Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Книги Гурджиева arrow Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку arrow Глава 33. Вельзевул, профессиональный гипнотизер
Глава 33. Вельзевул, профессиональный гипнотизер

Вельзевул продолжал рассказывать дальше следующее: – С тех пор, как я начал существовать среди твоих любимцев в качестве профессионального гипнотизера, я стал свои выяснительные эксперименты над их психикой производить главным образом через посредство этого самого их особого состояния, которое современные тамошние существа называют «гипнотическим».

Для приведения их в это состояние я прибегал вначале как раз к тому способу, каким в это состояние приводили друг друга существа периода тиклямышскои цивилизации, а именно – к воздействию на них своим собственным Ганбледзоином.

Но позже, когда в моем наличии стал часто возникать существенский импульс, называющийся «Подоболюбие», и мне, помимо личных моих целей, приходилось производить это самое над очень многими тамошними трехмозгными существами уже для их личной пользы, то этот способ оказался очень ущербным для моего существенского существования и я придумал другой, благодаря которому достигал того же, не расходуя при этом своего собственного Ганбледзоина.

Тогда-то я и придумал и очень скоро в этом напрактиковался быстро менять упомянутую «разность-сосудистого-кровенаполнения» путем известного препятствования свободной циркуляции крови в некоторых кровеносных сосудах.

Этим препятствованием я достигал того, что в существах, хотя и оставался уже намеханизировавшийся темп кровообращения их «бодрственного-состояния», в то же время начинало функционировать и настоящее их сознание, т.е. то, которое они сами называют «подсознание».

Этот мой новый способ, конечно, оказался несравненно лучше того, которым и поныне пользуются существа твоей планеты, а именно заставлять гипнотизируемого ими объекта смотреть на блестящий или яркий предмет.

Слов нет, как я тебе уже говорил, их можно приводить в такое психическое состояние и фиксацией блестящего или яркого предмета, но далеко не всех тамошних существ.

Дело в том, что, хотя и при фиксации блестящего предмета происходит в их общем кровообращении изменение «сосудистого-кровенаполнения», но главным фактором при этом должно являться намеренное с их стороны или автоматическое сосредоточение мысли и чувства.

А это последнее в них может получаться или от напряженного ожидания, или от того происходящего в них процесса, который они выражают словом «вера», или от возникающей эмоции страха перед чем-то ожидаемым, или же, наконец, от функционизации того, что уже стало присущим наличию данных существ и что ими называется «страсти», как-то: «ненависть», «любовь», «сладострастие», «любопытство» и т.д., и т.д.

Вот почему в существах, называющихся там «истеричными», в которых временно или навсегда утрачивается возможность сосредоточивания «мысли» и «чувства», нельзя через фиксацию блестящего предмета вызывать в их кровообращении «разности-сосудистого-кровенаполнения», а следовательно нельзя добиться и этого самого «гипнотического-состояния».

Придуманным же мною способом, именно определенным воздействием на самые кровеносные сосуды, можно было приводить в это состояние не только любого из этих понравившихся тебе трехмозгных существ, но даже многих, водящихся там же, одномозгных и двухмозгных, как-то: разных, как они сами называют, «четвероногих», «рыб», «птиц» и т.д., и т.д.

Что же касается того упомянутого импульса «Подоболюбия», из-за которого мне пришлось искать новый способ для приведения твоих любимцев в такое, ставшее им уже свойственным, состояние, то он возник во мне и постепенно на некоторое время стал доминирующей моей присущностью, главным образом, потому, что во время такой моей врачебной деятельности тамошние обыкновенные трехмозгные существа, к какой бы касте они ни принадлежали, скоро начинали везде и всюду любить и уважать меня и смотреть на меня чуть ли не как на посланного Свыше к ним для помощи по части избавления их от пагубных своих привычек; словом, начинали проявлять в отношении меня самый искренний, почти настоящий существенский импульс, выражающий «оскульнику» или, как они сами говорят, «признательность» и «благодарность».

Причем, такую существенскую «оскульнику» или «благодарность» выражали мне не только спасенные мною и близкие им, но почти все, так или иначе соприкасавшиеся со мной и слышавшие про меня, за исключением одних лишь профессионалов из их среды, каковыми являлись их тамошние современные врачи.

Эти последние, наоборот, начинали меня вовсю ненавидеть и из «кожи-лезть», чтобы как-нибудь поколебать в обыкновенных существах возникавшие ко мне благожелательные отношения; начинали ненавидеть только потому, что я очень скоро становился для них серьезным конкурентом..

Собственно говоря, им и было за что меня ненавидеть, так как там, где я начинал свою врачебную деятельность, у меня уже через несколько дней ежедневно бывали на приемах сотни пациентов и другие сотни изыскивали средства, чтобы только попасть в число моих клиентов, тогда как им, моим бедным конкурентам, приходилось подолгу высиживать в своих знаменитых «кабинетах» и с нетерпением выжидать появления какого-нибудь пациента, попадавшего к ним вроде некоей «заблудшей-овцы».

Они с большим нетерпением поджидали таких «заблудших-овец», потому что из среды этих последних некоторые превращаются в так называемых «дойных-коров», из которых врачи и выдаивают, как это там стало уже обыкновением, то нечто, которое они определяют словом «пети-мети».

Впрочем, справедливость требует сказать в их защиту, что там за последнее время без этих «пети-мети» действительно уже никак невозможно существовать, в особенности таким трехмозгным существам, какими являются эти их современные «знаменитые-врачи».

Итак, мой мальчик, свою деятельность в качестве врача-гипнотизера я начал там, как уже сказал, в центре материка Азия в разных городах Туркестана.

Вначале я бывал в городах той части Туркестана, которая позже стала называться «Китайский Туркестан», в отличие от той его части, которая со времени завоевания ее существами, принадлежавшими к большой общественности Россия, именовалась уже «Русский Туркестан».

В городах Китайского Туркестана была очень большая нужда в таких врачах, каким я тогда сделался, вследствие того, что в тот период среди трехмозгных существ, водящихся на этой части поверхности твоей планеты, были развиты сильнее обычного две формы их чрезвычайно пагубных так называемых «органических-привычек», которым также стало свойственно приобретаться в наличии существ этой злосчастной планеты.

Одна из этих пагубных органических привычек это – как там называют, «курение-опия»; а другая – «жевание-анаши» или, как еще говорят, «гашиша».

«Опий» они добывают, как тебе уже известно, из напланетного образования «мак», а «гашиш» – из так называемого там «чакла» или «конопля».

Как я только что сказал, существование мое в период такой моей деятельности проходило вначале главным образом в различных городах Китайского Туркестана, но позже обстоятельства сложились так, что я преимущественно стал бывать в городах Русского Туркестана.

Здесь, среди существ народов Русского Туркестана, одна из упомянутых «пагубных-привычек» или, как иногда они сами называют, «пагубных-пороков», а именно – «курение-опия», почти отсутствовала, а «жевание-анаши» распространено было гораздо меньше, но зато там вовсю процветало употребление так называемой «русской-водки».

Это злостное средство добывают там главным образом из напланетного образования, называющегося «картофель».

От употребления сказанной «водки» у тамошних злосчастных трехмозгных существ не только психика делается, как и от «опия» и «анаши», совсем «белибердовой», но, кроме того, постепенно совершенно перерождаются и некоторые важные части их планетного тела.

Кстати, мой мальчик, именно тогда, в начале такой моей деятельности среди твоих любимцев, я и завел, в целях лучшей ориентировки моих исследований по части их психики, ту мою «статистику», которой впоследствии очень заинтересовались некоторые Препресвятейшие Космические Индивидуумы высших градаций разумности.

И вот, когда я существовал среди существ, водящихся в городах Туркестана в качестве тамошнего врача, мне пришлось, особенно за последнее время, работать настолько интенсивно, что под конец во мне благодаря этому начали уже расстраиваться некоторые функции моего планетного тела.

Вследствие этого я стал подумывать, как бы устроиться так, чтобы иметь возможность хотя бы на некоторое время ничем не заниматься, а только отдыхать.

Конечно, для этой цели я мог бы возвратиться к себе домой на планету Марс, но тут стал передо мной лично-индивидуальный существенский «Дымцониро», т.е. мой существенский долг перед данным самому себе так называемым «сущностным-словом».

А такое «сущностное-слово» я дал себе в самом начале моего шестого спуска в том, чтобы оставаться существовать там среди твоих любимцев до тех пор, пока я окончательно не выясню своему разуму про все факты, явившиеся причинами для постепенного оформливания упомянутой, исключительно странной существенской психики в их  общем наличии.

И вот, ввиду того, что к этому времени я еще не выполнил этого данного себе «сущностного-слова», т.е. еще не успел узнать всех деталей, требующихся для полного выяснения этого вопроса, я потому считал возвращение на планету Марс преждевременным.

Оставаться же в этом Туркестане и там где-нибудь организовать свое существование так, чтобы иметь полную возможность дать своему планетному телу требуемый отдых, я никак не мог по причине того, что почти во всех тамошних существах этой части поверхности твоей планеты, водящихся как в Китайском, так и в Русском Туркестане, в отношении моей внешней видимости были уже окристаллизированы, или по личным восприятиям, или согласно описаниям других, данные для узнавания меня; а между тем, каждый из обыкновенных существ этого края имел уже потребность поговорить со мной относительно лично себя или относительно своего близкого насчет какого-нибудь из тамошних «пагубных-пороков», по части избавления от которых я случайно стал таким, там еще небывалым, специалистом.

Придуманное и осуществленное мною тогда для выхода из создавшегося положения как раз и явилось причиной того, что Туркестан, касательно которого и поныне в моем наличии навсегда сохранились зафиксировавшиеся тогда данные для приятного о нем воспоминания, перестал для меня быть в период этого моего последнего пребывания местом постоянного существования на твоей планете, и с этих пор города «знаменитой» Европы и их кофейни с «черной-жидкостью», неизвестно из чего сделанной, совсем заменили города с «чайханами» с их восхитительными ароматными чаями.

Я решил поехать в местность, являющуюся частью материка Африка и называющуюся там «Египет».

Выбрал я эту местность потому, что в тот период Египет являлся действительно лучшим местом для отдыха, и многие тамошние трехмозгные существа, имеющие так называемый «материальный-достаток», ездили туда со всех прочих материков для той же цели.

Приехав туда, я обосновался там в городе, называвшемся «Каир», и очень скоро организовал внешнюю форму своего обычного существования таким образом, чтобы иметь тот отдых, который был необходим для моего планетного тела после сказанных интенсивных и напряженных трудов.

Ты помнишь, я тебе уже говорил, что в этом Египте я впервые лично был в мое четвертое явление на поверхность этой твоей планеты, куда я спустился для того, чтобы набрать с помощью существующих на нем нескольких существ нашего племени требовавшихся мне тогда тамошних, случайно возникших, «недоразуменных-существ», называющихся «обезьяны»; и я тогда еще рассказывал тебе, что в этой местности я осматривал много интересных искусственных сооружений местных существ, в числе которых была также и та, заинтересовавшая меня тогда, особая для наблюдения за космическими сосредоточениями обсерватория, из-за которой тогда я попал туда.

В шестой мой спуск от всех имевшихся там раньше многочисленных интересных сооружений почти ничего уже не существовало.

Они все были уничтожены, отчасти самими тамошними существами благодаря их так называемым «войнам» и «революциям», а отчасти засыпались песками.

Эти здешние пески получились от тех же больших ветров, о которых я уже упоминал, а также отчасти и от того и планетотрясения, которое существа этого Египта позже называли «альнепусным-землетрясением».

Во время этого планетотрясения остров, называвшийся тогда «Сиапура», находившийся на северной стороне ныне еще существующего острова, именующеюся «Кипр», стал постепенно в течение пяти тамошних годов очень оригинальным образом входить в планету и, пока этот процесс продолжался, на окружающем большом «салякуриапном» пространстве происходили необычайные так называемые «приливы» и «отливы», в результате которых много песку из-под «салякуриапа» очутилось на этой твердыне и смешалось с песками упомянутого уже происхождения.

А знаешь ли, мой мальчик, пока я рассказываю тебе про все это, имеющее связь с Египтом, во мне постепенно начало возникать сомнение и в настоящее время уже окончательно всем моим существом осозналась допущенная в моих рассказах непростительная ошибка относительно трехмозгных существ, водящихся на планете Земля.

Помнишь, я тебе как-то сказал, что там никакие достижения существ прошлых поколений не доходят до существ будущих поколений.

Вот про это самое во мне и осозналось, что я ошибся.

Во время моих предыдущих рассказов касательно этих понравившихся тебе существ в моих существенских ассоциациях ни разу даже не вспомнилось про событие, которое произошло там как раз за день до моего отлета навсегда с поверхности этой планеты и которое доказывает, что из достижений существ далекого прошлого все-таки кое-что дошло даже и до современных твоих любимцев.

Возникшая тогда во мне эманация радости от прощения меня нашим ВСЕПРАВЕДНО ТВОРЯЩИМ ВСЕДЕРЖИТЕЛЕМ БЕСКОНЕЧНЫМ И ЕГО МИЛОСТИВОГО соизволения мне вернуться на лоно моего возникновения, очевидно, помешала мне воспринять впечатление от этого события такой силы, чтобы в соответствующей части моего общего целого «свершительно-окристаллизовались» данные, которым свойственно порождать в существах во время последующих, возникающих от результатов одноисточных проявлений существенских ассоциаций, повторность уже ощущенного.

Теперь же, когда я начал говорить относительно этого современного Египта и когда перед моим «сущностным-взором» воскресли представления о некоторых местностях той когда-то понравившейся мне твердынной поверхности твоей планеты, прежде воспринятые мною слабые впечатления относительно этого самого тамошнего события постепенно начали сами по себе облекаться во мне в определенную осознанность и ясно мне припоминаться.

Прежде чем говорить тебе об этом тамошнем событии, которое нельзя иначе определить, как печально трагическое, мне надо для твоего более или менее ясного представления о нем опять-таки сказать кое-что про тамошних трехмозгных существ материка Атлантида, составлявших тогда научное общество под наименованием Ахлдан.

Некоторые члены этого общества, уже имевшие понятие относительно священного вездесущего Окиданоха, достигли своими настойчивыми трудами того, что как из своей атмосферы, так и из некоторых напланетных образовании научились добывать каждую его святую часть в отдельности и, сохраняя эти святые космические «силу-носящие» вещества в концентрированном виде, с их помощью производить свои определенные научные выяснительные эксперименты.

Ученые члены сказанного великого научного общества достигли тогда также, между прочим, того, что могли через посредство отдельно локализованной третьей части вездесущего Окиданоха, именно через посредство его святой «нейтрализирующей-силы» или «силы-примирения», приводить всякие планетные так называемые «органические» образования в такое состояние, чтобы они навсегда оставались с наличием всех тех активных элементов какие в них имеются в данный момент, т.е. они могли останавливать и даже совершенно уничтожать дальнейшее неизбежное их так называемое «тление».

Знание о мочи такого осуществления перешло по наследству к некоторым существам этого Египта, а именно к посвященным существам, являвшимися непосредственными потомками ученых членов Ахлдан.

И вот, через многие века после гибели Атлантиды существа этого Египта, на основании дошедших до них знаний, добились того, что тоже умели посредством той же святой «нейтрализирующей-силы» священного Окиданоха сохранять планетные тела некоторых из среды своих, после того как с ними происходило священное «Раскуарно» или, как они сами говорят, «умирание», на вечные времена нетленными и не разлагающимися.

И действительно, ко времени моего шестого посещения этой планеты, всех существ и всего, что было в этом Египте во время моих прежних посещений, совсем уже не существовало и даже понятия об этом не сохранилось. А те планетные тела, над которыми они производили свой упомянутый прием, уцелели и существуют там и поныне.

И такие сохранившиеся планетные тела современные существа называют «мумии».

Превращение планетных тел или других органических, а иногда и неорганических, образований в такие «мумии» делалось существами Египта очень простым способом. А именно, они держали предназначенное для этой цели планетное тело с полмесяца в так называемом там «касторовом-масле», а потом вводили в него святую «вещество-силу», соответствующим образом растворив ее.

И вот, мой мальчик, согласно изысканиям и исследованиям одного нашего и поныне существующего там земляка, о чем меня осведомили по эфирограмме уже после моего окончательного ухода с поверхности твоей планеты, оказалось, что раз, когда между общественностью, состоявшей из существ, водящихся в этом Египте и существами соседней общественности начался их процесс «взаимоуничтожения» и когда в это самое время окончил свое существование один из их так называемых «фараонов», то существа, которые занимались тем, чтобы делать тела заслуженных существ вечно сохраняющимися, не имели возможности вследствие наступления враждебных им существ держать планетное тело этого фараона в касторовом масле столько времени, сколько это требовалось, т.е. полмесяца. Но они все же, положив это тело в касторовое масло, пометили его в герметически закрытое помещение и, растворив известным образом сказанную святую «вещество-силу», впустили ее в это самое помещение с тем, чтобы таким образом достигнуть желаемого.

И оказалось, что эта «святая-сила», действительно осуществив предполагаемое ими, осталась сама в таком герметически закрытом помещении подобно тому, как это бывает при действии так называемых «катализеров», и сохранилась там в неизмененном виде до самого последнего времени.

Такое определенное святое «нечто» продолжало бы оставаться в чистом виде еще долгие их века почти в самой среде этих трехмозгных существ, которые уже давно не имеют в своей сущности ничего «благоговейного». Но вследствие только того, что уже в наличии этих современных, как можно назвать, «бессознательных-святотатцев» возникла преступная страсть, порождающая в них потребность тормошить даже и святыни существ минувших поколений, они докопались и до этого помещения, которое должно было бы быть для них высокочтимой святыней, и осуществили тот кощунственный факт, результат от которого служит в данный момент причиной осознания всем моим существом моей ошибки, той именно ошибки, что я так уверенно тогда сказал тебе, будто до существ современной цивилизации от существ давно прошедших эпох решительно ничего не дошло, тогда как это самое современное египетское происшествие является последствием именно дошедшего до них результата достижений их древних предков, существовавших еще на материке Атлантида.

Такой результат научных достижений существ давным-давно минувших эпох дошел до современных существ и сделался их достоянием по следующей причине.

Тебе, мой дорогой Хассин, должно быть известно уже, как это известно и всем ответственным существам нашей Великой Вселенной и даже находящимся еще только в возрасте второй половины подготовки быть таковыми, даже вне зависимости от градации их существенского соображения, что сущность наличия планетного тела как всякого существа, так и вообще всякой другой «относительно самостоятельной» большой или малой космической единицы должна состоять из всех трех локализованных святых «веществ-сил» священного Триамазикамно, именно «веществ-сил» Святого Утверждения, Святого Отрицания и Святого Примирения, и что она должна все время поддерживаться ими в соответствующем и уравновешенном состоянии. И если почему-либо в какое-либо наличие попадут в излишестве колебания одной из этих трех святых сил, то обязательно и безусловно должно произойти священное Раскуарно, т.е. совершенное уничтожение его обычного существования как такового.

И вот, мой мальчик, вследствие того, что в наличии современных твоих любимцев возникла, как я уже сказал, еще одна преступная потребность «тормошить» и святыни своих предков, причем некоторые из них, в целях удовлетворения такой своей преступной потребности, посягнули даже раскрыть упомянутым образом герметически закрытые помещения, то находящаяся в нем, в отдельности локализованная, святая «вещество-сила» Святого Примирения, не успевши еще слиться с пространством, попала в их наличие и осуществила присущее ему закономерное свойство.

Я не буду теперь говорить ничего относительно того, как именно перерождалась и в какую форму вылилась психика трехмозгных существ, водящихся на этой части твердынной поверхности твоей планеты.

Про это я, может быть, тоже как-нибудь к слову, объясню тебе позже; а пока вернемся к прерванной теме.

В мою программу внешнего существования в этом самом Египте входило тогда, между прочим, обыкновение каждое утро ходить на прогулку по направлению к так называемым «пирамидам» и «сфинксу».

Эти «пирамиды» и «сфинкс» являлись единственными случайно уцелевшими жалкими остатками тех величественных искусственных сооружений, которые были воздвигнуты поколениями превеликих Ахлдан и великими предками существ этого самого Египта и очевидцем которых я был в мою четвертую бытность на этой твоей планете.

В этом Египте мне тогда не удалось отдохнуть как следует по тому обстоятельству, что мне вскоре пришлось уехать оттуда.

Вот эти самые обстоятельства и послужили, собственно говоря, причиной, что города милого Туркестана с их уютными «чайханами» заменились, как я тебе уже говорил, городами их знаменитого современного культурного материка Европа, с не менее знаменитыми «кафе-ресторанами», в которых, как я тоже уже говорил, вместо ароматного чая стала предлагаться неизвестно из чего состоящая «черная-жидкость».

 
<<<   Глава 32. Гипнотизм   Глава 34. Вельзевул в России   >>>

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру