтобы понять то, что произошло на Тайной Вечере, надо прежде всего знать некоторые законы».

«Помните, что я говорил об «астральном теле»? Давайте вкратце повторим это. Люди, имеющие «астральное тело», могут общаться друг с другом на расстоянии, не прибегая к помощи обычных физических средств. Но для того чтобы такое общение было возможным, они должны установить друг с другом некоторую «связь». Поэтому, отправляясь в разные места, в дальние страны, люди иногда берут с собой что-нибудь, принадлежащее другому, особенно такие вещи, которые соприкасались с его телом, пропитаны его эманациями и т.п. Точно так же для установления связи с умершим человеком его друзья обыкновенно хранят какие-то его вещи. Этими вещами как бы оставлен особый след, нечто вроде проводов или нитей, протянутых в пространстве. Эти нити связывают данный предмет с человеком, им владевшим; иногда он жив, а иногда уже умер. Люди знали это с глубочайшей древности и различными способами использовали такое знание».

«Следы его можно найти в обычаях многих народов. Вы знаете, например, что у некоторых народов есть обычай кровного братства. Двое или несколько человек смешивают свою кровь в одном сосуде и затем пьют из него, после чего их считают братьями по крови. Но происхождение этого обычая лежит глубже и восходит к магической церемонии установления связи между «астральными телами». Кровь имеет особые свойства, и некоторые народы, например, евреи, приписывали чрезвычайное значение магическим свойствам крови. Далее, вы должны знать, что если установлена связь между «астральными телами», она, согласно верованиям некоторых народов, не разрывается и смертью».

«Христу было известно, что он должен умереть: так было решено заранее. Знали это и его ученики, и каждому из них было известно, какую роль ему предстоит сыграть. В то же время им хотелось установить постоянную связь с Христом. С этой целью он дал им выпить свою кровь и съесть свою плоть. Это вовсе не было хлебом и вином, а подлинным телом и подлинной кровью».

«Тайная Вечеря была магической церемонией, сходной с «кровным братством»; она устанавливала связь между «астральными телами». Однако есть ли в современных церквах хоть один человек, знающий это? Понимает ли кто-нибудь смысл Тайной Вечери? Всё давно забыто, всему придано совершенно иное значение. Остались лишь слова, смысл которых давно утрачен».

Эта лекция и особенно её конец вызвали в наших группах множество разговоров. Многих оттолкнуло то, что Гурджиев сказал о Христе, о Тайной Вечере; другие, напротив, почувствовали в этом какую-то истину, которой никогда не смогли бы достичь самостоятельно.

 
<<<   Глава IV.   Глава VI.   >>>

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру