Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Библиотека - Книги по главам arrow Глава IX.
Глава IX.

Изучение человека как химической фабрики — Диаграмма Пищи — Три октавы пищи и их развитие—Первая стадия с одним механическим толчком — Вторая стадия с одним сознательным толчком — Третья стадия со вторым сознательным толчком — Относительная ценность трех видов пищи — Впечатления — Самовоспоминание — Углерод 12 — Смех — Хорошие и плохие впечатления — Впечатления как различные водороды — Контроль впечатлений — Работа над ми 12 — Центры и их скорость — Высшие центры и их характеристика — Связь с высшими центрами — Высшие центры и наркотики — Телепатия — Необходимость увеличения производства высших материй — Энергия и накопление энергии — Аккумуляторы — Связь с большим аккумулятором — Зевание - Вся работа должна быть сосредоточена на сознании.

В прошлый раз я дал вам шкалу материи в отношении к человеку и человеческому телу. Каждый уровень представляет собой определенную плотность материи и определенную скорость вибрации или, как это именуется в настоящей системе, плотность вибрации. Верхнее до представляет наименьшую возможную плотность материи и наибыстрейшую скорость вибрации. Вибрации становятся более и более медленными по мере снижения на шкале и почти сходят на нет в конце, тогда как плотность материи соответственно увеличивается и доходит до своего максимума.

Каждая из этих материй представляет собой очень большой ряд. Теперь мы должны изучить человека как химическую фабрику и посмотреть, какую роль эти материи играют в человеческом теле. Некоторые из водородов мы можем изучить физически или химически, в то время как присутствие других мы можем определить только психологически. Таким образом, эта таблица водородов дает нам возможность изучения и физических, и психологических проявлений как проявлений одного и того же порядка, но различных степеней материальности.

Люди часто спрашивают: откуда приходит энергия человека? С этой точки зрения, человек может рассматриваться как химическая фабрика, которая получает сырые материалы извне и трансформирует их в другие материалы более тонкого качества.

Три вида материалов, которые человек получает извне, — это пища, которую он ест, воздух, который он вдыхает, и впечатления, которые он воспринимает. Пища — это всегда Н 768, воздух — всегда Н 192, но впечатления могут быть весьма разнообразны. Для нашего изучения, для понимания принципа, мы принимаем в качестве стандарта впечатления Н 48. Н 48 представляет собой просто обычные бесцветные впечатления без какого-либо характера. Если я вижу этот кусок бумаги, то это впечатление 48, ничего больше. Но впечатления могут быть очень хорошего и очень плохого качества — мы будем говорить об этом позднее.

Из этих трех видов материала машина производит все материи, необходимые для работы центров. В обычном состоянии человеческая машина работает достаточно хорошо для поддержания своей собственной жизни, но как химическая фабрика она является неудовлетворительной, так как она расходует все, что она производит;

она не может экспортировать или отложить что-либо в запас. Однако развитие человека зависит от запасов высших материй, производимых его машиной. Поэтому мы должны думать о возможностях увеличения продукции. Но прежде, чем мы сможем думать об увеличении продукции, мы должны изучить фабрику с точки зрения потерь, ибо в машинах имеется много пропускающих частей, и если мы не останавливаем эти утечки, увеличение продукции будет только повышать их. Мы уже говорили об утечках, поэтому, хотя я хочу теперь показать вам, как работает фабрика и даже как может быть увеличена продукция, утечки не показаны на диаграмме. Но все они имеются в вас, и вы должны помнить, что вы не можете увеличить выпуск продукции в вашем сегодняшнем состоянии, так как прежде всего вы должны остановить все утечки. После того, как это сделано, будет полезно научиться практическим способам улучшения работы фабрики. Это принцип системы.

Я покажу вам три стадии или три состояния этой химической фабрики: во-первых, как она работает в обычном человеке 1, 2 и 3; затем, как она работает с одним определенным видом усилия;

и, наконец, как она работает со вторым определенным видом усилия.

Мы принимаем человеческую машину за трехэтажную фабрику. Три этажа представляют голову, среднюю часть тела и низшую часть тела со спинным мозгом.

Пища входит в верхний этаж и приходит к нижнему этажу как Кислород 768. В теле она встречается с определенным Углеродом 192 и, смешиваясь с этим Углеродом, становится Азотом 384. Азот 384 встречается с другим Углеродом 96 и с помощью этого Углерода меняется из Азота 384 в Азот 192. Это восходящая октава, поэтому эти стадии представляют ноты до, ре, ми.

После ми имеется интервал, и октава не может развиваться дальше сама по себе. Интересно, что до этого пункта и на одну ступень дальше мы можем проследить развитие октавы с помощью обычного физиологического знания. Когда пища входит в рот, она встречается с несколькими различными сортами слюны и смешивается с ними в процессе жевания; затем она проходит в желудок и обрабатывается желудочными соками, которые разрушают сахара, протеины и жиры. Отсюда она идет в кишки и встречается с желчью, соками поджелудочной железы и кишечными соками, которые трансформируют ее в мельчайшие элементы. Последние проходят через кишечные стенки в венозную кровь, которая подается к печени, где встречается с другими углеродами, изменяющими ее химически, а также к сердцу, которое гонит венозную кровь к легким. Здесь она окисляется путем поступления воздуха и возвращается к сердцу как артериальная кровь. На этой диаграмме все различные материи, присутствующие в теле, с которыми пища встречается вплоть до ми, разделены на две категории: Углерод 192 и Углерод 96. Венозная кровь есть ми 192 и артериальная кровь есть фа 96.

В момент, когда ми 192 не может развиваться дальше, входит другой вид пищи—воздух. Он входит как Кислород 192, встречается с определенным Углеродом 48 и с его помощью трансформируется в ре 96, эта продукция из ре 96 дает толчок ми 192 пищевой октавы, получающему возможность пройти к фа 96. Далее этого физиологическое знание идти не может.

Ре 96 воздушной октавы встречает соответствующий Углерод и производит ми 48; и, с помощью того же самого Углерода фа 96 пищевой октавы трансформируется в соль 48. Соль 48 может развиваться дальше, но ми 48 не может, поэтому развитие воздушной октавы останавливается в этой точке. Соль 48 пищевой октавы переходит в ля 24, а ля 24 — в си 12 и здесь останавливается.

Впечатления входят как до 48, но не могут развиваться дальше, так как в месте их входа нет Углерода 12 для того, чтобы помочь им. Природа не обеспечивает этого или, вернее, не обеспечивает достаточно для того, чтобы произвести какой-нибудь значительный эффект, поэтому до 48 не трансформируется, и три октавы на этом останавливаются.

Подумайте об этой диаграмме и свяжите ее с тем, что было сказано раньше, — что природа доводит человека до определенного состояния, а затем оставляет его развиваться самостоятельно. Природа дает человеку возможности, но не развивает этих возможностей. Она дает ему возможность жить, обеспечивает воздухом, так как иначе первая октава не могла бы продолжаться, но остальное он должен делать сам. Машина устроена таким образом, что воздух входит в правильный момент в правильной последовательности и дает механический толчок.

Важно помнить, что Пищевая Диаграмма, или Диаграмма Пищи, состоит из трех стадий.

Первая стадия, которую я только что описал, показывает, как все случается в обычном нормальном человеке: пищевая октава продолжается от до 768 до си 12; имеются три ноты воздушной октавы и одна нота октавы впечатлений. Если мы хотим развиваться дальше, мы должны увеличить продукцию высших материй, а чтобы делать это, мы должны понять и знать, как это делать, не только теоретически, но и фактически, так как требуется длительное время, чтобы научиться, как применять это знание и делать правильные усилия.

Если мы знаем, как подвести Углерод 12 к правильному месту, и если мы делаем необходимое усилие, развитие октав воздуха и впечатлений идет дальше. Вторая стадия показывает, что происходит, когда был дан правильный толчок. До 48 октавы впечатлений трансформируется в ре 24 и ми 12. Воздушная октава получает толчок от октавы впечатлений, и ми 48 трансформируется в фа 24, соль 12 и даже небольшое количество ля 6. Вы должны помнить, что воздух насыщен высшими водородами, которые, в некоторых случаях, могут быть удержаны организмом в процессе дыхания. Но количество высших водородов, которое мы можем получить из воздуха, очень мало. Эта стадия представляет работу человеческой машины с одним механическим и одним сознательным толчком.

Третья стадия показывает, что происходит, когда второй сознательный толчок дается в правильном месте. Первый сознательный толчок необходим в до 48. Второй сознательный толчок необходим там, где ми 12 октавы впечатлений и си 12 пищевой октавы остановились в своем развитии и не могут продолжаться дальше сами по себе. Хотя в организме имеются углероды, которые могли бы помочь им трансформироваться, они находятся далеко и не могут быть использованы, поэтому необходимо другое усилие. Если мы знаем его природу и можем произвести этот второй сознательный толчок, ми 12 будет развиваться в фа 6, а см 12 —в до 6. Усилие должно начинаться с ми 12, поэтому мы должны понять психологически, чем является ми 12. Мы можем назвать его нашими обычными эмоциями, то есть любыми сильными эмоциями, которые мы можем иметь. Когда наши эмоции достигают определенной степени интенсивности, в них имеется ми 12. Но в нашем настоящем состоянии только наши неприятные эмоции достигают ми 12; наши обыкновенные эмоции остаются 24. Не то, чтобы наши сильные неприятные эмоции являются ми 12, но они основаны на нем и нуждаются в нем для того, чтобы быть произведенными. Поэтому начало второго усилия и подготовка к нему — это работа над отрицательными эмоциями.

Это общие контуры работы человеческого организма и того, как эта работа может быть улучшена. Важно понять, где необходимы сознательные толчки, так как если вы понимаете это, это поможет вам понять многие другие трудности в Диаграмме Пищи.

Вы должны понять также, что эти три октавы не обладают равной силой. Если вы возьмете силу пищевой октавы, вы увидите, что она дает некоторые результаты, некоторые влияния, которые могут быть измерены. Хотя материя, взятая из воздуха, играет очень важную роль, воздушная октава представляет собой очень малое количество водородов, тогда как октава впечатлений очень могущественна и может иметь огромное значение в отношении к самовоспоминанию, состояниям сознания, эмоциям и т. д. Поэтому мы можем сказать, что соотношение трех октав неодинаково, так как одна имеет больше вещества, другая — меньше.

Это наша внутренняя алхимия, трансмутация низших металлов в драгоценные металлы. Но вся эта алхимия находится внутри нас, не снаружи.

В. Что вызывает трансформацию пищи в высшую материю?

О. Она смешивается с другими материями, более высокими, чем она сама, и таким путем она повышается; затем она становится смешанной с еще более высокими материями, и снова возрастает и т. д. Рассматривайте это просто.

В. Она никогда не достигает уровня самой высокой материи, с которой она смешивается?

О. Это не имеет значения. Имеет значение то, что она возрастает, становится более высокой. Более высокие материи содержат больше энергии, более грубые материи содержат меньше. Поэтому, когда они смешиваются, более высокие водороды вносят свою энергию в более грубые материи.

В. Может ли более высокая материя производиться путем молитвы и в умственных упражнениях?

О. Она не производится из ничего, но во внутренней алхимии человека более высокие вещества выгоняются из более грубого материала, который в противном случае оставался бы в грубом состоянии.

В. Почему происходит так, что первый сознательный толчок приходит из впечатлений?

О. Этот толчок не приходит из впечатлений, это не совсем правильное определение. Впечатления являются очень важной пищей, и в нашем обычном состоянии мы изголодались по впечатлениям. У нас достаточно впечатлений, но мы не можем переваривать их.

В. Должны ли мы производить Углерод 12, или он имеется в организме?

О. Вообще у человека достаточно углеродов для обычной нормальной жизни, и даже может быть склад этих углеродов. Это не значит, что мы должны производить Углерод 12; мы должны переводить его из одной части машины в другую часть — а это означает специальное усилие. Мы не будем знать, как мы делаем это, но путем совершения этого специального усилия мы будем переводить Углерод 12 из одного места в другое. Но, конечно, если его недостаточно в теле, то мы не можем перевести его туда. Если вы имеете деньги, вы можете положить их в один карман или в другой, но если вы не имеете их, то не можете — это совсем элементарно.

В. Является ли это специальное усилие главной тренировкой в настоящей системе?

О. Первый сознательный толчок — это самовоспоминание, вместе со всем, что вам советуют делать с самого начала, то есть самонаблюдение, неотождествление и т. д. Все это есть часть этого усилия.

В. Каков второй сознательный толчок, который меняет характер фабрики?

О. Если вы хотите, я могу рассказать вам о нем, но это не поможет, так как это именно то, чего мы не можем делать. Это трансформация отрицательных эмоций в положительные эмоции. Это возможно только при длительной работе над самовоспоминанием, когда вы можете быть сознательными в течение долгого времени и когда начинает работать высший эмоциональный центр. Это то, что приводит нас к состоянию человека № 5, поэтому это очень далеко от того, где мы находимся теперь. Ми 12, объединенное со специальным усилием, может произвести положительную эмоцию.

В. Мне кажется, что для того, чтобы произвести какие-либо полезные результаты в направлении более пробужденного состояния, необходимо, чтобы работали оба сознательных толчка?

О. Да, чтобы произвести полезные результаты, конечно, должны быть даны оба толчка, но когда первый толчок достаточно силен, это уже производит некоторые результаты. Но, на самом деле, они обычно работают вместе, так как с самого начала мы должны научиться не выражать отрицательные эмоции, а это уже есть работа над вторым сознательным толчком. Первый толчок находится в природе самовоспоминания, и он производит борьбу с отрицательными эмоциями, поэтому спустя некоторое время человек фактически работает над двумя. Чем больший результат вы получаете в одном, тем больше он будет и в другом. Это объясняет второй принцип, с которым мы встречаемся в настоящей системе: чем больше человек делает, тем больше ожидается от него. То же самое в Диаграмме Пищи: чем больше человек пытается работать над самовоспоминанием, тем больше он должен быть способен контролировать отрицательные эмоции и быть способным в будущем трансформировать отрицательные эмоции в положительные эмоции. Но это далекая цель. так как человек должен иметь много материала, созданного для самовоспоминания. Тем не менее, два толчка связаны, и, до известной степени, один не может работать без другого.

В. Означает ли слово “толчок”, в связи с диаграммами, то же самое, что и толчки в обычной жизни?

О. Толчки, связанные с Диаграммой Пищи, должны идти от вас — это ваше собственное действие. Необходимо знать момент и помнить о толчках. Надо быть очень внимательным при этом, ибо только правильный вид толчка поможет в этих особых октавах, иначе они будут расходиться.

В. Можете ли вы дать практический пример? О. Практические примеры находятся в Диаграмме Пищи. Вы должны пытаться находить аналогичные вещи в ваших собственных действиях. Первый толчок предусмотрен природой там, где входит воздух. Но во втором интервале природой не предусмотрено никакого толчка, и он должен быть создан путем самовоспоминания. Также и в третьем интервале не предусмотрено никакого толчка, и он должен быть дан точно таким же образом, о котором мы говорили, — путем трансформации отрицательных эмоций в положительные, производимые неотождествлением.

Первый сознательный толчок готовит второй, а второй готовит третий. Все это происходит одновременно — не заканчивая первый, вы переходите ко второму.

В. Обязательно ли толчки неприятны?

О. Для них необходимо усилие, но они не обязательно неприятны. Наоборот, в момент этого усилия, с приходом новой энергии, человек может быть очень приятно удивлен.

В. Может ли усилие по контролю внимания действовать как первый сознательный толчок, и переводит ли оно Углерод 12 к до 48?

О. Нет, этого недостаточно. Должно быть самовоспоминание:

на самом деле самовоспоминание связано с самонаблюдением — две деятельности. Это то, что создает сознательность. Человек пытается быть более сознательным по отношению к себе и своему окружению — ко всему.

В. Могли бы мы услышать об Углероде 12? Откуда он приходит?

О. Углерод 12 может иметь много проявлений, но обычно мы говорим о нем в связи с впечатлениями. Вероятно, он является некоторой энергией эмоционального центра. Но не источник является важным. Что является важным, — это как привести его. Чем он является и откуда идет, не имеет значения, так как мы не можем видеть его, мы не знаем, где находится это место. Обычно Углерод 12 идет из эмоционального центра, а Водород 12—это материя, с которой эмоциональный центр должен работать. Впечатления входят как Кислород 48 и могут быть трансформированы в Азот 24 только с помощью Углерода 12, но случается, что именно в месте, где впечатления могут быть усвоены, нет никакого Углерода 12 или только немного. Поэтому мы должны принести его туда специальным усилием, и это усилие — самовоспоминание и самонаблюдение. Поэтому важен метод, а не источник. Усиленное наблюдение, осуществленное путем самовоспоминания, всегда имеет эмоциональный элемент. Когда вы вспоминаете себя, вы приводите Углерод 12 к правильному месту, и он может трансформировать впечатления.

Я говорю на этом языке потому, что вы задали ваш вопрос на этом языке, но это можно наблюдать только психологически. Впечатления входят, но вы не ощущаете их, и это означает, что они приходят и не продолжаются. Но вы можете делать усилие вспоминать себя и тоща начинаете замечать вещи. Это значит, что впечатления стали 24. Отсутствие Углерода 12 в необходимом месте означает, что мы недостаточно эмоциональны. Путем самовоспоминания мы приносим эмоциональный элемент к этому особому месту.

В. Являются ли два другие Углерода в ми 48 и соль 48 одинаковыми?

О. Я думаю, что имеется небольшая разница в ми 48, хотя все они имеют эмоциональный элемент. В соль 48 работает тот же самый Углерод, что и в до 48, но в ми 48 он может быть инстинктивно-эмоциональным. Вполне возможно, что ми 48 работает через Углерод 12 из инстинктивного центра, который всегда находится там.

В. Что представляет собой ми 48?

О. Это также артериальная кровь. Признанным фактом является то, что кровь может быть очень различных видов. Можно физиологически установить, что в различных частях тела кровь имеет различные качества. Химически также может быть установлено, что ее действие различно, но каково это различие, наука не может сказать. Например, мускулы питаются кровью 96, но клетки мозга питаются кровью 24, а некоторые нервные клетки питаются кровью 12, и даже 6.

В. Считаете ли вы, что имеется химическое различие в крови, питающей мускулы и мозг?

О. Это не может быть установлено, хотя известно, что имеется определенное различие. Вообще присутствие некоторых материй распознается по их влиянию, но сами они не могут быть разделены химически. Наука не знает истории потока крови: в каждом пункте она дает нечто и получает нечто. Прежде чем кровь достигает того или иного органа, это есть один вид крови, когда она оставляет его, она является иной.

В. Ведет ли момент осознания к какому-то немедленному изменению в крови?

О. Да, ведет, но это зависит от того, насколько он глубок и насколько долог. Если это одна секунда, это производит некоторые изменения, соответствующие одной секунде; если это полчаса, то другое дело.

В. Можем ли мы заметить результат даже одной секунды?

О. Иногда можете, если он достаточно глубок. Вы можете заметить результат в том смысле, что видите, как обычные ощущения становятся более эмоциональными. Но короткие моменты самоосознания, на поверхности, не производят большого эффекта, тогда как если они достаточно глубоки и продолжительны, вы будете иметь впечатления, которые никогда впоследствии не забудете.

В. Каким водородом является мысль?

О. Она может быть очень разной, точно так же, как разной является кровь. Она начинается с 48 и может доходить до б.

В. Можно ли мысли считать впечатлениями?

О. Да, но количество впечатлений, идущих изнутри, ограничено; количество же впечатлений, идущих извне, неограничено.

В. Является ли все на первой стадии Диаграммы Пищи полностью механическим?

О. Конечно, все это является механическим; это космическое устройство. Организм человека работает согласно этой общей схеме, если он совсем не работает над собой и не пытается изменить свое состояние сознания.

В. В обычном состоянии человек никак не использует впечатления?

О. Очень мало. На этой диаграмме невозможно показать то малое количество впечатлений, которое трансформируется, поэтому мы говорим, что октава впечатлений не идет дальше. Но некоторые впечатления проходят дальше, хотя для развития этого недостаточно.

В. Для нас, таких, какими мы являемся, все впечатления находятся на одном уровне?

О. Нет. Впечатления могут быть весьма разнообразны. В Диаграмме Пищи мы берем их как Н 48, так как это представляет собой большинство впечатлений. Они являются, так сказать, безразличными впечатлениями — может быть, одного рода, может быть, другого, но сами по себе они не производят никакого эффекта. Однако в то же самое время они являются пищей. Они достигают нас как 48, и в нашем обычном состоянии они не идут дальше. Человек не был бы способен жить в этих условиях. Но существуют впечатления 24 — не так много, как 48, но определенное количество;

и в очень редких случаях могут быть впечатления 12, и даже 6, хотя они являются исключением. Они не входят в эту диаграмму, так как они трансформируют себя сами. Если они приходят как 24, они легко могут быть трансформированы в 12 и, может быть, дальше. Но они приходят в очень малом количестве.

В обычном человеке, который не учится вспоминать себя, некоторые из этих обычных впечатлений 48 также являются трансформированными, но совершенно иным путем. Они развиваются дальше или помогают развиваться дальше путем реакций определенного рода, например, путем смеха. Смех, в смысле юмора, играет весьма важную роль в связи с впечатлениями, опять же, помните, что я сказал, — в обычном человеке. С помощью смеха многие впечатления 48 трансформируются в 24. Но это только потому, что это необходимо для жизни, потому что мы не могли бы жить без впечатлений. Вы помните, я сказал, что наша химическая фабрика работает только для себя. Она производит все виды очень драгоценных материалов, но она расходует их все на свое собственное существование. Она ничего не имеет в резерве и не оставляет на развитие. Поэтому, если человек хочет измениться и стать иным, если хочет пробудить свои скрытые возможности, он не может полагаться на механические средства производства;

он должен искать сознательные средства. Но организм человека является таким чудесным изобретением, — что все принимается во внимание, все имеет, так сказать, свой собственный ключ. Функция, которая выглядит бесполезной, например, смех, помогает трансформировать некоторые впечатления, которые иначе были бы потеряны. Если бы на нашем уровне не было никакого смеха или юмора, то этот уровень был бы даже ниже, чем он есть.

Можно сказать, что для человека на обычном уровне, человека, не пытающегося понять, что значит самовоспоминание, который ничего не слышал о нем, смех выполняет некоторую определенную функцию в организме. Он заменяет самовоспоминание очень малым, недостаточным образом, так как он помогает совершенно скучным, неинтересным впечатлениям проходить дальше и становиться живыми. Это есть главная функция смеха. Конечно, имеется много различных видов смеха, и некоторые из них совершенно бесполезны.

То, что я только что сказал о смехе и юморе, относится только к обычным центрам; в высших центрах он больше не является полезным. Это означает, что определенное впечатление падает одновременно на положительную и отрицательную части центра, и это производит чувство веселости. Смех помогает видеть другую сторону, увеличивает способность видеть. Но в высших центрах в этом нет никакой необходимости. В высших центрах мы видим вещи не как противоречия, не как противоположные друг другу, а как они есть.

В. Смех имеет, по-видимому, физиологический эффект?

О. Да, возможно, что противоречивое впечатление, которое не может быть гармонизировано, производит напряжение, и смех ослабляет его.

Впечатления 48 входят постоянно. Как я сказал, некоторое количество изменяется механически, но большая часть остается неизменной. Они могут быть изменены путем того, что мы становимся сознательными, или путем попыток стать сознательными. Если мы более пробуждены, наши впечатления становятся более живыми.

Впечатления, основанные на Водороде 48 или требующие только Водорода 48, являются впечатлениями, которые мы почти пропускаем или замечаем очень мало. Впечатление, которое привлекает внимание и оставляет след, уже переходит к 24. Если вы попытаетесь анализировать ваше прошлое и будете записывать то, что можете вспомнить, то вы увидите, как мало вы помните. Это лучший способ изучать материал впечатлений.

В. Является ли впечатление чем-то, что я получаю через свои пять чувств?

О. Впечатление — это самая малая единица мысли, ощущения или эмоции.

В. Я не могу понять, как впечатления могут быть пищей?

О. Восприятие впечатлений означает, что с ними входит определенная энергия. Вся энергия, которую вы получаете, является пищей. Пища, которую вы едите, есть грубый материал, воздух является более тонким, впечатления являются самой тонкой и наиболее важной пищей. Человек не может жить ни одного мгновения без впечатлений. Даже когда человек бессознателен, впечатления существуют.

В. Являются ли некоторые впечатления хорошими, а другие плохими сами по себе, или они являются такими, какими мы их делаем?

О. Некоторые впечатления могут быть плохими сами по себе;

я не знаю, как впечатления могут быть хорошими сами по себе, так как если человек спит, даже наилучшие впечатления ничего не будут производить. Поэтому, чтобы извлечь пользу из тех впечатлений, которые являются хорошими сами по себе, необходимо быть более пробужденным. Но плохие впечатления могут прийти во сне, тогда, когда нет ничего, что остановило бы их.

В. На самом деле я имел в виду впечатления, которые являются приятными или неприятными.

О. Многие приятные впечатления могут быть плохими. Попытайтесь понять одно: впечатления могут быть классифицированы по водородам. Каждое впечатление — это определенный водород. Мы говорили о впечатлениях 48, но могут быть значительно более высокие впечатления. С другой стороны, впечатления могут относиться также к более низким водородам третьей шкалы, вплоть до самых низких. Наиболее важная вещь в делении материй в водородной таблице — это то, что она показывает, откуда идет каждый водород. Предположим, что вы думаете об определенном Водороде. Взглянув на его положение в Таблице Водородов, вы можете увидеть, что он имеет определенное место: он может идти из интервала между Абсолютом и Солнцем или может исходить немного выше Солнца или ниже Земли, между Землей и Луной и т. д. Возможность расположения водородов — это огромное преимущество. В настоящее время вы не можете оценить значение того факта, что в каждой материи мы можем знать не только ее плотность, но также уровень, с которого она идет, — ее место в целой схеме вещей. Наша наука еще не приблизилась к этому знанию и не понимает, что материи различны благодаря месту, откуда они идут. Вы должны понять, что Н 12 имеет огромное преимущество над, скажем, Н 1536, поэтому впечатление, которое идет от 12, является одним родом впечатлений, а впечатление, которое исходит ниже Земли, скажем, от Луны, является совершенно другим родом впечатлений. Одно — легкая материя, полная быстрых вибраций, другое состоит из медленных, вредных вибраций. Поэтому, если вы находите, что впечатление является тяжелым, неприятным — трудно найти правильное прилагательное, чтобы описать его — этим вы можете сказать, что оно идет из какой-то низкой части Луча Творения. Вещи, которые делают вас гневными, заставляют вас ненавидеть людей или дают вам ощущение грубости или насилия, — все эти впечатления идут из низких миров.

В. Возможно ли для нас в нормальных обстоятельствах получать впечатления, в которых мы нуждаемся?

О. Это зависит от того, что вы называете “нормальными обстоятельствами”. В нормальных обстоятельствах, в смысле существования, мы имеем достаточно, иначе мы умерли бы. Так как мы не умираем, это показывает, что мы получаем достаточно. Но мы не удовлетворены этим. Мы говорим о пробуждении и развитии, и здесь нам на помощь приходит космический закон. Мы не можем улучшить нашу пищу, так как это единственная пища, которую мы можем есть. Мы не можем улучшить воздух, так как это единственный вид воздуха, которым мы дышим. Но мы можем улучшить впечатления. Это наш единственный шанс. Как мы можем сделать это? Не посредством путешествий или хождения в театр, или чего-либо подобного этому, но только путем пробуждения или попыток пробудиться.

В. Возможно ли получать более высокие водороды в нашем состоянии?

О. Это зависит от того, каким является ваше состояние, и от того, как много вы имеете. Это подобно алхимии: вы можете делать золото, только если вы имеете некоторое количество золота. Более высокие водороды имеют магнитные свойства, они притягивают другие более высокие водороды. Если мы имеем очень мало, это может притянуть только очень малые количества, соответствующие тому, что мы имеем. Но если мы имеем больше, мы можем получить больше. Вспомните изречение в Новом Завете, которое говорит, что отнимется у тех, кто не имеет, и дастся тем, кто имеет. Оно относится к этому.

В. Можете ли вы принимать или отбрасывать впечатления точно так же, как можете предпочитать одно другому в еде?

О. Вы можете использовать некоторые впечатления и не использовать другие, если вы имеете определенный контроль, но это требует определенной степени пробуждения и определенной тренировки. Чем больше вы вспоминаете себя, тем больший контроль вы будете иметь. Если вы вспоминаете себя достаточно, вы можете остановить некоторые впечатления, можете изолировать себя — они будут приходить, но они не будут проникать. И имеются другие впечатления, для которых вы можете открыть себя, и они будут приходить без замедления. Все это основано на самовоспоминании.

В. Если впечатление направлено на создание определенной реакции и если эта реакция предотвращается, не является ли это вредным?

О. Все впечатления должны производить некоторую реакцию, но вы можете контролировать эти реакции согласно общему балансу вашей работы, склонностям вашей жизни и т. д. Любой контроль и опыт в этом должны быть связаны с работой в направлениях этой системы, и тогда это не может быть вредным. То, что связано с самовоспоминанием, не может быть вредным.

В. Поначалу кажется, что усилие вспоминать себя ограничивает количество впечатлений.

О. Количество впечатлений не может быть уменьшено, оно может быть только увеличено, если есть самовоспоминание. Если имеется мысль о самовоспоминании, то может казаться, что количество впечатлений уменьшается.

В. Расскажите подробнее, пожалуйста, о различных видах впечатлений?

О. Вы можете узнать значительно больше путем наблюдения, чем путем задавания вопросов, так как сами знаете, что привлекает вас больше, что привлекает вас меньше, что отталкивает вас и т. д. Это достаточно субъективно: одного человека влечет к одной вещи, другого отталкивает та же самая вещь. Некоторые впечатления идут к интеллектуальному центру, другие — к эмоциональному центру, третьи — к двигательному или инстинктивному центру. Некоторые из них вы любите больше, другие — меньше. Все это материал для наблюдения. Каждый центр имеет свой собственный аппарат для получения впечатлений, но часто они смешиваются. Иногда интеллектуальный или эмоциональный центр пытаются получать впечатления, предназначенные для другого центра, но для каждого из них предназначены определенные впечатления. Например, впечатление о запахе не может быть получено интеллектуальным центром; оно получается инстинктивным центром.

Впечатления гораздо легче анализировать, чем пищу. Люди будут убеждать вас в том, что этот продукт является хорошей пищей, и продавать его в жестянках, а потом вы обнаружите, что есть это невозможно; но путем наблюдения, путем сравнения, иногда путем беседы с другими людьми вы можете понять, какие впечатления относятся к более высоким уровням и какие — к более низким.

В. Являются ли причиной отрицательных эмоций те впечатления, которых мы должны избегать?

О. Вы можете определить это таким образом, но иногда эти впечатления не вызывают немедленных отрицательных эмоций.

В. Даже если вы можете различать между одним видом впечатлений и другим, я не вижу, как вы можете принимать или отбрасывать их?

О. Вы можете делать это, становясь пробужденным. Если вы спите, вы не можете. Но если вы пробудились, то, может быть, не сразу, ибо это требует некоторой работы — один раз вы побеждены неправильными впечатлениями, второй раз вы побеждены, затем, на третий раз, вам удастся изолировать себя. Но прежде необходимо знать, какие виды неправильных впечатлений воздействуют на вас, и тогда вы можете найти специальные методы для изоляции.

В. Вы имеете в виду то, что если вы наблюдаете, вы можете избежать тех впечатлений, которые делают вас отрицательными?

О. Я не говорил о вещах, которые делают вас отрицательными, но о плохих впечатлениях. Вы меняете смысл. Я говорил о самих впечатлениях. Это касается того, что может делать вас отрицательными, и это зависит от вашего состояния. В определенном состоянии все что угодно может сделать вас отрицательными, даже наилучшая вещь в мире.

В. Можно ли при желании остановить восприятие впечатлений?

О. Нет, конечно, нет. Вы не можете остановить все впечатления, но, как я сказал, вы можете не подпускать к себе нежелательные впечатления и притягивать к себе другой вид впечатлений, ибо мы должны понять, что некоторые впечатления мы не должны допускать. Имеется много неправильных впечатлений, которые могут испортить всю жизнь человека, если он допускает их в течение достаточно длительного времени или если у него есть привычка искать определенные плохие впечатления. Например, люди стоят на улице, смотря на уличное происшествие, а потом говорят о нем до следующего происшествия. Эти люди собирают неправильные впечатления. Люди, собирающие все виды скандалов, люди, которые видят во всем что-то неправильное — такие люди также собирают неправильные впечатления. Думайте не столько о выборе правильных впечатлений, сколько об изоляции от неправильных. Только поступая таким образом, вы будете иметь некоторый контроль. Если вы пытаетесь выбирать правильные впечатления, вы будете только обманывать себя. Поэтому, хотя вы и не в силах подвести к себе желательные впечатления, вы можете, даже с самого начала, научиться контролировать их, изолируя себя от некоторых видов неправильных впечатлений.

Опять-таки вы должны помнить, что для того, чтобы контролировать впечатления, вы должны в некоторой степени пробудиться. Если вы спите, вы не можете контролировать. Чтобы контролировать совсем простые, очевидные вещи, вы должны пробудиться и практиковать, так как если вы привыкли к впечатлениям определенного вида, которые являются ошибочными для вас, это будет отнимать время. Одно “я” будет знать, что необходимо изолировать себя, но, быть может, десять других “я” будут любить эти впечатления.

В. Является ли впечатление, которое может произвести произведение объективного искусства, примером более высокого впечатления?

О. Это целиком зависит от вас и вашего состояния. Если вы находитесь в интеллектуальном центре, оно может не произвести никакого впечатления; если вы находитесь в двигательном центре, оно произведет еще меньше, но если вы находитесь в эмоциональном центре, оно может произвести впечатление.

В. Определяют ли водороды нашу способность к активности?

О. Это формальный вопрос. Постарайтесь понять обсуждаемую тему. Мы говорим о впечатлениях. Вы не понимаете этого и, однако, пытаетесь внести больше. Это значит, что ваш рот полон пищи, а вы пытаетесь вложить больше и давитесь ею. Проглотите сначала.

В. Это и есть мое затруднение — я в самом деле никогда не слежу.

О. Это должно быть трудно; любая работа трудна. Нет ничего легкого в работе, но вы можете получить нечто, потому что это трудно. Если бы работа была легкой, вы ничего бы не получили.

В. Каким образом человек в его состоянии способен оценивать те высокие водороды, которые должны быть в В-влияниях?

О. Центры человека созданы для работы с очень высокими водородами и для получения очень высоких впечатлений. Он может не получать их, он может жить на более низкие впечатлениях, но он способен получать очень тонкие впечатления, и он получает их из В-влияний.

В. Тогда почему люди рождаются разными?

О. Люди различны. Они не сделаны по одному образцу. Кроме того, может быть много дефектов вследствие вырождения, болезней, патологий. Все нормальные люди обладают способностью получать эти впечатления, но сперва люди должны быть нормальными.

В. Становятся ли водороды более низкими при переходе от высших миров к низшим?

О. Нет, они могут переходить в чистой форме. Вопрос в том, можете ли вы получать их? Они могут быть получены только определенными частями центров.

В. Можете ли вы понижать их качество после того, как вы их получили?

О. Если одна часть вас получаег высшие влияния, а другая часть получает низшие влияния, это может привести к взрыву.

В. Можем ли мы со временем научиться наблюдать, каким является тот или иной водород?

О. В определенной степени можете. Наблюдая в течение некоторого времени, вы узнаете различие, например, между эмоциями 24 и 12 или между впечатлениями 48 (безвкусными вещами) и впечатлениями 24. Но вы должны понять, что каждый водород, показанный в Таблице, является до, и между ним и следующим водородом целая октава, то есть между одним водородом и другим громадное расстояние. Для того, чтобы понимать принцип, мы должны создавать стандарты для мышления — мы не можем начинать с изучения целой шкалы в деталях

В. Что это за точка, в которой существует возможность дальнейшей трансформации трех октав пищи?

О. Как я сказал, возможность дальнейшей трансформации существует в точке, где впечатления входят в тело как до 48, но обычно им не удается развиваться из-за недостатка Углерода 12 в месте входа впечатлений. В механическом функционировании вход впечатлений через ощущение тотчас же дает рост ассоциативному мышлению или воображению на уровне Н 48, или эмоциональным реакциям с более или менее инстинктивной природой.

Очень редко, например, во время эмоционального возбуждения или опасности, может случиться, что Углерод 12 принесен к месту входа впечатлений. Тогда состояние человека становится эмоциональным, и у человека создается впечатление, что все, что он видит, необычайно живо, ново и значимо. Но в обычном человеке такие переживания редки; они никуда не ведут и быстро поглощаются воображением. Эмоциональное состояние, которое дает этим переживаниям жизнь, проходит или заменяется стремлением или желанием, ведущим совсем в другом направлении. Такие переживания в обычном человеке не связаны между собой и не имеют ничего общего с намеренным развитием сознания.

С попыткой вспомнить себя в человеке начинают пробуждаться многие новые ощущения, особенно ощущения, связанные с его собственным существованием и с его отношением к окружающему миру. Они. в свою очередь, могут дать повод к осознанию различных влияний, действующих на него, и к возможности выбора этих влияний.

В. Как вы можете знать, когда эмоциональный центр работает с Н 12?

О. Спустя некоторое время вы будете узнавать это по вкусу. Это то же самое, что знание разницы между мышлением о еде и самой едой. С практикой самовоспоминания мы можем отличать эти проявления друг от друга, как бы приклеивать на них этикетки. Обычно мы различаем эмоции — человек более эмоциональный или менее эмоциональный. Наблюдая с этой целью, мы увидим, как та или иная эмоция должна соответствовать определенной плотности. Но не нужно начинать с Н 12, он очень необычен. Когда мы узнаем его вкус, мы никогда уже не спутаем его с чем-нибудь другим.

В. Должны ли мы делать различие между впечатлениями и вещами, производящими впечатления?

О. Да, барабан отличается от звука барабана, поэтому вы не можете сказать что когда вы слышите звук барабана, барабан входит в ваше бытие. То есть, если вы хотите взять это теоретически, вы должны это разделить. Но для какой цели? Сейчас важно понять, что если мы не помним себя, мы открываем себя — я впечатлений, которые возможно, находятся очень низко на шкале водородов.

В. Меняется ли водород в соответствии с тем, на какой центр попало впечатление?

О. Водород означает определенную материю. Как она может различаться, находясь в одной или в другой комнате? Я уже объяснял, что каждый центр приспособлен для работы с определенным водородом. Одному центру требуется низкий, другому более высокий водород. Если центр использует неправильный водород, это приводит к неправильной работе в различных смыслах, в зависимости от того, какой водород используется и как он используется.

Обычно центры пытаются украсть лучшую энергию, но иногда они работают на худшей энергии, пытаются быть ленивыми. Иногда, например, инстинктивный центр пытается работать с энергией 48;

это ведет к очень плохой работе, и человек заболевает. Результатом этого часто бывает болезнь.

В. Возможно ли контролировать это?

О. До некоторой степени. Это связано с отрицательной эмоцией. Энергия может быть отвлечена от правильных мест, и отнесена на неправильные места отрицательной эмоцией. До тех пор, пока человек не может контролировать отрицательные эмоции, он не может контролировать то, что связано с инстинктивным центром. Существует только один путь сохранения энергии, и много путей потери энергии.

В. Используют ли яркие впечатления энергию, отличную от энергии слабых впечатлений?

О. Они не используют, они приносят энергию. Если у вас есть яркие впечатления, это означает, что в вас входит определенный водород. Получение впечатлений означает, что в вас входят определенные материи.

В. Почему так часто высокие впечатления приносят чувство опустошения?

О. Если высокое впечатление создает опустошение, это значит, что мы в очень плохом состоянии, вся машина работает неправильно, все центры используют неправильные водороды, мы крепко спим, у нас очень много буферов. В нормальной машине это не должно производить такой эффект. Более высокие впечатления должны создавать освобождение, но не опустошение.

В. Какая связь между си 12, ми 12 и соль 12?

О. Вы поймете это позже. Но если хотите, я могу сказать, что ми 12 относится к эмоциональному центру, соль 12—к инстинктивному и си 12 — к сексуальному центру. Мы можем работать только над ми 12. Мы имеем слишком мало си 12, а соль 12 доходит до очень малого количества Н 6, которое, хотя оно и столь мало, поддерживает высшие центры живыми.

В. Какова характеристика ми 12? Как распознать его?

О. Как я уже объяснял, это энергия, стоящая за отрицательными эмоциями. Это не значит, что все отрицательные эмоции достигают интенсивности Н 12, но они могут достичь ее, и интенсивные отрицательные эмоции сжигают ми 12.

В. Зачем человеку необходимо изучать пищевую фабрику? Занимает ли она важное место в настоящей системе?

О. Весьма важное место. Опять-таки, это зависит от того, чего вы хотите. Если вы хотите знать себя с намерением улучшить работу вашей машины, вы должны знать о себе все, что является важным; а знание, как ваша машина работает и какие материалы она получает, является очень важным, так как с помощью этих диаграмм вы можете понять, что вы делаете; в противном случае, вы не будете знать.

В. Трудно увидеть, где в Диаграмму Пищи входит третья сила. Является ли Диаграмма Пищи результатом только двух других сил?

О. Она может восприниматься как результат, но если вы подумаете одну минуту, вы увидите, что это не так. Возьмите процесс пищеварения. Все стадии процесса непрестанно происходят в организме. Допустим, приема пищи в данный момент не происходит, но третья и четвертая триады пищеварительного процесса находятся в действии; это значит, что определенное количество того, что вы называете “результатом”, который является третьей силой, уже находится там, ибо если бы его там не было, то, может быть, процессы, которые выглядят на диаграмме, будто они предшествуют этой стадии, не произошли бы. Необходимо понять, что там должны быть не только углероды, но также азоты. Мы не можем определить момент, когда начинается Диаграмма Пищи. Она начинается в момент рождения или вскоре после этого, а затем продолжается всю жизнь. Например, хорошо известно в обычной физиологии, что некоторые процессы во рту зависимы от определенных процессов в желудке. Все это связано, и то, что выглядит результатом, очень часто является причиной.

Итак, как я сказал, важно понять прежде всего то, что данная Таблица Водородов показывает, из какого слоя водородов идет каждая материя. С помощью этой Таблицы вы можете увидеть, что все водороды в нашем теле, водороды, которые мы едим, которые мы пьем, воздух, которым мы дышим, все наши впечатления, и многие другие вещи, все они идут из различных слоев материи в Луче Творения. Таким образом, мы можем видеть отношение каждого действия, каждой мысли, каждой функции к определенной части Вселенной, управляемой своими собственными законами. Мы полагаем, что это все на Земле, но хотя вещи происходят на Земле, их источник находится не на Земле — он может быть выше или ниже Земли. И это то, что показывает Таблица Водородов.

Энергии или материи, существующие во внешнем мире, могут быть поняты и усвоены человеком настолько, насколько он уже имеет соответствующие водороды в себе. Таким образом, для того, чтобы стать восприимчивым к более высоким материям или влияниям, человек должен производить в самом себе достаточно соответствующих водородов.

С этой точки зрения самоизучение становится изучением работы различных энергий в самом себе, их утечки в бесполезных и вредных функциях и их возможного накопления для целей саморазвития.

Изучение водородов и их отношений друг к другу помогает нам понять центры и их различные скорости. Интеллектуальный центр работает с Н 48, двигательный и инстинктивный центры — с Н 24, эмоциональный центр должен работать с Н 12, но он никогда не получает правильного топлива и никогда не работает так, как должен. Если бы мы могли сделать его работу более быстрой, это изменило бы качество нашего восприятия и других наших способностей.

В. Я не понимаю относительно скорости эмоций. Как она может быть измерена?

О. Путем осознания того, как много различных чувств могут пройти в вас за время одной мысли или за время одного колебания маятника.

В. Под скоростью эмоций вы подразумеваете время между ее причиной и следствием?

О. Нет, это количество впечатлений. Вы выражаете это объективно, но это является субъективным; это значит, что в одной мысли человек может иметь тысячи эмоций.

В. Норма меняется согласно степени сознательности?

О. Ваше наблюдение будет меняться согласно степени сознательности, реальность остается неизменной. Но, как я сказал, наш эмоциональный центр не работает со своей надлежащей скоростью, так как работают большей частью только его двигательные части;

скорость работы двигательной части центра значительно медленнее скорости работы интеллектуальной части.

В. Могут ли у нас быть положительные эмоции, если мы используем эмоциональный центр при его наивысшей скорости?

О. В этом случае мы становимся связанными с высшими центрами и можем иметь положительные эмоции. Но сначала мы должны быть сознательными, так как это может произойти только тогда, когда мы имеем достаточно полный контроль над сознанием.

В. Диаграмма Пищи показывает, что в человеке есть очень высокая материя. Как она проявляет себя?

О. Без высших материй человек не был бы в состоянии жить. Должна быть питаема душа, состоящая из высших водородов. Сущность должна питаться. Даже личность должна питаться, хотя личность живет на другом. Как я сказал, высшие водороды могут быть извлечены из воздуха, но впечатления — особенные, очищенные впечатления — могут дать значительно больше. Человеческий организм построен на космических принципах, поэтому количество является очень важным.

281

В. Для меня диаграммы являются только знанием — я не получаю из них никакого понимания, которое помогало бы мне бороться.

О. Они не могут помочь борьбе, но они могут помочь вашему мышлению. Даже сейчас, в этой начальной форме, диаграммы могут помочь вам решить многие из ваших забот и проблем. Они могут служить в качестве формулы для того, чтобы найти вашу позицию по отношению к ним. Они могут не дать ответа, но они дадут вам знания о том, где и как вы можете искать ответ. Это и есть истинный смысл диаграмм. Они говорят на языке, которому вы уже немного научились. Мы будем способны по-настоящему пользоваться этим языком только тогда, когда мы будем способны пользоваться высшими центрами. Допустите, что вы получаете контроль над высшими центрами. Со знанием диаграмм вы будете способны объяснить многие из новых чувств, ощущений, идей, которые придут в ваш ум, и передавать это объяснение обычному уму. Без диаграмм вы не будете способны делать это. Они являются промежуточным языком, который свяжет язык высшего эмоционального центра с нашими обычными центрами. В то же самое время этот язык — род лестницы, по которой мы можем подняться от обычного мышления к мышлению высшего эмоционального центра.

В. Функционируют ли высшие центры или они находятся просто без употребления в нашем состоянии?

О. Имеются три различных теории относительно этого. Одна — это та, что они функционируют, и мы не могли бы жить без их функционирования, но они не связаны с обычными центрами вследствие огромной разницы в скорости; что необходимо исключить из обычных центров все неправильные функции и подвести их к их наивысшей возможной скорости, а это может случиться только тогда, когда мы перейдем на другой уровень сознания. Второе объяснение — это то, что высшие центры скрыты; они полностью развиты, но не работают так, как должны. Третье — то, что они не работают, так как для них нет топлива; и водороды, которые могут служить им в качестве топлива, могут быть произведены только в другом состоянии сознания. Они находятся в состоянии сна, но когда мы производим для них достаточно материала, они пробуждаются. Все эти объяснения правильны, и они приводят нас к одной и той же вещи. Мы должны стать сознательными и контролировать наши низшие центры для того, чтобы привести их к наилучшему для них состоянию. Тогда не будет никаких трудностей в создании контакта с высшими центрами, так как даже в нашем обычном состоянии мы имеем проблески высших состояний, — по крайней мере, некоторые люди имеют. Поэтому для нас очень важно осознать, что высшие центры не будут нас задерживать, когда мы начнем пробуждаться. Вопрос в том, чтобы пробудиться и перейти к другому уровню сознания; тогда высший эмоциональный центр, а позднее и высший умственный центр сразу ответят.

Если бы высшие центры работали в нас таких, какими мы являемся теперь, мы были бы в плохом состоянии. Мы были бы просто сознательными машинами без возможности быть чем-то еще, так как воля может быть создана только путем усилия. Мы являемся такими для того, чтобы стать иными. Мы очень неудовлетворены, но именно благодаря этому можем стать более сильными и более сознательными. Если бы мы были связаны с высшими центрами в нашем обычном состоянии, то мы сошли бы с ума. Такая связь представляла бы большую опасность из-за отрицательных эмоций. По этой причине в машине имеются тормоза, делающие эту связь невозможной. Сначала мы должны подготовить низшие центры и изменить состояние нашего сознания.

В. Имеют ли высшие центры особенности, которые мы можем рассматривать как необычайные?

О. Да. Например, то, что называется магией, может быть воздействием мира высшего плана на низший план. Допустите, что высший эмоциональный центр проявляет себя на низшем уровне — это будет чудо.

Необходимо понять, каким образом соотносятся высшие и низшие центры. В нашем состоянии интеллектуальные и эмоциональные принципы резко разделены, но в высших центрах это различие исчезает. Кроме того, высший эмоциональный центр не пользуется словами — слова слишком грубы, слишком трудны для того, чтобы оперировать ими, их смысл меняется даже в одном поколении, а тысяча лет производят полное изменение их смысла. Вот почему мы не понимаем Новый Завет, — смысл некоторых слов полностью утерян в настоящее время, и мы не можем даже предполагать, что они значили тогда.

Высший умственный центр является еще более быстрым и не пользуется даже аллегорическими формами, как это делает высший эмоциональный центр. Можно сказать, что он пользуется символическими формами. В этом заключается возможность длительного мышления. Он находится в нас, но мы не можем пользоваться им, так как работаем с очень медленной машиной. Высшие центры не достигают нас — слишком велик разрыв между ними и обычными центрами. Разница в скорости столь огромна, что обычные центры не слышат высших центров. У них есть много важных функций, о которых мы не знаем, но мы не можем пользоваться ими как умами — они слишком быстры, а мы слишком глубоко спим. Таким образом, если мы приобретаем связь с высшим умственным центром, это просто заполняет пробел.

В. Имеются ли отрицательные эмоции в высшем эмоциональном центре?

О. В высших центрах нет положительных и отрицательных частей и, как я сказал, нет никакого деления между интеллектуальным и эмоциональным. Высший эмоциональный центр только называется эмоциональным. На высших уровнях то, что является эмоциональным, является также интеллектуальным, а то, что является интеллектуальным, является эмоциональным. Работа высших центров весьма отлична от работы обычных центров. Мы можем иногда наблюдать эту работу и чувствовать ее отличительный вкус в моменты самосознания, когда мы становимся временно связанными с высшим эмоциональным центром.

В. Могут ли наркотики привести нас к связи с высшими центрами?

О. Мысль о наркотиках не нова; наркотики применялись в древние и средние века — в древних мистериях, в магии и т. д. Было найдено, что интересные состояния проистекают от разумного применения наркотиков. Но настоящая система возражает против наркотиков. Применение наркотиков не дает хороших результатов, так как наркотики не могут воздействовать на сознание, они не могут прибавить сознания. Путем притупления низших центров они могут привести нас в контакт с высшими центрами, но это невозможно использовать, так как мы можем помнить только настолько, насколько обладаем сознанием. Поскольку мы не имеем никакого сознания, связь с высшими центрами будет выражаться только в снах или в потере сознания.

Все эти трансовые состояния, иногда описываемые в книгах, представляют весьма опасный путь. Приведение себя в транс связано с созданием воображения в высшем эмоциональном центре, а это есть тупик. Если вы находитесь там, то вы не можете выбраться оттуда и не можете идти дальше. Наша идея заключается в контролировании воображения; если вместо этого вы трансформируете его путем определенных методов в воображение в высшем эмоциональном центре, вы получаете блаженство, счастье, но, в конце концов, это только сон на более высоком уровне. Реальное развитие должно идти по двум линиям: развитие сознания и развитие центров.

Кроме того, такие эксперименты обычно разочаровывают, ибо, как правило, люди используют в первом эксперименте весь материал, который у них есть для сознания. То же самое можно сказать о всех притупляющих, механических, самогипнотических методах; они дают такие же результаты, как и наркотики — они приводят обычные центры ко сну, но не могут увеличить сознание. Но когда сознание будет развито, то не будет никаких трудностей с высшими центрами. Предполагается, что высший эмоциональный центр работает в третьем состоянии сознания, а высший умственный — в четвертом.

В. Считаете ли вы, что что-то существует в телепатии?

О. Для людей 1, 2 и 3 ее не существует вообще; это воображение. Но люди значительно более высокого развития контролируют силы, которые могут производить так называемую телепатию, так как это есть функция высшего эмоционального центра. Если кто-либо может, даже временно, контролировать высший эмоциональный центр, то он может производить телепатические действия. Но обычный ум и обычные эмоции не могут делать этого.

В. Интересно, каким образом Иисус был способен изгонять дьяволов и может ли что-либо в настоящей системе быть использовано для подобной цели? Имеет ли это что-то общее с высшими центрами?

О. Иисус, вероятно, имел дело с крупными дьяволами; мы должны начинать с малых дьяволов — род вивисекции — пока не будем способны иметь дело с крупными дьяволами.

Я уже говорил, что до тех пор, пока в нас существуют некоторые отрицательные эмоции, высшие центры не могут работать и не должны работать, ибо это было бы бедствием. В обычных книгах по теософии можно встретить мысль о том, что многие вещи скрыты, потому что они опасны. Но в действительности опасность находится не в идеях, но в искажении идей. Люди могут стать опасными, если они слышат что-то и начинают применять это с искаженным смыслом. Человек может использовать силы высших центров для усиления своей отрицательной стороны.

В. Может ли человек повредить высшие центры?

О. Может, проводя слишком много времени во сне. Я имею в виду не в физическом смысле, но будучи всегда спящим и безответственным. Тогда, постепенно, возможность их пробуждения улетучивается.

Вы видите, что все это время, с различных сторон, мы приходим к заключению, что человек не очень хорошо работает. Мы слышим о высших центрах, и в то же самое время нам говорят, что мы не связаны с ними, что они не работают для нас или, если и работают, мы ничего не знаем об их работе. Мы сознаем, что наш обычный ум недостаточен для того, чтобы иметь дело с проблемами, которые мы хотим решить. Имеется много вещей, которые мы хотим знать, но наш ум ничего не может с этим поделать. Эта простая диаграмма, и другие диаграммы, которые мы изучаем в этой системе, показывают нам, как изучать себя, как улучшать и что улучшать в себе. Но никакое улучшение невозможно до тех пор, пока мы не остановим утечки, ибо нет никакой пользы в увеличении производства энергии, если повсюду имеются утечки.

В. Как мы можем прекратить утечки?

О. Путем самовоспоминания. Необходимо развивать сознание, и это принесет с собой возможность использования лучших органов восприятия и познания. Многие вещи невозможно сделать без высших центров, и вот почему философский подход бесполезен. С его помощью можно изобрести некоторые теории, и все. Но с его помощью нам не развить высших центров, которые могут полностью понимать идеи. Философия не касается их.

В. Вы подчеркиваете важность сохранения энергии. Каждый центр имеет свой собственный склад энергии?

О. Да. Возьмем человеческую машину с точки зрения центров. Это та же самая машина. Энергия, созданная в организме, сохраняется в некотором большом аккумуляторе, который связан с двумя малыми аккумуляторами, расположенными вблизи каждого центра.

Допустим, человек начинает думать и использует энергию одного из малых аккумуляторов интеллектуального центра. Энергия в аккумуляторе расходуется, и человек устает. Тогда он делает усилие, или немного отдыхает, или зевает, и связывается со вторым малым аккумулятором. Интересно, что зевание является специальной помощью, предусмотренной природой, для перехода от одного аккумулятора к другому. Он продолжает думать и извлекает энергию из второго аккумулятора, снова устает, зевает или закуривает папиросу, и снова соединяется с первым малым аккумулятором. Но этот аккумулятор может быть наполнен только наполовину и быстро истощается. Он соединяется еще раз со вторым, который наполнен только на четверть, и так происходит до тех пор, пока оба аккумулятора не опустошаются полностью. Если в этот момент человек делает специальное усилие правильного рода, он может соединиться непосредственно с большим аккумулятором. Тогда случится чудо, и человек получит огромные запасы энергии. Но это требует очень большого усилия — необычного усилия. Если человек истощает большой аккумулятор, то он умирает, но обычно человек впадает в сон или в бессознательное состояние задолго до этого, поэтому нет никакой опасности. В обычной жизни связь с большим аккумуля-гором иногда случается в чрезвычайных обстоятельствах, таких, как моменты крайней опасности.

Так работает система малых аккумуляторов. Если бы человек напрямую был связан со своим большим аккумулятором, он мог бы, например, в течение недели, не прекращая, гневаться, а затем бы умер. Поэтому человек обычно, пока он не имеет контроля над отрицательными эмоциями, не связан с большим аккумулятором. Эмоции сильнее, чем другие функции, поэтому слишком опасно иметь одновременно отрицательные эмоции и неограниченный запас энергии.

В. Можно ли запасти достаточно энергии в малых аккумуляторах?

О. Для обычной работы, для обычной жизни ее достаточно, но иногда люди, которые слегка устали, используют только половину аккумулятора и говорят, что они слишком истощены и не могут ничего делать. В действительности же, до тех пор, пока имеется

хоть что-то в малых аккумуляторах, мы не имеем никакого права на усталость. Вот почему физические усилия полезны. Мы боимся усталости. Конечно, мы могли бы иметь значительно больше энергии, чем мы имеем, если бы мы не расточали ее на отрицательные эмоции и другие бесполезные вещи.

В. Должен ли человек иметь энергию для того, чтобы вспоминать себя?

О. Нет, эти вещи не связаны, так как для самовоспоминания у нас всегда есть энергия. Это не та энергия, которой не достает;

имеется понимание, знание, как делать это, и определенная лень, которая препятствует нам вспоминать себя.

В. Я хочу спросить о большом аккумуляторе. Я не понимаю этого практически.

О. Усилия! Усилия! Чем больше усилий вы делаете, тем больше энергии вы можете получить. Без усилия вы не можете получить энергию. Даже если энергия присутствует в вас, она может находиться в ошибочном месте. Не думайте о ней теоретически:

думайте просто, что вы имеете в себе много энергии, которой вы никогда не пользуетесь, и вы должны делать больше усилий для того, чтобы использовать ее.

В. Что отпирает энергию в большом аккумуляторе, и как человек получает свою энергию?

О. Это как раз то, что я сказал. Не думайте о большом аккумуляторе, думайте о себе. Иногда вы должны начинать с малых усилий. Если вы не делаете малых усилий, вы никогда не будете способны делать большие усилия. Совершенно верно, что энергия необходима, но энергия находится в нас. Мы имеем достаточно энергии, по крайней мере, вначале, и если мы пользуемся ею для работы, она не теряется, но приходит обратно. Если вы теряете энергию на отрицательные эмоции, например, или на механические действия, механическое мышление, тогда она теряется. Но если вы используете энергию для борьбы с механичностью, вы получаете ее обратно. Вот как аккумулируется энергия.

В. Можете ли вы сказать мне о процессе, посредством которого внимание обновляется, когда его контролируют?

О. В этом случае внимание зависит от свободной энергии: если

вы имеете энергию в резерве, внимание будет работать, если не имеете свободной энергии, оно очень быстро истощится. Таким образом, это зависит от количества энергии, а ваш резерв энергии зависит от того, как вы пользуетесь ею. Если вы расточаете ее на ненужные вещи, тогда в тот момент, когда вы нуждаетесь в ней, вы обнаружите, что не имеете никакой энергии. Но если вы можете сберечь ее на всякий возможный случай и используете только необходимое количество энергии для любого рода работы, которую вы делаете, тогда вы получите результаты. Вот почему мы должны начинать с самого начала бороться с вещами, которые расточают энергию. Они должны быть изучены прежде всего.

В. Можно ли сказать, что тот, кто работает более уравновешенно, использует аккумуляторы правильным образом?

О. Да, тренируясь, человек может выполнять огромное количество работы, но если человек без тренировки начинает выполнять ту же самую работу, он будет использовать слишком много энергии на совсем простые движения и пользоваться своими аккумуляторами неправильно. Если вы хотите мыслить об этом более научно, вы должны осознать, что тренировка, взятая в обычном смысле, подготавливает аккумуляторы для правильной работы. Фактически. хотя я поставил только два аккумулятора возле каждого центра, их имеется значительно больше. Каждый центр окружен аккумуляторами.

В. Требует ли переключение с одного аккумулятора на другой момента сознания?

О. Нет, оно является автоматическим. Инстинктивный центр знает, как делать это, и может вполне хорошо работать без нашего сознания. Сознание может быть необходимо для специальной работы в связи с большим аккумулятором. Когда мы хотим чего-либо необычайного, чего-либо, что не может быть получено обычным путем, необходимо изобретать новые методы.

В. Приложим ли принцип аккумуляторов к обычной механической энергии, которой мы пользуемся все время?

О. Конечно. Все является механическим. Энергия — это просто топливо.

В. Тогда можем ли мы говорить о разных типах энергии: более высокий или более низкий?

О. Да, взятая в смысле водородов, энергия может быть более высокой или более низкой. Различные центры используют различную энергию, но в основном она одна. Вы видели в Диаграмме Пищи, как создается энергия. Имеется много разновидностей водородов, используемых для различных органов и аккумуляторов.

В. Можете ли вы сказать, что это специальное приспособление энергии происходит в теле?

О. Да, но в то же самое время центры имеют большую тенденцию использовать неправильную энергию; это надо иметь в виду. Вопрос о том, как создать больше энергии, — это одно, а вопрос о том, как она создается сама, как она “случается”, — это другое. Лучше разделять эти вопросы.

В. Если утомленный человек внезапно получает множество впечатлений, в результате которых уходит усталость, — это происходит потому, что он получает от них энергию?

О. Это более сложно. С новыми впечатлениями человек становится более пробужденным, и, таким образом, связи с большим аккумулятором начинают работать лучше. Сами по себе впечатления еще не являются энергией, готовой для использования; они должны быть очищены и смешаны с другими вещами для того, чтобы произвести энергию. Впечатления, которые приходят, являются непереваренной пищей. Все три вида пищи должны быть переварены и смешаны в правильных пропорциях. Но впечатления могут пробудить вас. Когда энергия в теле достигает определенного давления, то она начинает притягивать энергию из внешней среды.

В. Получаем ли мы больше впечатлений во время путешествий?

О. Способность к получению впечатлений остается той же самой.

В. Когда человек зевает, связывается ли он с другим аккумулятором?

О. Не всякий раз, ибо он может зевать из подражания. Кроме того, зевание есть накачивание энергии, оно не обязательно является переключением, хотя действительно хороший зевок может произвести переключение, когда необходимо.

В. Когда вы говорите, что зевание — это насос, то тогда откуда накачивается энергия?

О. Из организма. Так устроено, что у каждой функции есть необходимая энергия. Имеется так много аккумуляторов, что достаточно знать принцип, что имеются аккумуляторы. Энергия распределяется в машине очень сложным образом, переходит от одного аккумулятора к другому, разбавляется, концентрируется и т. д.

В. Наполняются ли малые аккумуляторы из большого во время ночного сна?

О. Они наполняются заново постоянно. Но большой аккумулятор наполняется заново во время сна энергией, извлеченной из трех видов пищи. Все энергии сохраняются в большом аккумуляторе либо в смешанном виде, либо в высшей форме. Когда приходит запрос, то на него посылается соответствующий водород. Если производится энергия, она откладывается в большом аккумуляторе. Если энергии производится больше, чем необходимо для жизни, она может быть отложена во многих местах.

В. Можно ли сберечь энергию, сохраняя молчание?

О. Иногда, но если вы молчите все время, вы можете потерять больше энергии в молчании, чем в разговоре. Вот почему первым принципом в этой системе является умение различать — нет никаких общих правил.

В. Возможно ли, в конце концов, войти в контакт с большим аккумулятором?

О. Да, это возможно, но мы не находимся даже на первой ступени такого контакта; это может быть возможно, скажем, на двадцать второй ступени, то есть имеются двадцать две ступени, которые нужно преодолеть, прежде чем мы сможем сделать это. Все, что может быть сделано сейчас, уже объяснено — вы должны пытаться вспоминать себя, не отождествляться, пытаться не выражать отрицательные эмоции и т. д. Это вещи, с которых нужно начинать.

В. Приходит ли энергия, необходимая для самовоспоминания, от правильной работы центров?

О. Да, конечно; когда все центры работают неправильно, не может быть никакого накопления энергии. Но одной только правильной работы недостаточно. Необходимо увеличивать количество энергии, а оно может быть увеличено только путем усилий — малых усилий, таких, как борьба с привычками, самонаблюдение, попытка контролировать внимание и т. д. Каждый человек способен делать некоторые особые усилия, которые он в состоянии делать; усилия одного человека могут не иметь никакой пользы для другого, или слишком незаметную, или могут быть невозможны совсем.

В. Что регулирует то количество энергии, которая идет в аккумуляторы каждого центра?

О. Привычная работа. Иногда они не могут быть наполнены, иногда они отказываются быть наполненными, а иногда не нуждаются в том, чтобы быть наполненными. На это есть много причин, и вы не можете это контролировать. Но путем выполнения усилий или путем вспоминания себя вы увеличиваете возможность контроля.

В. Имеет ли большой аккумулятор большую емкость, и быстро ли он перезаряжается?

О. По-разному. Он может быть наполовину пустым или наполненным плохой энергией, или он может быть полным, но мы не используем его. Важно понять, что в большом аккумуляторе есть большой запас энергии, значительное количество которой мы никогда не используем, — она остается мертвым капиталом.

В. Если человек является более сознательным, то может ли он извлечь больше энергии?

О. Да, но специальная тренировка также необходима. Если мы знаем, как соединиться с большим аккумулятором, мы можем произвести совершенно иные результаты.

В. Как быстро можно этому научиться?

О. Я не могу сказать, это зависит от того, как вы изучаете систему и работаете. В нашем отношении к настоящей системе вполне возможен разрушительный элемент, который может разрушить результат нашей работы. Если есть правильное отношение к самому себе и к работе, без разрушительного элемента, тогда это может быть достигнуто.

В. Зависит ли все это от сознания?

О. Вся работа сосредоточена на сознании. В работе над центрами мы только пытаемся остановить неправильную работу. Нет никаких упражнений для того, чтобы увеличить работу центров: вся работа происходит над сознанием. Когда сознание увеличивается, центры приспосабливаются. Но неправильная работа центров должна быть остановлена, ибо если бы мы остались ненормальными и стали сознательными, наши центры сошли бы с ума, — они не были бы способны выдержать это. Но это не может случиться — человек не может стать сознательным бессознательно. Люди часто спрашивают:

что выигрывает человек, став сознательным? Это потому, что они не знают, каков результат сознательности. Когда мы сознательны, мы связываемся с высшими центрами, и тогда вся картина меняется.

ГЛАВА Х

Мы не можем “делать” — Важность осознания истинности этой идеи — Иллюзия “делания” и что ее создает — В жизни все случается, но в работе мы должны научиться “делать” — Движение против потока — Внутреннее “делание” — Порочный круг и выход из него — Координация центров — “Делание” начинается с “неделания” — Внутренний контроль — Делание невозможного и что это значит — Использование большего давления в своих усилиях — Работа над волей — Что значит воля в полном смысле этого слова и чем является наша воля — Наша воля — это результат желаний — Внутренний конфликт и борьба — Отказ от воли — Мы имеем только короткие моменты воли — Дисциплина — Необходимость помнить себя — Сознание означает волю — Цель как контролирующий фактор — Необходимо постоянно возвращаться к вопросу цели — Своеволие и своенравие — Трение — Работа против своеволия — Человек не может ничего делать без школы — Необходимость регулярной работы — Перекрестки — Создание Луны в себе — Центр тяжести — Сверхусилие — Что создает стимул для работы.

Мы ДОЛЖНЫ ВЕРНУТЬСЯ К ВНУТРЕННЕЙ ЧАСТИ РАБОТЫ — к работе над собой. Если вы подумаете об этом, вы осознаете, что центральная часть вашей собственной работы — это понимание того факта, что мы не можем “делать”; того, почему мы не можем “делать”, и того, что же это значит, что мы не можем “делать”. Как это можно понять? Либо пытаясь делать то, что вы никогда не делали прежде, либо делать вещи по-иному. Тогда вы увидите, можете ли вы “делать” или нет. Половина задаваемых вопросов относится к “деланию” — как изменить, как разрушить, как избежать и т. д. Но необходимо огромное усилие для того, чтобы изменить даже одну небольшую вещь. Вы никогда не сможете осознать это, если не попробуете. Дело в том, что вы недостаточно думаете, недостаточно наблюдаете. Вы ничего не можете изменить, кроме как через настоящую систему. Это обычно забывается. Эта система показывает, как вещи могут быть изменены и сделаны по-иному, и откуда можно начать. Даже с этой системой это ужасно трудно, но без системы это невозможно, абсолютно невозможно. Когда вы осознаете это, вы начнете понимать ценность системы, так как с системой имеется некоторый шанс, а без системы вообще нет никакого шанса.

Идея, что мы не можем “делать”, очень важна, и мы должны все время возвращаться к ней. Если эта идея не ясна или не ясны некоторые ее особенности, задавайте вопросы, так как необходимо понять и помнить эту идею. Все “случается”. Люди ничего не могут “делать”. С момента, когда мы рождены, до момента, когда мы умираем, вещи случаются, случаются, случаются, а мы думаем, что мы их делаем. Это наше нормальное состояние в жизни, и даже самая малейшая возможность сделать что-либо приходит только через настоящую работу, и сначала только в самом себе, но не во вне. Даже в самом себе “делание” очень часто начинается посредством неделания. Прежде чем вы сможете делать что-либо, чего вы не могли делать, вы должны не делать многие вещи, которые вы делали раньше. Например, вы не можете пробудиться только посредством желания пробудиться, но вы можете препятствовать самим себе спать слишком много.

В. Имеется ли иногда выбор между двумя возможными случаями?

О. Только в очень малых вещах. Даже тогда, когда вы замечаете, что вещи происходят определенным образом, и решаете изменить их, вы найдете, как неудобно изменять вещи.

В. Почему же я не могу отказаться от идеи, что я способен “делать”? Я так часто доказывал себе, что я не могу.

О. Это наиболее трудная и наиболее необходимая вещь — осознать всем вашим существом, — так как пока мы думаем, что можем “делать”, мы всегда будем откладывать то, что действительно можем делать, если мы работаем. Как я сказал, мы можем “делать” что-то только в отношении к самим себе — это вещи, с которых мы должны начинать. Но мы никогда не начнем изучать себя, пока думаем, что мы можем “делать”. Это одна из наших величайших иллюзий.

В. Я понимаю, что не имею никакого выбора в больших вещах, но мне кажется, что я могу делать малые вещи.

О. Эти малые вещи случаются согласно некоторым определенным обстоятельствам, которые контролируют их. Вы думаете, что вы контролируете их, но в действительности они случаются. Мы не можем “делать”, так как мы спим. Как могут спящие люди “делать”? Необходимо быть пробужденными; когда человек пробужден, он может “делать”. “Делание” — это магия.

Вы должны понять, что ничто не случается именно в момент свершения; необходимость этого случая была создана задолго до этого. Вещи случаются сами собой; делаете ли вы или не делаете что-либо, могло быть решено десять лет назад. Может быть, ваши действия приняли определенное направление десять лет назад, и это определяет то, что вы будете делать завтра, — вы не можете изменить этого.

Мы думаем, что можем принять определенное решение и действовать в соответствии с ним. В действительности нами управляют не внутренние решения, но внешние влияния. Если внутреннее решение соответствует внешнему влиянию, то вы выполните его, в противном случае — не выполните. Но мы можем создать в самих себе силы для того, чтобы “делать”. Природа создала нас машинами, действующими под внешними влияниями, но обладающими также возможностью развития нашего собственного двигателя. Если нет никакого внутреннего двигателя, мы всегда будем кружиться на одном и том же месте.

В. Если человек устанавливает для самого себя некий идеал поведения, будет ли это то, что подразумевается под “деланием”?

О. Вопрос в том, может ли он делать это и делает ли он это, так как строить планы, иметь идеалы — это одно, а делать — это другое. Это могут быть просто хорошие намерения. Одна из главных особенностей нашего бытия — это то, что мы не можем делать то, что мы решаем делать.

В. Иногда, с небольшим дополнительным усилием, можно сильно изменить отношение к другим людям. Не является ли это деланием?

О. Это иллюзия, так как, если вещь должна случиться, вы будете делать это дополнительное усилие, а если она не должна случиться, вы не будете делать это усилие. Вы думаете, что можете создавать или не создавать это усилие, что вы можете “делать” или “не делать”. Но попытайтесь подумать правильно, что вы ничего не можете “делать”, что вещи случаются механически. Одна вещь приходит после другой и просто случается или не случается, и вы не можете избежать этого.

В. Но если вы помогаете бедному человеку сделать его жизнь более сносной?

О. Если вы помогаете бедному человеку, то это случается. Если кто-либо отнимает у этого бедного человека то немногое, что ему достается, это также случается. Один человек дает ему грош, другой отнимает у него последнее. Сначала необходимо понять принцип, что никто ничего не может “делать”. Если вы подумаете о жизни человечества, войнах, революциях, вы ясно увидите это. Вы должны попытаться найти подходящий случай для наблюдения, потому что если вы найдете что-то небольшое, вы не увидите этого. Но если вы находите подходящий случай, подходящие условия, подходящие обстоятельства, вы очень скоро увидите, можете ли вы делать что-либо или нет. Самое простое — это попытка вспоминать себя. Можете ли вы делать это или нет? Люди думают, что они могут “делать” потому, что иногда они планируют и действительно получают то, что хотели. Но это означает только, что они вошли в определенный поток событий, и вещи случились так, чтобы совпасть с их планом.

Когда вещи случаются подобным образом, мы думаем, что мы сделали это, что мы составили план и сделали все согласно этому плану. В действительности это не значит, что мы сделали это намеренно или сознательно, и это не значит, что можно выбрать один поток событий или другой поток; это просто случайность. Во всяком виде работы, в коммерческом деле, в путешествии и т. д. иногда случается, что вещи идут успешно, но это означает только то, что в данный момент, в данном месте вещи шли механически определенным образом, и ничего больше.

Нам трудно осознать, например, что когда люди строят мост, это не есть “делание”; это только результат всех предыдущих усилий. Это является случайностью. Чтобы понять это, мы должны подумать о первом мосте, который построил Адам, и обо всей эволюции моста. Сначала это является случайным — дерево падает поперек реки, затем человек строит нечто подобное этому и т. д. Люди не “делают”, одна вещь исходит из другой.

В. Это почти детский вопрос, но я не понимаю, почему вещи не могут быть другими. Человек делает что-то и не может удержаться от мысли, что мог сделать это по-другому.

О. Но если вы вели себя определенным образом, это значит, что вы не могли вести себя по-другому. Если бы вы могли, вы вели бы себя по-иному. Мы настолько привыкли думать, что вещи могли бы быть иными, что не пытаемся изменять то, что могли бы изменить. Мы можем изменить сегодняшний день, но вчерашний является законченным. Если мы изменяем сегодняшний день, завтрашний может случиться по-иному. Это выглядит похожим на противоречие, но именно наша вера в то, что вещи могут быть иными, мешает нам сделать что-то, чтобы изменить их.

В. Когда человек реально начинает понимать, что он не может “делать”, он будет нуждаться в большей смелости. Придет ли она при отказе от ложной личности?

О. Человек не приходит к этому пониманию подобным образом. Это приходит спустя некоторое время после работы над собой, так что, когда он приходит к этому осознанию, он имеет много других осознаний кроме этого; главное, что имеются пути к изменению, если он применяет правильный инструмент в правильном месте и в правильное время. Человек должен иметь эти инструменты, а последние опять-таки даются только работой. Очень важно прийти к этому осознанию. Без него он не будет делать правильных вещей, он будет извинять себя.

В. Я не понимаю, почему человек должен извинять себя?

О. Он не хочет отказаться от идеи, что он может “делать”, так что, если он сознает, что вещи случаются, он находит извинения, такие как: “Это случайность, но завтра все будет по-иному”. Вот почему мы не можем осознать этой идеи. Всю свою жизнь мы видим, как вещи случаются, но мы все еще объясняем их как случайности, как исключения из того правила, что мы можем “делать”. Либо мы забываем, либо не видим, либо не оказываем достаточного внимания. Мы всегда думаем, что в каждый момент мы можем “делать”. Если вы увидите в своей жизни время, когда пытались делать что-либо и не имели успеха, это будет примером, так как вы найдете, что объясняли вашу неудачу как случайность, как исключение. Если та же ситуация повторяется, вы опять думаете, что способны “делать”, и если снова не имеете удачи, вы снова будете объяснять вашу неудачу случайностью. Очень полезно прослеживать вашу жизнь с этой точки зрения. Вы имели в виду одно, а случилось нечто иное. Если вы действительно искренни, вы увидите, но если вы не искренни, вы убедите себя, что случившееся было в точности тем, чего вы хотели! Когда вещи случаются определенным образом, мы уносимся потоком, но мы , думаем, что мы несем поток.

В. Если человек чувствует в какой-то момент, что он способен “делать”, скажем, выполнять особое задание в своей обычной работе, как объяснить это?

О. Если человек тренируется делать что-нибудь, он учится следовать определенному направлению случайностей или, если хотите, начинать определенное направление случайностей, затем они развиваются, а он бежит позади, хотя и думает, что он ведущий.

В. Но если он имеет правильное отношение?

О. Нет, отношение не имеет ничего общего с этим. Отношение может быть правильным и понимание может быть правильным, но вы все же находите, что вещи случаются определенным путем — какие-то обычные вещи. Попытайтесь вспомнить отдельные случаи, когда вы пробовали делать что-либо иначе, и вы увидите, как вы всегда возвращались обратно к той же вещи, даже если делали небольшое отклонение—огромные силы возвращают вас обратно

на старые пути.

В. Все ли наши действия управляются автоматическими ответами на внешние влияния?

О. Нет, в нас многое уже установлено, например, привычки, обычные способы мышления, ассоциации, буфера и многое другое. Поэтому это не просто влияния, на которые мы естественно реагируем. Многое является результатом предыдущих влияний.

В. Я не могу отделить идею неспособности “делать” от фатализма. Когда и как мы имеем силу выбора, и чем мы отличаемся от животных?

О. В этом состоянии мы отличаемся очень мало. Наша сила выбора начинается только тогда, когда мы начинаем сознавать нашу ситуацию, нашу механичность и когда мы начинаем бороться за что-то другое. Для этого имеются возможности. Но это формирующий способ мышления — либо детерминизм, либо свобода. Некоторые вещи определены, некоторые менее определены; некоторые находятся в нашей власти, если мы знаем, как изменить их или как повернуть их, но мы должны знать. Все относительно.

В. Когда вы сказали, что мы не можем помешать тому, что те же самые вещи случаются с нами, подразумевали ли вы, что это происходит до изменения нашего бытия?

О. Я не говорил о работе. Я сказал, что необходимо понять, что сами мы не можем “делать”. Когда это достаточно понято, мы можем думать о том, что возможно “делать”: какие условия, какое знание и какая помощь необходимы. Но сначала необходимо осознать, что в обычной жизни все случается. Только когда это эмоционально понято, возможно идти дальше.

В. Я не понимаю различия между тем, что человек может “делать”, и тем, что он не может. Почему человек может бороться с отрицательными эмоциями, но не может себя пробудить?

О. Сон есть форма или уровень нашего бытия. Человек может делать что-то с помощью настоящей системы, если путь показан, но пробуждение соответствует уровню самого бытия. Поэтому вся эта борьба с отрицательными эмоциями, попытка останавливать ненужные мысли, попытка вспоминать себя — все это ведет вас к пробуждению, но вы не можете пробудиться прежде, чем вы пробудились.

В. Но является ли деланием попытка стать сознательными?

О. Да, и тогда человек видит, что он не может “делать”. В попытке стать сознательным вся работа человека является его собственной.

Только в настоящей системе вам ясно говорят, что вы ничего не можете “делать”. Все другие системы начинают с “делания” в том или ином смысле; они говорят — делайте это или делайте то. Эта система иная. Это эзотерическое учение, но работу с ним вы можете начать в условиях обычной жизни; нет необходимости идти в закрытую школу или в монастырь. Вследствие этого особенно необходимо понять — прежде всего, — что никто ничего не может “делать” и что единственная вещь, которую можно начать “делать”, это пытаться вспоминать себя — понимание одно, а практика другое.

В. Но возможно, мы не должны принимать эту идею слишком буквально?

О. Нет, вполне буквально. Только это относится к людям, которые связаны с каким-либо учением. Когда человек начинает изучать некоторые учения или системы, которые дают школьные методы, он должен пытаться делать некоторые вещи. В настоящей работе мы должны “делать”, ибо если мы не пытаемся “делать”, ничто не произойдет. Мы должны “делать” с самого начала — немного, но вполне определенные вещи. Если вы можете не отождествляться, это уже начало “делания”. Если вы можете воздержаться от разговора, когда вы имеете склонность к нему, это уже “делание”. “Делание” начинается с того, чтобы идти против течения — сначала в самих себе и личных вещах. Вы можете пытаться вспоминать себя, затем, когда вы начинаете вспоминать себя, вы можете получить некоторые результаты, и вы увидите, что можете делать больше вещей, но все относительно самих себя. Вы будете способны сделать что-нибудь с отрицательными эмоциями и будете способны мыслить по-новому. Но вне вас вещи будут продолжать случаться.

В. Не хотите ли вы сказать, что начало “делания” есть изменение некоторых вещей внутри самого себя таким образом, что они начинают случаться по-иному?

О. Необходимо еще раз разделить людей на категории. Люди 1, 2 и 3 ничего не могут “делать” — в их положении все “случается”. Если они делают хорошие вещи, это значит, что они не могут делать плохих вещей; если они делают плохие вещи, это значит, что они не могут делать хороших вещей. В этом смысле одна вещь не лучше другой, так как все это является механическим. Но когда человек начинает работать, когда он вступает в школу любого уровня, он уже должен учиться “делать”. Как я сказал, человек должен начинать с самого себя — узнать себя, изучить себя, пытаться исключить некоторые вещи, пытаться создать контроль над другими вещами и т. д.

В. Должны ли мы наблюдать, как мы реагируем?

О. Наблюдение всегда полезно, но мы всегда реагируем одинаково. Есть только пять или шесть способов реагирования: с нами происходят только определенные вещи, и мы всегда реагируем на них одним и тем же образом. Но если мы пытаемся делать все, что советуют, и не делать всего, от чего нам советуют воздерживаться, вещи будут меняться правильно и однажды, совершенно неожиданно, мы будем способны делать кое-что, чего мы не могли делать раньше.

В. Можем ли мы управлять вещами, которые случаются с нами?

О. Если мы управляем вещами в самих себе. Если ничто ненужное не происходит в нас, мы становимся способны управлять внешними событиями, но сначала мы должны управлять вещами в самих себе. Пока вещи оставлены “случаться” в нас самих, мы не можем управлять чем-либо снаружи. Как может быть иначе? Одно “я” решает управлять вещами, но вместо этого все его внимание будет занято вещами, которые случаются в нас и вне нас.

В. Если человек ничего не может “делать”, следует ли из этого, что все, что он может делать, это управлять своей собственной умственной реакцией на события, находящиеся вне его контроля?

О. Совершенно верно, это есть начало. Если он учится управлять своими реакциями, тогда, спустя некоторое время, он обнаружит, что может управлять больше и больше, а позднее может случиться, что он будет способен управлять некоторыми внешними событиями, опять-таки не всеми, так как имеется очень большая градация. Но некоторые другие внешние события не могут быть контролируемы, потому что они принадлежат другому масштабу.

В. Если я хочу достичь некоторой цели и не могу, и тогда делаю ту же вещь по-другому, будет ли результат все тем же самым, несмотря на мое усилие?

О. Вы не должны обманывать себя. Если вы что-то делаете и результат соответствует вашим ожиданиям, это просто удача, удачный случай — это все. А в некоторых случаях вы можете сделать что-то совершенно другое и все-таки получить такой же результат.

В. Кажется, что человек пойман в порочный круг!

О. Конечно, человек пойман, и настоящая система есть путь из этого порочного круга, ибо в обычных условиях жизни человек не может выйти из него.

В. Не расскажете ли вы подробнее об усилии выйти из этого круга?

О. Если вы берете все, что вам дается, правильным образом и работаете с достаточным усилием, настоящая школа или система (назовите ее, как хотите) дает вам возможность выйти из этого круга. Нет никакого выхода без школы и без знания. Опять-таки, если вы получаете знание и не делаете усилий, это будет одинаково бесполезным.

Когда человек находится в школе, он вынужден “делать”, так как он не может сам заставить себя, не может сам создать достаточной силы. Но если человек ставит себя в иные условия, это произведет некоторые результаты. Школа необходима, потому что она является проводником нейтрализующей силы. В противном случае человек может иметь желание, человек может делать усилия, но он не знает, как начать. Это кажется простым, но это не просто.

В. Что было бы в этом случае активной и пассивной силами?

О. Жизнь может быть принята как активная сила, а пассивная сила, я бы сказал, находится в инерции, привычках, во всем, что “случается”.

В. Как можете вы различать между усилием, которое механично, и усилием, которое немеханично?

О. Нет необходимости различать. Делайте усилия, и результат появится.

В. Считаете ли вы, что все, что я реально делал в своей жизни до сих пор, есть изменение одной формы сна на другую?

О. Она сама изменялась; вы не делали даже этого. В жизни человек не имеет никакого контроля, но в настоящей работе он может приобрести контроль. В этой работе можно убежать от того состояния, в котором мы ничего не можем “делать”, и вещи “случаются”. Без настоящей работы нельзя убежать. Определенная иллюзия контроля обеспечивается в жизни обычным воспитанием, но если обстоятельства изменяют его, все это исчезает.

В. Тогда скажите мне, пожалуйста, какова главная вещь, которая удерживает меня от бегства?

О. Механичность. В вас самих вещи продолжают “случаться” — вещи, над которыми вы должны иметь контроль, но не приобрели контроля. В нас имеется то, что может и должно быть механическим, например, физиологические процессы и тому подобное, и то, над чем мы должны приобрести как можно больше контроля, так как иначе не сможем пробудиться. Вы не представляете себе, до какой степени одна вещь в нас связана с другой. Все связано. Вы не можете делать или говорить, или даже думать вне общего направления вещей, которые случаются.

Наши четыре центра — интеллектуальный, эмоциональный, двигательный, инстинктивный — так координированы, что одно движение в одном центре немедленно производит соответствующее движение в другом центре. Некоторые движения или некоторые позы связаны с некоторыми мыслями; некоторые мысли связаны с некоторыми чувствами, ощущениями, эмоциями, — все связано. Такими, какими мы являемся, со своей волей, которую можем собрать, мы можем приобрести некоторую степень контроля над одним центром, ни только над одним, и только на короткий период времени. Но другие центры будут продолжать действовать сами по себе и немедленно исказят тот центр, который мы хотим контролировать, и приведут его снова к механической реакции. Допустите, что я знаю все, что должен знать, и допустите, что я решил думать по-новому. Я начинаю думать по-новому, но сижу в обычной позе или курю сигарету обычным образом, и я снова нахожу себя при старых мыслях.

То же самое с эмоциями; человек решает чувствовать нечто по-новому, а затем он думает по-старому, и поэтому отрицательные эмоции приходят снова, как прежде, без контроля. Таким образом, чтобы измениться, мы должны изменить вещи во всех четырех центрах одновременно, а это невозможно, так как мы не имеем никакой воли, чтобы контролировать четыре центра. В школе имеются специальные методы для достижения этого контроля, но без школы этого сделать нельзя. В целом наша машина продумана очень умно. С одной точки зрения, она имеет изумительные возможности развития, но, с другой точки зрения, это развитие весьма затруднено. Вы поймете, почему это сделано подобным образом, когда вы окончательно осознаете, что значит сознание и воля; и тогда вы поймете, что ни сознание, ни воля не могут развиваться механически. Каждая малая вещь должна быть развита через борьбу, иначе это не было бы сознанием или волей. Это должно быть трудным.

В. Я чувствую, что если бы я должен был делать все сам, вместо того чтобы полагаться на случайности, тогда со мной вообще ничего не случалось бы, но моя воля слишком слаба для этого.

О. Неделание есть само по себе род делания. Но в то же самое время вы касаетесь здесь очень интересного вопроса. Когда вы достигнете контроля, то с вами будет случаться все меньше и меньше вещей, и вы должны будете делать даже малые вещи, так как они не будут случаться с вами. Но это, вероятно, дело далекого будущего.

В. Не является ли чувство ответственности за то, что человек должен делать нечто полезное в мире, воображением, так как вы говорите, что мы не можем “делать”?

О. Это может быть воображением или подражанием, или это может быть правильным. Но в этом случае мы должны рассматривать что делать и как, и как более важно, чем что. Большинство людей думает о том, что делать, но не о том, как делать. Часто вещи, которые они решают делать, невозможны, подобно прекращению войн и тому подобному.

В. Если мы пытаемся быть сознательными и пытаемся видеть, какова действительная реальность, изменило бы это нашу ситуацию так, что вещи не случались бы с нами, но мы делали бы все, как мы хотим делать?

О. Конечно, это есть цель, но очень далекая цель. Видите ли, прежде всего здесь есть неправильное использование слов “с нами”. Вы должны помнить, что когда говорится, что вещи случаются со всеми людьми и что люди не могут ничего “делать”, то это относится к обычным условиям в обычной жизни, к тому, что называется нормальной жизнью. Но в этой работе мы пытаемся выйти из этой “нормальной” жизни, поэтому мы уже должны “делать”. Только мы должны сначала научиться тому, что мы можем “делать”, так как в наших условиях многие вещи будут продолжать случаться; но в некоторых вещах мы можем уже иметь выбор, мы можем показать преимущество, нашу волю, насколько мы можем иметь волю. Поэтому “с нами” не может быть употреблено в прежнем значении. Но сначала вы должны понять, что различие находится не между “деланием” и “неделанием”, но между попыткой “делать” и попыткой понять, и в настоящее время вся наша энергия должна быть сосредоточена на попытке понять. То, что вы можете пытаться делать, уже было объяснено. Мы пытаемся найти то, что можем контролировать в себе, и если мы работаем над этим, мы приобретаем контроль. Это есть все “делание”, которое возможно в настоящий момент.

В. Является ли полное осознание того, что мы ничего не можем “делать” большим шагом на пути к “деланию”?

О. Иногда шаг слишком велик, так как каждая идея, продолженная слишком далеко, становится своей собственной противоположностью. Поэтому, если вы убеждаете себя слишком серьезно, что ничего не можете делать, вы найдете, что действительно ничего не можете делать. Это вопрос относительности. Как я сказал, неспособность “делать” относится к людям без какой-либо возможности школьной работы.

В. Я считаю, что нуждаюсь в учителе. Я нахожу, что ничего не могу делать сам.

О. Учитель не может “делать” что-либо для вас. Вам даются некоторые задания, и вы должны их делать. Это всегда так. Вместо попытки “делать”, пытайтесь “не делать”! Вы учитесь “делать”, научившись сначала “не делать”. Вы пытаетесь делать вещи, которые вы считаете хорошими; пытайтесь совсем наоборот — не делать те вещи, которые не являются хорошими.

Вы видите, что эта самоэволюция не является ни обязательной, ни механической; нет никакой гарантии. Она зависит от усилия. Люди часто спрашивают: “Как это так, ведь я работал много лет и все же не имел никакого переживания высших центров?” А я спрашиваю их: “Действительно ли вы работали так много лет?” Человек считает с того момента, когда он услышал эти идеи, но он не пытается подсчитать, сколько он действительно работал — сколько дней, сколько часов или минут каждый день. Если человек сделает этот подсчет, он увидит, что нет никакой причины ожидать каких-либо результатов, хотя он и мог услышать об этих идеях много лет назад.

В. Если мы машины, то как мы можем изменить наше бытие?

О. Мы не можем ждать до тех пор, пока мы изменимся. Имеется один важный принцип в настоящей работе — вы никогда не должны работать в соответствии с вашей силой, но всегда сверх вашей силы. Это неизменный принцип. В настоящей работе вы всегда должны делать больше, чем вы можете; только тогда вы можете измениться. Если вы делаете только то, что возможно, вы останетесь там, где находитесь. Человек должен делать невозможное. Вы не должны понимать слово “невозможное” в слишком широком масштабе, но даже небольшое означает многое. Это отлично от жизни — в жизни вы делаете только то, что возможно.

Необходимо вкладывать больше энергии в самоизучение, самонаблюдение, самовоспоминание. А чтобы вкладывать больше энергии в вашу работу, необходимо найти, где она расходуется. Вы пробуждаетесь каждое утро с определенным количеством энергии. Она может быть израсходована многими различными способами. Определенное количество необходимо для самовоспоминания, изучения системы и т. д. Но если вы расходуете эту энергию на другие вещи, то для этого ничего не остается. Это действительно главный вопрос.

Пытайтесь подсчитывать каждое утро, сколько энергии вы намерены вложить в работу по сравнению с другими вещами. Вы увидите, что даже в элементарных вещах, просто по отношению ко времени, вы уделяете очень мало работе, если вы уделяете ей какое-либо время вообще, а все остальное уделяется совершенно бесполезным вещам. Хорошо, если они являются приятными вещами, но в большинстве случаев они даже неприятны. Отсутствие подсчета, отсутствие этой элементарной статистики является причиной того, что мы не понимаем, почему, со всеми нашими наилучшими намерениями и наилучшими решениями, в конце концов, мы ничего не делаем! Как мы можем делать что-нибудь, если мы не уделяем этому никакой энергии или времени?

Если вы хотите выучить язык, вы должны заучивать определенное число слов ежедневно и затрачивать некоторое время на изучение грамматики и т. д. Если вы хотите научиться русскому языку и начинаете с изучения пяти слов в день, я гарантирую, что вы никогда не выучите его. Но если вы учите по двести слов в день, через месяц вы будете понимать русский язык. Все зависит от элементарной статистики. Во всякого рода работе или учении есть определенная норма. Если вы уделяете работе определенное количество энергии и времени, но все же недостаточное количество, вы не будете иметь никаких результатов. Вы будете только кружиться вокруг и вокруг и оставаться примерно на том же самом месте.

В. Я один из тех людей, которые учат только пять слов в день, но я всегда утешался мыслью, что это обязано сработать в конце концов.

О. Нет, необходимо вкладывать в это больше энергии. Заметьте, что даже здесь только немногие люди говорят, другие хотят только слушать, ибо это более спокойно, более удобно. Затем, вы не следите за мыслями. Я даю вам очень, очень многие вещи, но большинство из них не касаются вас. Это леность ума, общая лень. Эта лень должна быть преодолена. Вы не можете ничего получить, будучи ленивы или делая одну вещь и оставляя все остальное. Я даю вам, так сказать, некое направление — вы не замечаете его. Таким образом, в конце концов, мы имеем только незамеченные направления.

Как я сказал, всякий род работы, всякий род состояния требует некоторого определенного минимума усилия и минимума времени, и работа, которую мы пытаемся делать, требует больше, чем многие другие вещи, если мы хотим получить хотя бы ощутимые результаты. Что значит работать практически? Это значит работать не только над интеллектом, но также над эмоциями и над волей. Работа над интеллектом означает мышление по-новому, создание новых точек зрения, разрушение иллюзий. Работа над эмоциями означает невыражение отрицательных эмоций, неотождествление, отсутствие учитывания и, позднее, работу над самими эмоциями. Но что значит работа над волей? Это означает работу над своими поступками. Сначала вы должны спросить себя: что является волей в людях №№ 1, 2 и 3? Она является равнодействующей желаний. Воля есть направление объединенных желаний, а так как наши желания постоянно меняются, мы не имеем никакого постоянного направления. Поэтому обычная воля зависит от желаний, а мы можем иметь много желаний, идущих в разных направлениях. Направление, составленное из всех этих углов, является результирующим. Такова наша воля. Она может идти один день в одном направлении, а другой день в другом направлении, а мы думаем, что она прямая. Таким образом, реально она является результирующей нашей слепоты.

Мы должны спросить себя, на чем могла бы быть основана воля человека № 7. Она должна быть основана на полном сознании, а это подразумевает знание и понимание, связанное с объективным сознанием и постоянным “Я”. Таким образом, необходимы три вещи: знание, сознание и постоянное “Я”. Только те люди, которые имеют эти три вещи, могут иметь реальную волю; это означает волю, которая независима от желаний или чего-либо еще.

В. Вы сказали, что никакая воля не возможна для нас?

О. Воля — относительный термин: имеются различные воли на различных уровнях. Механический человек, который никогда не думает о развитии, имеет только множество малых воль, которые совершенно механичны. Он имеет определенное желание: одна сторона его хочет что-то делать, а другая боится, что он будет наказан, если он это сделает. Происходит борьба между различными стремлениями, и результат этой борьбы мы называем “волей”.

В. Следовательно, чтобы развить волю, надо идти против желаний?

О. Прежде всего вы должны стать единым. Вы являетесь множеством, и вы имеете сотни “я” и сотни воль. Если вы хотите развить независимую волю, вы должны стать единым и сознательным. Воля зависит от единства и сознательности.

В. Если мы решили делать то, что нам не нравится, и действуем, чтобы делать это, разве мы не применяем волю?

О. Это может быть страх; возможно, вы боитесь не делать этого или вы можете ожидать некоторую награду либо в этой жизни, либо в следующей — возможно многое. Обычно мы либо боимся чего-то, либо ожидаем некоторого рода выгоду. Как правило, термин “воля” применяется в относительном смысле, но когда мы говорим о воле, мы говорим об определенном уровне. Прежде чем мы можем говорить о возможности воли, мы должны иметь, по меньшей мере, центральный пункт, который может контролировать остальное. Воля означает освобождение от механического состояния.

В. Может ли быть получено единство путем углубления в некоторую обычную работу, которая использует большинство “я”?

О. Это не может быть названо полным единством, это только относительное единство — единство “я”, используемых в этой работе. Человек может тренировать себя очень упорно посредством работы такого рода, но она не коснется вашего целого. Нет никакой работы, которая может коснуться целого, это всегда будет только малой частью вас.

В. Как можем мы измениться или пробудиться, если не имеем никакой свободной воли?

О. Если бы мы имели свободную волю, мы не были бы машинами. Как может машина иметь свободную волю? И как можем мы измениться? Уже было объяснено, что имеется возможность изменения, но очень малая возможность, и необходимы многие различные комбинации благоприятных обстоятельств для того, чтобы начать. Позднее, с каждым шагом, это становится все более и более трудным и требует больше и больше усилий, а потом, спустя некоторое время, это становится более легким. Но сначала необходима определенная комбинация обстоятельств, а позднее, усердная работа, но для нее необходима школа. Без школы невозможно изменить себя. Трудности столь велики, а человек столь слаб, что он ничего не может делать один.

В настоящее время наша воля принадлежит многим “я” или группам “я”, основанным на одной личности, одной из многих. Но реальная воля означает одну волю, поэтому она может принадлежать только единственному “Я” или, если хотите, сущности. Таким образом, сначала мы должны быть едиными, по крайней мере, в некоторые моменты, а затем пытаться работать, чтобы создать волю. Никто не может сразу стать объединенным. Воля вынуждена входить и выходить: в один момент вы будете иметь волю, в другой — никакой воли не будет. Пройдет много времени, прежде чем мы сможем говорить о чем-либо надежном в нас, не говоря о чем-либо постоянном.

В. Как растет воля?

О. Она не может расти без усилия. Вы должны беречь энергию, чтобы собрать ее достаточно для борьбы с некоторыми слабостями. Допустим, вы сознаете, что нечто является слабостью и что вы должны бороться с ней, но вы увидите, что не имеете достаточно энергии; вы можете тогда пытаться делать некоторую меньшую вещь, которая не столь трудна, и таким образом сбережете энергию. Вообще говоря, мы упускаем возможность делать небольшие усилия. Мы пренебрегаем ими, не считаем их достаточно важными. Однако мы можем увеличить нашу способность совершать усилия только путем выполнения этих малых усилий, которыми мы пренебрегаем.

В. Подготавливается ли создание единства путем внутреннего конфликта?

О. Путем осознания внутреннего конфликта. Внутренние конфликты постоянны. Никто не живет без внутренних конфликтов, они нормальны и всегда имеются. Но когда мы начинаем работать, конфликты увеличиваются. Когда мы не работаем, мы убегаем, мы не боремся. Что значит “работа”? Она означает борьбу с конфликтующими вещами. Мы имеем определенную цель, но многие из наших “я” не хотят идти этим путем, поэтому, естественно, конфликт увеличивается. Но создание единства не есть результат конфликта — это есть результат борьбы с конфликтом. Мы являемся множеством, но мы хотим быть едиными — вот одна формулировка нашей цели. Мы сознаем, что это затруднительно, неудобно и опасно быть столь множественными. Мы решаем быть, по крайней мере, менее разделенными, вместо пятисот стать пятью. Я чувствую, что должен что-то делать, но не хочу, — это и есть конфликт, и путем постоянного возвращения он создает сопротивление и производит объединение.

В. Является ли сопротивление препятствием для людей на пути достижения какой-либо вещи?

О. Сопротивление может быть весьма различным по природе, так как мы имеем много привычек, физических и умственных, которые мы не можем преодолеть. Привычки могут быть столь сильны, что не остается никакого места для чего-либо нового. Здесь мы снова приходим к вопросу о школах, так как человек сам по себе, даже если он знает, не может преодолеть как внутреннее, так и внешнее сопротивление.

В. Если все идет гладко, и человек не сознает какого-либо “да” или “нет” конфликта, хорошо ли пробовать вызывать его?

О. Нет никакой необходимости. В тот момент, когда человек начинает работать, пытаясь вспомнить себя, пытаясь не отождествляться, помнить систему, сразу начинается трение. Трение создает энергию. Если вещи являются легкими, никакого трения нет. Но если вы ставите палки в колесо механичности, это создает трение, которое производит энергию.

В. Что значит единство? Есть ли это единство между центрами?

О. Единство не между центрами, так как центры различны, но между личностями или группами “я”. Каждый центр имеет свою собственную работу, и наши центры также координированы, ибо работа одного центра механически производит работу другого центра. Это совсем нежелательно, и частично благодаря этой ошибочной координации личности не являются достаточно связанными: многие из них совершенно независимы и противоречивы.

В. Может ли желание развиваться быть названо волей?

О. Называйте это желанием; этого вполне достаточно. Это не есть воля. Воля принадлежит целому и является другой стороной сознания.

В. Можем ли мы знать разницу между желанием и волей в нашем состоянии сознания?

О. Конечно. Желание — это когда вы делаете то, что хотите;

воля — это когда вы можете делать то, чего вы не хотите.

В. Как можем мы правильно использовать внутренний конфликт?

О. Очень просто. Одна часть нас — магнетический центр или одна личность — хочет пробудиться. Но большая часть нас хочет спать. Вы должны решить, на чьей стороне вы находитесь, а затем помогать этой стороне.

Чтобы научиться, как начинать работать над волей, как трансформировать волю, человек должен отказаться от своей воли. Это очень опасное выражение, если оно неправильно понято. Важно правильно понять, что значит “отказаться от своей воли”. Мы не имеем никакой воли, поэтому как можем мы отказаться от того, чего не имеем? Сначала вы должны осознать, что вы никогда не согласны с тем, что не имеете никакой воли; вы соглашаетесь только на словах. Во-вторых, вы должны понять, что мы не всегда имеем волю, но только временами. Воля в нашем состоянии означает сильное желание. Если нет никакого сильного желания, то нет никакой воли, поэтому нет того, от чего отказываться. В другой момент мы имеем сильное желание, которое направлено против работы, и если мы останавливаем его, это значит, что мы отказываемся от воли. Мы не можем отказываться от воли в каждый момент, но только в особые моменты. А что значит “против работы”? Это значит против правил и принципов работы или против чего-то, что вам лично сказали делать или не делать. Имеются некоторые общие правила и принципы, и могут быть личные условия для разных людей.

В. Должны ли мы просить дальнейших личных указаний?

О. Да, но если человек спрашивает, он должен повиноваться. Он не обязан ничего делать, кроме как следовать общим правилам и принципам, если он не спрашивает; поэтому прежде, чем спрашивать, он должен дважды подумать.

В. Если человек готов повиноваться, дадите ли вы указания?

О. Если представится случай. Это должно быть сделано в момент, когда вы имеете волю. Должно быть определенное желание делать что-то, что воздействует на работу или других людей. Обычно мы имеем плохую волю; мы очень редко имеем хорошую волю. Если вы имеете хорошую волю, я не говорю о ней; я просто говорю: “Идите дальше, продвигайтесь, учитесь”.

Вы не знаете, как думать о воле. В один момент вы сознаете, что вы машины, но в следующий момент хотите действовать согласно вашему собственному мнению. В этот момент вы должны быть способны остановиться, не делать того, чего вы хотите. Это не относится к моментам, когда вы не имеете никакого намерения что-нибудь делать, но вы должны быть способны остановиться, если ваше желание идет против правил или принципов, или против того, что вам говорили. Часто случается, что люди продолжают изучение и упускают эти моменты. Они думают, что работают, когда ничего не случается. Мы не можем всегда работать одинаково;

в один момент достаточно пассивного изучения, в другой момент необходимо идти против самого себя, остановиться.

В. Что вызывает эти моменты?

О. Желание. Как я сказал, наша воля есть равнодействующая желаний. Это не выражение системы, это старое психологическое определение, но хорошее. Желания могут быть очень различны;

они могут быть интеллектуальными желаниями, такими, как желание знать, любопытство, или эмоциональными, инстинктивными или двигательными желаниями. Если побеждает одно сильное желание, оно дает направление другим желаниям. Я говорю сейчас о желаниях, которые могут иметь связь с настоящей работой.

В. Нам говорят — соблюдать правила. Это предполагает, что мы можем соблюдать их, что было бы “деланием”. Это кажется мне несовместимым с идеей, что мы не можем “делать”.

О. Все относительно. Мы можем “делать” некоторые внутренние действия, ибо имеем определенный контроль. Например, мы имеем определенный контроль наших мыслей; мы можем думать о той или иной вещи. Это есть начало возможности. Если мы продолжаем сохранять наши интересы в направлении одной линии, наш мыслительный процесс приобретает определенную силу, и, спустя некоторое время, он может создать, по меньшей мере, моменты самоосведомленности, которая, когда она приходит чаще и задерживается дольше, может начать изменять другие вещи. Таким образом, имеются пути выхода из этой абсолютной механичности. Но если человек находится в условиях обычной жизни, без знания того, что все случается, он ничего не может делать. Реальная возможность изменения этих условий начинается с контроля мыслей и контроля, насколько возможно, сознания, то есть с внутренней работы над самим собой. Путем выполнения этой внутренней работы, путем попытки приобрести контроль над самим собой, человек учится, как “делать”. Это не значит, что он может “делать”, ибо он не может; но если он начинает, тогда, постепенно, он учится, как “делать”.

В. Полезна ли принятая самим человеком дисциплина или это должна быть школьная дисциплина?

О. Дисциплина хороша, если это дисциплина. Но если это просто произвольное изобретение, тогда она не может дать никакого результата. Наиболее важным аспектом дисциплины является невыражение отрицательных эмоций. Механические задания не могут дать никакого результата, но если вы ловите себя в момент отрицательной эмоции и останавливаете ее — это есть дисциплина.

Если мы хотим быть в работе, мы должны проверять все наши мысли, слова и действия с точки зрения этой работы. Поэтому, если вы хотите работать, вы не являетесь больше свободными — вы должны потерять иллюзию свободы. Вопрос заключается в том, имеете ли вы свободу? Имеете ли вы что-либо, что можно потерять?

Вот почему самовоспоминание необходимо. Самовоспоминание есть не только самоосведомленность, оно означает также определенную способность действовать определенным образом, делать то, что вы хотите. Вы видите, в нашем логическом мышлении, логическом знании мы отделяем сознание от воли. Сознание означает волю. По-русски, например, одно и то же слово применяется для воли и для свободы. Сознание означает волю, а воля означает свободу.

В. Является ли внимание синонимом воли?

О. Нет, иначе не было бы необходимо употреблять два слова. Но контролирующее внимание есть начало воли.

В. Вы говорили о приведении вещей под контроль. Что является в нас тем, что контролирует?

О. Это зависит от того, чего вы хотите. В каждой частной линии действия цель является контролирующим фактором. В работе над собой или в изучении вы имеете определенную цель. Эта цель будет контролировать ваши действия.

Но вы не имели в виду это; вы спросили, что имеется в нас, что может контролировать. Чтобы ответить на это, я должен снова вернуться к группам “я”, в данном случае, к магнетическому центру. В настоящее время, по отношению к нашей личной работе, нашей целью является находиться под контролем магнетического центра, а не случайных “я”, одно из которых заинтересовано в одном, другое — в другом. Если каждое из них хочет контролировать нас, это значит, что в конце концов никто не контролирует; но если магнетический центр управляет нами, это уже означает определенный контроль.

Установление и определение цели — это очень важный момент в настоящей работе. Обычно случается, что человек определяет свою цель вполне правильно, в совершенно правильном направлении, только он принимает за цель то, что находится очень далеко. Затем, имея в виду эту цель, он начинает учиться и накапливать материал. В следующий раз, пытаясь определить цель, человек определяет ее по-другому, находя ее чуть-чуть ближе; в следующий раз еще ближе и т. д., пока он не находит цель, которая совсем близко — завтра или послезавтра. Это действительно правильный путь по отношению к целям, если мы говорим о них без большой точности. Мы можем находить многие цели, которые уже ясно упоминались. “Быть единым”. Совершенно правильно, очень хорошая цель. “Быть свободным”. Как? Только овладевая управлением машины. Один человек может сказать: “Я хочу быть сознательным”, другой может сказать: “Я хочу быть пробужденным” или “Я хочу иметь волю”. Все это является целями на одной линии, только на различных расстояниях.

В. Я пришел к выводу, что большинство моих целей слишком отдаленны, а я хочу практической работы.

О. Да. Потому что прежде, чем вы сможете достичь определенных целей, имеется много вещей, которые вы можете делать здесь и сейчас, и именно в этом данная система отличается почти от всех других систем. Почти все другие системы начинают с целей, находящихся, по меньшей мере, на десять тысяч миль впереди и не имеющих никакого практического значения; но настоящая система начинается в этой комнате. В этом разница, и это должно быть понято прежде всего.

Снова и снова мы должны возвращаться к вопросу о том, чего мы хотим от настоящей работы. Не применяйте терминологию данной системы, но находите, чего вы сами хотите. Если вы говорите, что хотите быть сознательными, все это очень хорошо, но зачем? Что вы хотите получить, становясь сознательными? Вы не должны думать, что вы можете ответить на этот вопрос немедленно. Это очень трудно. Но вы должны заставлять себя возвращаться к нему. И вы должны понять, что прежде, чем придет время, когда вы будете способны получить то, чего хотите, вы должны знать, что это такое. Это весьма определенное условие. Вы не получите до тех пор, пока не сможете сказать, чего вы хотите. Тогда, возможно, вы сможете или не сможете получить это; но вы никогда не сможете получить это, пока не знаете, что это такое. Вы можете формулировать это по-своему, и вы можете быть искренними с собой. Тогда вы можете спросить себя: “Будет ли настоящая система способна помочь мне получить это?” Если мы помним нашу цель, думаем о ней, находим больше и больше причин для работы, наша воля будет двигаться в одном направлении и станет сильнее. Если мы забываем нашу цель, мы становимся слабыми.

Я говорил о проблеме цели потому, что советую вам подумать о ней, пересмотреть то, что вы уже думали о цели, и думать о том, как вы определили бы вашу цель теперь, после изучения этих идей.

Я сказал бы, что то, что человек может получить, что может быть обещано ему при условии, что он работает, это то, что спустя некоторое время в результате работы он увидит самого себя. Другие вещи, которые он может получить, такие, как сознательность, единство, связь с высшими центрами, все приходит после этого — и мы не знаем, в какой последовательности они приходят. Но мы должны помнить одно: до тех пор, пока мы не приобрели первое, — пока мы не видим себя, — мы не можем получить чего-либо еще. До тех пор, пока мы не начинаем работать, имея в виду эту цель, мы не можем сказать, что мы начали работать. Поэтому, спустя некоторое время, мы должны быть способны формулировать нашу ближайшую цель как способность видеть самого себя. Даже не знать самого себя (это приходит позднее), но видеть самого себя. Человек боится видеть самого себя. Но он может принять решение набраться смелости и видеть, чем он является.

В. Является ли воля частью бытия?

О. Да, так же, как сознательность и понимание. Только если вы работаете слишком много над пониманием и знанием и пренебрегаете волей, тогда, вместо того, чтобы становиться сильнее, ваша воля будет ослабевать или оставаться неизменной. Если воля остается неразвитой, развитие понимания не может как следует помочь. Человек может многое понимать и быть неспособным что-либо с этим делать. Поэтому с самого начала он должен начинать делать серьезные усилия, чтобы развивать волю. Как я сказал, с нашей волей—волей людей №№ 1, 2 и 3 — мы можем контролировать только один центр, концентрируясь настолько, насколько это возможно для нас. Однако центры зависят один от другого. Контроль более чем одного центра возможен, только если вы ставите себя под какую-то другую волю, так как ваша собственная воля недостаточна, и вот почему необходимы школьная дисциплина и школьные упражнения.

Мы не имеем никакой реальной воли; мы имеем только своеволие и упрямство. Если человек понимает это, он должен иметь смелость отказаться от своей воли. В школе созданы особые возможности для отказа от своей воли, так что, если вы отказываетесь от нее, позднее вы сможете иметь свою собственную волю. Но даже без этих особых возможностей, если люди следят за собой и внимательны, они могут уловить моменты, когда появляется сильное желание, и спросить себя, что они должны делать в свете настоящей системы. Каждый должен изучить свою собственную ситуацию.

В. Что такое своеволие? И какова разница между своеволием и упрямством?

О. Нет никакой особой разницы. То и другое является проявлением одного и того же — обычно проявлением сопротивления. Это есть воля, создаваемая и контролируемая сопротивлением. Эту волю мы имеем, но она идет не из нас, она идет из препятствия. Своеволие — это когда, например, вы видите, что другой человек не знает, как сделать ту или иную вещь, и пытаетесь объяснить ему, а человек говорит: “Нет, я хочу делать это сам”, “Я хочу решить это сам”, “Я не хочу никого слушать” и т. д. Упрямство — во многом как своеволие, но носит более всеобщий характер, — оно может быть определенной привычкой. Это механическая воля, обычно основанная на ошибочных предположениях о самом себе и (воем опыте. Своеволие есть самоутверждение. Если вы сравните в своеволие с нормальным действием, то вы увидите, что в нем всегда имеется некоторая оппозиция — вы хотите делать то, чего не должны делать. Это очень характерно в работе. В изучении идей вы знаете, что некоторые вещи вы должны избегать, но вы хотите именно этих вещей. Если вы начинаете с этого в мышлении о своеволии, вы найдете ваши собственные примеры.

В. Как мы можем работать против своеволия? И возможно ли для нас распознать моменты, когда мы имеем истинную волю?

О. Не истинную волю — истинная воля очень далека. Как я сказал, все, что мы имеем, это своеволие и упрямство, или маленькие воли, которые все время меняются Что касается того, как мы можем работать против своеволия: вы можете изучать настоящую систему. Есть некоторые требования в системе; вещи, которые вы не должны или должны делать. Что может быть противопоставлено своеволию? Имеются только две вещи, противопоставленные друг другу: работа и своеволие. Своеволие хочет говорить, например, а вы не должны говорить о некоторых вещах, так как, если вы говорите, вы будете говорить только ложь; есть правило, что вы не можете говорить об идеях системы посторонним людям прежде, чем сами не узнаете и не поймете их. Происходит борьба, и результат соответствует тому, что из двух побеждает. Таким образом, с самого начала вы встречаетесь с идеями настоящей работы, противоположными своеволию. Если вы забываете о работе, то вы не работаете со своеволием. Единственный путь бороться со своеволием, это помнить о настоящей работе. Может быть, в один момент работа вообще не происходит, но в другой момент она есть, и в этот момент вы можете понять, что значит отказ от своеволия. Спрашивайте себя обо всем: правильно ли это с точки зрения работы или нет? Это есть борьба против своеволия.

У обыкновенного человека воля следует по зигзагообразной линии или идет по кругу, вот почему необходимо подчинить волю. Это подчинение тренирует ее таким образом, что впоследствии она может следовать определенной линии. Когда она становится достаточно сильной, нет необходимости больше ограничивать ее. Поэтому воля не может быть оставлена такой, какой она является в настоящее время, ибо теперь она движется во всех направлениях. Ее следует тренировать, а чтобы тренировать волю, человек должен делать много неприятных вещей.

В. Всегда ли можно найти возможности для тренировки воли?

О. Они есть там, где есть трение. Но это зависит от того, чего вы хотите — хотите ли вы трения, от вашего решения, вашего состояния и вашего положения. В настоящей работе в каждый момент человек должен преодолевать леность, инерцию, желание остановиться. Если он не работает, то ничего преодолевать не требуется, но если он над чем-то работает, он всегда должен преодолевать свое желание остановить работу.

В. Если я заставляю себя делать то, чего я не хочу делать, является ли это трением?

О. Все есть трение, если вы делаете это. Но недостаточно только думать об этом. Только путем трения вы можете создать энергию и развить волю.

В. Всегда ли необходимо большое количество внутреннего трения и неудобства для нового развития?

О. Это зависит от людей. Для некоторых людей может быть необходимо больше, для некоторых — меньше. Опять-таки, это зависит от того, чего вы хотите. Если вы просто хотите изучать, то достаточно взглянуть на это. Взгляд на вещь не изменит ее. Работа означает трение, конфликт между “да” и “нет”, между частью, которая желает работать, и частью, которая не желает работать. В нас имеется много частей, которые не желают работать, поэтому в тот момент, когда вы начинаете работать, начинается трение. Если я решаю делать что-то, а какая-то часть меня не желает делать этого, я должен настаивать, насколько я способен, на выполнении моего решения. Но как только работа останавливается, прекращается и трение.

В. Как можно создать полезное трение?

О. Вы должны начинать с некоторой конкретной идеи. Если вы не создаете никакого сопротивления, все случается. Но если вы имеете некоторые идеи, вы уже можете сопротивляться отождествлению и бороться с воображением, отрицательными эмоциями и подобными вещами. Пробуйте найти то, что реально препятствует вам быть активными в настоящей работе. Быть активным необходимо в этой работе; человек ничего не может получить, будучи пассивным. Мы забываем начало, где и почему мы начали, и большую часть времени мы не думаем о цели, но только о малых деталях. Но в деталях нет пользы, если нет цели. Самовоспоминание не имеет никакой пользы без памяти о целях настоящей работы и вашей первоначальной основной цели. Если эти цели не вспоминаются эмоционально, могут пройти годы, и человек останется в том же состоянии. Недостаточно воспитать ум; необходимо воспитать волю.

Мы никогда не являемся одинаковыми в течение двух дней подряд. В некоторые дни мы будем более удачливы, в другие — менее. Все, что мы можем делать, — это контролировать то, что мы можем. Мы никогда не сможем контролировать более трудные вещи, если мы не контролируем легкие вещи. Каждый день, каждый час имеются вещи, которые мы могли бы контролировать, но не контролируем, поэтому у нас не может быть новых вещей для контроля. Мы окружены ничтожными вещами. Главное, мы не контролируем наше мышление. Мы смутно думаем о том, чего хотим, но если мы не формулируем то, чего хотим, ничего не произойдет. Это есть первое условие, но имеется много препятствий.

Усилие — это наши деньги. Если мы чего-то хотим, мы должны платить усилием. В соответствии с мощностью усилия и временем усилия — в том смысле, является ли это правильное время для усилия или нет — мы получаем результаты. Усилие требует знания, знания моментов, когда усилие полезно. Необходимо научиться путем длительной практики, как создавать и применять усилие. Усилия, которые мы можем делать, — это усилия самонаблюдения и самовоспоминания. Когда люди спрашивают об усилии, они думают об усилии “делания”. Это было бы потерянным усилием или ошибочным усилием, но усилие самонаблюдения и самовоспоминания является правильным усилием, так как оно может дать правильные результаты. Самовоспоминание имеет в себе элемент воли. Если бы оно было просто мечтанием — “Я есть, я есть, я есть” — это было бы ничем. Вы можете изобретать многие различные способы воспоминания самих себя, ибо самовоспоминание не есть интеллектуальная или абстрактная вещь, это есть момент воли. Это не мысль, это действие. Это означает иметь повышенный контроль, иначе какая польза была бы от него? Вы можете контролировать самих себя только в моменты самовоспоминания. Механический контроль, который приобретается путем тренировки и воспитания — когда человека учат, как вести себя в определенных обстоятельствах — не есть реальный контроль.

В. Ведет ли отказ от своеволия к отказу от вашего собственного суждения?

О. Смотря в чем. Обычно это означает отказ от ребячества, слабости и лжи. У вас неправильные представления о том, что значит отказ от воли. Во-первых, вы думаете, что это есть конечное действие: что вы отказываетесь от воли и больше не имеете никакой воли. Это иллюзия, так как мы не имеем такой воли для отказа. Наша воля длится, примерно, три минуты. Воля измеряется временем. Если однажды мы отказываемся на три минуты от воли, завтра вырастут другие три минуты. Отказ от воли не есть одно действие, это непрерывный процесс. Единичное действие ничего не значит. Вторая ошибка — это упущение некоторых принципов, для которых вы отдаете волю. Третья вещь — это избегать мышления в крайностях, воображения каких-то трудностей. Начинайте с простых вещей. Отказ от воли означает только воспоминание о настоящей работе. Этим путем вы учитесь, как создать волю; это есть метод ее развития.

В. Означает ли отказ от воли то, что человек перестает действовать без понимания?

О. Это другая ваша ошибка. Вы думаете, что отказ от воли означает делание чего-то. Это случается весьма редко. В большинстве случаев вам говорят не делать чего-то. В этом большое различие. Например, вы хотите сказать другому человеку то, что вы думаете о нем, но вы не должны делать этого. Это вопрос тренировки. Воля может быть выращена, если человек работает над собой и заставляет свою волю повиноваться принципам настоящей работы. Вещи, которые не имеют отношения к настоящей работе, не могут быть связаны с ней, но чем больше вы входите в эту работу, тем больше вещей начинают касаться ее. Однако это требует времени.

Когда приходит шанс и людям говорят делать что-то или не делать чего-то, они часто идут против сказанного, исходя из самых веских, как им кажется, причин. Поэтому они упускают возможность. Проходит время, и позднее они могут видеть, что они упустили свою возможность, но она больше ничем не может быть заменена. Это наказание за своеволие.

В. Мне кажется, что если вы отказываетесь от своеволия, вы действительно получаете то, что вы желаете, потому что, путем отказа от своего желания, человек получает желаемый результат.

О. Своеволие не включаем в себя все, что вы хотите. Если вы голодны и хотите есть, это не есть своеволие. Своеволие означает предпочтение действовать по-своему, а в нашем случае это означает неиспользование принципов этой работы. Если мое своеволие выражается в привычке ругаться и я отказываюсь от этой привычки, то где же желаемый результат, о котором вы говорите?

Некоторые из наших желаний могут быть хорошо скрыты. Например, человек может хотеть критиковать кого-то, и он называет это искренностью. Но желание критиковать может быть столь сильным, что он должен сделать действительно большое усилие, чтобы остановить его, а человек не может делать больших усилий сам.

Я должен повторить — чтобы создать волю, человек должен координировать каждое свое действие с идеями настоящей работы;

он должен в каждом действии спрашивать себя, как это будет выглядеть с точки зрения настоящей работы? Полезно это или вредно для меня или для настоящей работы? Если он не знает, он может спросить. Если человек давно находится в настоящей работе, практически нет ни одного действия, которое не было бы связано с работой; нет никаких независимых действий в том смысле, что человек не может больше действовать глупо и без разбора. Он должен подумать, прежде чем действовать. Это единственный метод, посредством которого может быть создана воля, и для этого метода необходима школьная организация.

Как я сказал раньше, своеволие всегда связано с самомнением, — человек всегда считает, что он знает. Затем он приходит в школу и осознает, что он ничего не знает. Вот почему для школы необходима подготовка. Человек обычно полон самомнений и своеволия. Человек, который приходит в школу, должен быть готов принять учение и дисциплину школы, иначе он ничего не получит. Он не может приобрести волю, если он не отказывается от своеволия, точно так же, как он не может приобрести знание, если он не отказывается от самомнений.

В. Должен ли человек разрушить своеволие сам или оно должно быть разрушено другим способом?

О. Человек должен разрушить его сам, и оно должно быть разрушенным достаточно, чтобы быть в школе. Он должен быть достаточно свободным от него, чтобы принимать вещи без борьбы. Он не может сохранять все старые взгляды и мнения и приобретать новые. Человек должен быть достаточно свободным, чтобы отказаться от старого, по крайней мере, на время. Он должен быть способен понимать необходимость дисциплины, ибо воля не может быть создана, пока человек не подчиняется определенной дисциплине.

Без школы человек ничего не может делать. Он может пытаться и пытаться, и ничего из этого не выйдет. Когда он уже связан с некоторого рода школой, главным является начать с работы по отказу от своеволия. Когда своеволие достаточно побеждено, тогда возможно говорить о различных методах работы.

В. Как я могу научиться действовать в жизни по-иному, так, чтобы избегать одних и тех же ограниченных и повторяющихся эмоций, которые я ощущаю в настоящее время?

О. Действовать в жизни по-иному есть наша цель. Вот почему организована работа, вот почему мы должны изучать различные теории, помнить различные правила и т. д. То, о чем вы говорите, есть далекая цель. Сначала мы должны работать в настоящей системе. Изучая, как действовать в связи с настоящей системой и организацией, мы учимся, как действовать в жизни; но мы не можем научиться, как действовать в жизни, не пройдя сначала через настоящую систему.

В. Я хочу принять решение работать, от которого я не смог бы отступить.

О. Одна из наших величайших иллюзий — это иллюзия, что мы можем принимать решения. Необходимо быть, чтобы принимать решения, так как у таких, какими мы являемся, одно малое “я” принимает решения, а предполагается, что другое малое “я”, которое не знает об этом, выполнит их. Это один из первых пунктов, который мы должны осознать: что такими, какими мы являемся, мы не можем принимать решения даже в малых вещах — вещи просто случаются. Но когда вы понимаете это правильно, когда вы начинаете искать причины и когда вы находите эти причины, вы будете способны работать и, возможно, принимать решения, хотя в течение длительного времени это будет относиться только к работе, но не к чему-либо еще.

Первая вещь, которую вы должны решить — это выполнять свою собственную работу и выполнять ее регулярно, напоминать себе о ней, не позволять ей ускользать. Мы все слишком легко забываем. Мы решаем делать усилия — некоторого рода усилия и некоторого рода наблюдения — и затем совсем обычные вещи, обычные октавы, прерывают все это и мы забываем. Мы снова вспоминаем и снова забываем и так далее. Необходимо забывать меньше и вспоминать больше; необходимо сохранять всегда при себе некоторые осознания, некоторые вещи, которые вы уже видели и поняли. Вы должны пытаться не забывать их.

Главная трудность в том, что делать и как заставить себя делать это. Заставлять себя думать регулярно, работать регулярно — это главное. Только тогда вы начнете видеть себя, то есть видеть, что является более важным и что является менее важным, куда направлять ваше внимание и т. д. Иначе что происходит? Вы решаете работать, делать что-то, изменять вещи — и затем вы остаетесь там, где вы были. Пытайтесь думать о вашей работе, о том, что вы пытаетесь делать, зачем вы пытаетесь делать это, что помогает вам делать это и что мешает вам, как извне, так и внутри. Может быть полезным также думать о внешних событиях, так как они показывают вам, как много зависит от того факта, что люди спят, что они не способны мыслить правильно, не способны понимать. Когда вы увидели это вне вас, вы можете применить это к самим себе. Вы увидите ту же самую путаницу в самих себе относительно всякого рода различных вещей. Трудно думать, трудно увидеть, где начинать мыслить: как только вы сознаете это, вы начинаете мыслить правильно. Если вы находите ваш способ правильного мышления об одной вещи, это немедленно поможет вам мыслить правильно о других вещах. Трудность в том, что люди ни о чем не мыслят правильно.

В. Иногда я впадаю в состояние, в котором невозможно делать никаких усилий. Это меня тревожит.

О. Да, но если вы решаете делать регулярно усилия, это поможет вам продолжать. Это одно из поддающихся осознанию решений, которые вы можете делать. В настоящей работе вы должны принимать только возможные решения и решения, которые вы должны запомнить.

В. Несколько раз в году линия действия становится особенно ясной для меня. Я испытывал эти моменты всю свою жизнь и пришел к мысли, что бесполезно предпринимать какое-либо серьезное действие без того, что обычно было бы названо вдохновением.

О. В обычных условиях имеются периоды, когда ничего не происходит, а затем приходят перекрестки. Вся жизнь состоит из улиц и перекрестков. Поворот у перекрестков может стать даже более систематическим, если человек имеет центр тяжести. Тогда одна вещь будет продолжать быть наиболее важной, и человек всегда будет поворачивать в одном и том же направлении. Но вдохновение не имеет ничего общего с этим. Это просто осознание того момента, когда вы можете что-то делать.

В. Иногда, когда я пытаюсь решить делать или не делать что-либо, я нахожу, что, с точки зрения настоящей работы, существуют хорошие доводы как для того, чтобы делать, так и для того, чтобы не делать.

О. Невозможно говорить об этом вообще, это зависит от обстоятельств. Иногда вы можете решить с точки зрения этой системы, а иногда имеются вещи в жизни, которые вы можете решить без всякого отношения к системе, так как вы не всегда можете найти практическое применение этих идей до того, как не знаете все эти идеи.

Имеется выражение в настоящей системе “создать Луну в себе”. Поговорим о том, что это значит. Это символическое выражение, а символы в форме диаграмм или символических выражений применяются для весьма определенных целей. Символ выражает сразу много идей. Если бы он имел в виду только одну идею, ответ был бы прост; но символ применяется, чтобы избежать длинных описаний и вложить многие идеи в одно изречение.

Как расшифровать диаграмму или символическое выражение? Чтобы расшифровать символ, необходимо знать порядок идей, заключенных в нем.

Теперь, если мы спрашиваем, что может значить “создать Луну в себе”, мы должны сначала спросить себя, какова функция Луны в отношении к органической жизни? Луна уравновешивает органическую жизнь — все внешние движения уравновешиваются Луной. Что случится, если эта функция Луны исчезнет? Будет ли это благоприятным для отдельного человека или наоборот?

Мы должны осознать, что все это относится к бытию. Каковы черты нашего бытия? Главной чертой нашего бытия является то, что мы множество. Если мы хотим работать над нашим бытием, сделать его более соответствующим нашей цели, мы, должны пытаться стать едиными. Но это очень далекая цель. Что значит стать единым? Первый шаг, который еще очень далек, это создать постоянный центр тяжести. Это и есть то, что означает “создание Луны в себе”. Луна есть постоянный центр тяжести, который уравновешивает нашу физическую жизнь, но в нас самих мы не имеем такого равновесия, поэтому, когда мы создаем это равновесие или центр тяжести в самих себе, мы не нуждаемся в Луне.

Но сначала мы должны решить, что значит отсутствие постоянного “Я”. Нам говорили о многих чертах этого “Я”, но они должны быть установлены определенно путем наблюдения, и чтобы подойти ближе к идее “создания Луны в себе”, мы должны различать, что является важным и что незначительным. Затем мы должны начать бороться против тех черт, которые препятствуют нам стать едиными. Мы должны бороться с воображением, отрицательными эмоциями и своеволием. Прежде чем эта борьба может стать успешной, мы должны осознать, что наиболее худшей формой воображения, с точки зрения приобретения постоянного центра тяжести, является вера в то, что человек способен что-либо делать сам. После этого мы должны найти отрицательные эмоции, которые мешают нам делать то, что предлагается в настоящей системе. Для этого необходимо осознать, что своеволие может быть разрушено только путем делания того, что человеку говорят делать. Оно не может быть разрушено посредством того, что человек решает сам, ибо в этом случае это все еще будет своеволием.

Позвольте мне повторить. Работа над бытием всегда есть борьба против того, что вам нравится делать или не нравится делать. Скажем, вам нравится кататься на роликовых коньках, а вам говорят вспоминать себя. Тогда вы должны бороться против вашего желания идти кататься на роликовых коньках. Что более невинно, чем катание на роликовых коньках? Но вы должны бороться против этого все равно. Каждый день и каждый час имеются вещи, которые мы не можем делать, но имеются и такие вещи, которые мы можем делать. Поэтому мы должны посмотреть на свой день и увидеть, что мы можем делать, но не делаем.

Не может быть никакого правила: “Вы должны вспоминать себя”. Если вам говорят делать или не делать что-либо и вы не пытаетесь, это значит, что вы не хотите ничего, вы не хотите работать.

Вы имеете достаточно знания. Теперь необходимо продвинуть работу над бытием. Мы всегда пытаемся бежать от действия, которое предлагается.

В. Какова цель борьбы против своеволия?

О. Вы помните, как мы начинали. Целью было создание центра тяжести, “создать в себе Луну”. Мы не можем делать это через своеволие.

Создание “Луны в себе” связано с идеей жертвования страданием. Когда мы начинаем жертвовать страданием, мы начинаем создавать в себе “Луну”. Мы всегда хотим сохранить наше страдание, однако “Луна” может быть создана только из нашего страдания. Только мы должны помнить, что отдача страдания есть одно действие, а “создание Луны” есть результат непрерывного ряда действий.

В. Как возможно найти те “я”, которые мешают нам делать то, что нам говорят?

О. В первый раз, когда вы находите, что вы не сделали то, что было предложено, отыщите причину. Во второй раз — найдите другую причину и т. д. Затем, как я сказал, находите отрицательные эмоции, которые мешают вам слышать то, что говорится, и следовать ему. Либо я не нравлюсь вам в тот день, либо не нравится кто-то другой, либо погода; тогда вы чувствуете себя оправданным в безделии.

В. Создание усилия есть то, что вы называете борьбой. Но как назвать то, что делает человек, незнающий о борьбе?

О. Это значит, что это случилось. Мы можем находиться под четырьмя законами: случая, причины и следствия, судьбы и воли. Борьба должна происходить посредством воли, намерения. И вы должны быть осведомлены о вашем намерении. Вы не можете делать усилие и не быть осведомленными о нем. Волевое действие очень важно.

В. В этих четырех категориях воля применяется не часто, не так ли?

О. Воля должна применяться. Мы никогда не готовы для работы, но мы должны работать. Если мы готовы, тогда нам дается другая работа, для которой мы не готовы. В работе каждый должен пытаться применять волю—насколько он имеет ее. Если он имеет дюйм воли и применяет ее, она будет расти, и у него будет два дюйма, затем три дюйма и т. д. В настоящей работе мы должны научиться делать сверхусилие.

В. Что такое сверхусилие?

О. Сверхусилие может иметь много характеристик, но обычно это есть делание не того, что, как вы думаете, является наилучшим но того, что вам советуют делать. Из наших собственных намерений мы готовы делать многие вещи, но мы не готовы делать или не делать то, что нам говорят.

В. Каким образом сверхусилие отличается от обычного условия?

О. Оно отличается по степени, но не только по степени. Сверхусилие есть усилие, сделанное сознательно, насколько мы можем, для определенной цели, которая не вызвана внешними обстоятельствами. Мы никогда не делаем действительно серьезных усилий; все это претензия, ибо мы не знаем, что значит делать усилия. В исключительных условиях, когда мы вынуждены делать усилия, мы делаем их, но это не сверхусилия. Кроме того, обычные усилия, которые человек делает в жизни, необходимы и полезны. Сверхусилие может выглядеть бесполезным для его цели.

В. Я чувствую, что вхожу в порочный круг. Чем больше усилий я делаю, тем больше вижу, что я не могу “делать”.

О. Тогда делайте больше усилий и сознавайте это постоянно;

делайте это осознание постоянным. Вы увидите, что вы не всегда находитесь в одном и том же состоянии. Люди в обычной жизни не могут “делать”, но для вас это по-иному — вы все время должны пытаться делать. Вы всегда отождествлены, а вы должны не отождествляться, вы должны следить за своим разговором; вы постоянно отрицательны, а вы должны бороться против отрицательных эмоций;

вы должны помнить себя. Все это есть делание. Вы должны наблюдать эти вещи и пытаться изменить их.

В. Возможно ли передавать энергию туда, где она требуется? Я не могу делать этого.

О. Это обычно связано с контролем. Если вы хотите приобрести контроль, вы должны начинать оттуда, где это возможно. Поэтому вы должны всегда изучать себя и находить слабые места, где вы можете создать контроль. С другой точки зрения, они могут быть названы “сильными местами”, ибо они слабые с точки зрения механичности. Вы не можете выбирать делать одну вещь раньше другой по предпочтению; один человек может начинать одним путем, другой — другим путем, но каждый должен делать усилия в некотором направлении и находить, что возможно и что невозможно. Но для одного человека более выгодно делать усилия в одном направлении, для другого — в другом.

В. Что создает стимул для работы?

О. Осознание своего настоящего состояния. Когда человек сознает, что он обманывает себя, что он спит, а его дом в огне, всегда, постоянно в огне, и что только благодаря случайности огонь не достиг его комнаты в этот момент; когда человек осознает это, он будет делать усилия пробудиться и не будет ждать какой-либо особой награды. Так как мы не осознаем, что наш дом в огне, мы всегда ждем особой награды. Что может человек делать во сне? Он может иметь только различные сновидения — плохие сновидения, хорошие сновидения, но в той же самой постели. Сновидения могут быть различны, но постель — одна и та же.

 
<<<   Глава VIII.   Глава X.   >>>

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру