Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Библиотека - Книги по главам arrow Глава 26 Легомонизм относительно рассуждения Пресвятого Ашиата Шиемаш под названием "Ужас-Положения"
Глава 26 Легомонизм относительно рассуждения Пресвятого Ашиата Шиемаш под названием "Ужас-Положения"

Легомонизм, – продолжал говорить Вельзевул, – через который передавалось рассуждение Пресвятого Ашиата Шиемаш, имел следующее содержание:

Он начинался молитвой:

«Во имя причин моего возникновения всегда буду стремиться быть справедливым со всяким одухотворенным началом и со всеми началами будущих одухотворенных проявлений нашего ОБЩЕГО СОЗДАТЕЛЯ, ВСЕМОГУЩЕГО САМОДЕРЖЦА, БЕСКОНЕЧНОГО. Аминь

Мне, ничтожной частице всего Великого Целого, было повелено Свыше облечься планетным телом трехцентрового существа этой планеты и помочь всем прочим, таким же возникающим и существующим на ней существам, освободиться от последствий свойств того органа, который по великим и важным причинам был осуществлен в наличиях их предков.

Все здесь до меня специально и намеренно Свыше осуществленные священные Индивидуумы, стремясь к той же цели, всегда пытались достигнуть возложенной на них задачи через один какой-либо из трех священных путей для усовершенствования, которые для этого были предопределены самим нашим ТВОРЦОМ БЕСКОНЕЧНЫМ, а именно – через священные пути, которые базируются на существенских импульсах, называющихся – „Вера“, „Надежда“ и „Любовь“.

Когда мне исполнилось семнадцать лет, я, по Велению Свыше, начал подготовлять мое планетное тело к тому, чтобы во время моего ответственного существования мочь быть беспристрастным.

В период этой моей „себя-подготовки“ я имел намерение, по достижении мною ответственного возраста, осуществлять возложенную на меня задачу тоже через один какой-либо из сказанных трех священных существенских импульсов.

Но когда в этот период моей „себя-подготовки“ мне пришлось сталкиваться со многими существующими здесь в городе Вавилоне существами почти всех образующихся „типностей“ и когда во время моих беспристрастных наблюдений мне пришлось ознакомиться со множеством черт их существенских проявлений, в меня вкралось и начало возрастающе увеличиваться „сущностное-сомнение“ в возможности спасти трехцентровых существ этой планеты через посредство какого-либо из этих трех священных путей.

Разные проявления встречавшихся тогда существ, которые увеличивали во мне мои сомнения, постепенно убедили меня в том, что эти последствия свойств органа Кундабуфера, вследствие перехода их в течение очень долгого времени по наследию через ряд поколений, в конце концов так скристаллизовались в их наличии, что до современных существ дошли уже как бы законной частью их сущности и потому в настоящее время эти скристаллизовавшиеся последствия свойств органа Кундабуфера являются для их общего наличия как бы „натурой-в-натуре“.

Поэтому, когда я окончательно сделался ответственным существом, я, прежде чем остановить свой выбор на каком-нибудь из упомянутых трех священных путей, решил привести сначала свое планетное тело в состояние священного „Кшеркнара“, т.е. в состояние всемозгоуравновешенного существенского восприятия и уже только в этом состоянии сделать выбор пути для своих дальнейших действий.

С этой целью я поднялся тогда на гору „Везиниама“, где сорок суток стоял на коленях и упражнялся в сосредоточивании.

Другие сорок дней я ничего не ел, не пил и вспоминал и анализировал все имевшиеся во мне впечатления от всех восприятий, полученных мною во время моего существования здесь в период своей „себя-подготовки“.

Третьи сорок суток я продолжал стоять на коленях, тоже ничего не ел и не пил, и каждые полчаса выдергивал из разных мест моей груди по два волоса.

И только когда я после этого, наконец, получил совершенную свободу от влияния всяких телесных и духовных ассоциаций житейских впечатлений, я стал размышлять о том, как быть.

Эти размышления очистившегося моего разума определенно тогда мне выяснили, что спасать современных существ через какой-либо из названных трех священных путей уже поздно.

Тогда же мои размышления выяснили мне категорически, что все настоящие функции, которые должны были бы быть в людях такими, какими им свойственно быть во всех трехцентровых существах нашей Великой Вселенной, еще у далеких их предков переродились уже в другие функции, а именно в функции, имевшиеся в числе свойств органа Кундабуфера и очень похожие на настоящие существенские священные функции „Вера“, „Любовь“ и „Надежда“.

А такое перерождение случилось по всей вероятности вследствие того, что когда у этих предков уничтожен был орган Кундабуфер и они тоже приобрели в себе факторы настоящих священных существенских импульсов, то, так как в них оставался еще вкус многих свойств органа Кундабуфера, те свойства органа Кундабуфера, которые были похожи на эти три священные импульса, постепенно перемешались с этими последними и, в результате, в их психике скристаллизовались факторы для импульсов „Вера“, „Любовь“ и „Надежда“, хотя и подобные настоящим, но совершенно какие-то особые.

Современные здешние трехцентровые существа временами тоже веруют, любят и надеются, как разумом, так и своими чувствами; но, как они веруют, как любят и как надеются – вот в этом и заключается вся особенность этих их трех существенских свойств.

Они тоже веруют, но в них этот священный импульс функционирует не самостоятельно, как это происходит во всех вообще трехцентровых существах, существующих на разных других планетах нашей Великой Вселенной, на которых водятся существа с такими же возможностями, а возникает в зависимости от тех или иных факторов, которые образовались в их общем наличии благодаря все тем же последствиям свойств органа Кундабуфера, как, например, возникшие в них особые свойства, называемые ими „тщеславие“, „самолюбие“, „гордость“, „самомнение“ и т.д.

Вследствие этого самого, здешние трехцентровые существа главным образом и подвержены восприятиям и зафиксированиям в их наличии всяких „синкрпусар“ или, как здесь выражаются, они „верят-всяким-небылицам“.

Существ этой планеты очень легко уверить в чем угодно, если только, во время восприятия ими таких „небылиц“, в них будет или сознательно со стороны или само по себе – автоматически вызываться и происходить функционизация того или другого соответствующего скристаллизовавшегося в них данного от последствий свойств органа Кундабуфера из числа оформивших так называемую „субъективность“ существа, как, например: „самолюбие“, „гордость“, „тщеславие“, „куражение“, „воображение“, „чванство“, „спесивость“ и т.д.

При подобных воздействиях на их перерожденный разум и перерожденные в них локализации факторов, осуществляющих существенские ощущения, в них не только окристаллизовывается ложное убеждение касательно упомянутых небылиц, но они даже после этого с большой искренностью и полной верой будут яростно доказывать окружающим, что это именно так и никак иначе не может и быть.

В такую же ненормальную форму вылились в них данные и для порождения священного импульса „любовь“.

В наличии существ и настоящего времени того странного импульса, который и они называют „любовь“, имеется всегда сколько угодно; но эта их странная любовь тоже есть результат некоторых из скристаллизовавшихся данных последствий свойств того же Кундабуфера, и такой их импульс в наличии каждого из них возникает и проявляется совершенно субъективно. Так субъективно и так разно, что если у десяти из них попросить объяснить, как они ощущают такой свой внутренний импульс, то все эти десять, если, конечно, они по исключению ответят искренно и откровенно, объясняя свои настоящие ощущения, а не такие, о каких они прочитали где-нибудь или о каких слышали от других, – ответят разно и будут говорить о десяти различных ощущениях.

Один объяснит это ощущение в смысле половом, другой – в смысле жалости, третий – в смысле желания подчиниться, четвертый – общностью увлечения внешними вещами и т.д., и т.д., но никто из них не сумеет объяснить, хотя бы приблизительно, ощущения настоящей любви.

Ни один не сумеет объяснить это потому, что ни у кого из обыкновенных здешних существ-людей давно уже никогда не бывает ощущения священного существенского импульса настоящей любви. Не имея же этого „вкуса“, они и не могут и иметь какого бы то ни было представления о том священном существенском импульсе, который является самым блаженным в наличии всякого трехцентрового существа всей Вселенной и который, согласно Божественной предусмотрительности Великой Природы, оформливает в нас данные, чтобы, испытывая результаты этих данных, отдыхать в блаженстве от заслуженных трудов, осуществленных нами в целях самоусовершенствования.

В настоящее время здесь, если кто-нибудь из этих трехмозгных существ „любит“ кого-нибудь другого, то он этого другого „любит“ потому, что или этот другой всегда поощряет и незаслуженно возвеличивает его, или что нос этого другого очень похож на нос той самки или самца, с которыми, благодаря космическим законам „полюсности“ и „типичности“, у них установился еще не распавшийся контакт, или, наконец, он „любит“ другого только потому, что дядя этого другого делает хорошие дела и может когда-нибудь и ему помочь тоже делать хорошие дела, и т.д., и т.д.

Но никогда здешние существа-люди уже не любят других настоящей, беспристрастной и неэгоистической любовью.

Благодаря такого рода имеющейся в современных здешних существах любви, в настоящее время их наследственные предрасположения к окристаллизованию последствий свойств органа Кундабуфера уже без помехи окристаллизовываются и окончательно зафиксировываются в их натуре как закономерная их часть.

А что касается третьего священного существенского импульса, а именно – „сущностной-надежды“, то с ним в наличии здешних трехцентровых существ дело обстоит еще хуже, чем с первыми двумя.

Такой существенский импульс в них не только окончательно приспособился в извращенном виде ко всему имеющемуся их наличию, но в настоящее время эта злостная новообразовавшаяся в них странная „надежда“, заменившая собою существенский импульс „священной-надежды“, является основной причиной того, что в них уже больше не могут приобретаться факторы для функционизации настоящих существенских импульсов – „Веры“, „Любви“ и „Надежды“.

Вследствие этой новообразовавшейся ненормальной „надежды" они всегда на что-то надеются и тем самым в них постоянно парализуются все те намеренно со стороны или сами по себе случайно возникающие в них возможности, которые быть может еще и могли бы уничтожить в их наличиях имеющееся наследственное предрасположение для окристаллизования последствий свойств органа Кундабуфера.

Когда я вернулся с горы Везиниама в город Вавилон, я стал продолжать наблюдения для того, чтобы выяснить, нельзя ли как-нибудь иначе помочь этим несчастным.

В период моего одногодичного уже специального наблюдения за всякими их проявлениями и восприятиями я категорически уяснил себе, что, хотя у существ этой планеты уже совершенно перерождены факторы для порождения в их наличии священных существенских импульсов – „Вера“, „Надежда“ и „Любовь“, но фактор, долженствующий порождать тот существенский импульс, на котором вообще базируется вся психика существ трехмозгной системности и какой импульс существует под наименованием „объективная-совесть“, еще не атрофирован и остается в их наличии почти в своем первобытном состоянии.

Благодаря существующим здесь ненормально установившимся условиям обычного внешнего существенского существования, этот фактор постепенно проник и углубился в то их сознание, которое здесь называют „подсознание“, и вследствие этого он в функционизации их обычного сознания участия совершенно не принимает.

Вот именно тогда я всеми отдельными соображающими частями, представляющими все мое „я“, бессомнительно понял, что если функционизация этого еще уцелевшего в их общем наличии существенского фактора будет принимать участие в общей функционизации того их сознания, под директивой которого они проводят свое повседневное, как здесь называют, „бодрственное-существование“, то тогда только и возможно будет еще спасти здешних современных трехмозгных существ от последствий свойств того органа, который был намеренно привит их первым предкам.

Дальнейшие мои размышления утвердили меня в том, что достигнуть этого было бы возможно только в том случае, если бы их обычное существенское существование протекало в течение долгого времени в условиях предусмотрительно-соответствующих.

Когда все вышесказанное совсем претворилось во мне, я решил с этого времени всего себя посвятить только на то, чтобы создать здесь такие условия, благодаря которым функционизация уцелевшей в их подсознании „священной-совести“ перешла бы постепенно в функцию их обычного сознания.

Да будет благословение над моим решением нашего ВСЕМОГУЩЕГО, ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО, ОБЩЕГО ОТЦА ЕДИНОБЫТНОГО ТВОРЦА БЕСКОНЕЧНОГО. Аминь».

Так кончался «Легемонизм» о рассуждении Пресвятого Бесподобного Ашиата Шиемаш под названием «Ужас-Положения».

Когда я, мой мальчик, как я тебе уже сказал, в начале моего последнего самоличного спуска на поверхность твоей планеты впервые ознакомился подробно с этим только что мною воспроизведенным «Легомонизмом» и, сразу заинтересовавшись выводами этого будущего Высочайшего Препресвятейшего Общекосмического Индивидуума Ашиата Шиемаш, решил, вследствие того, что там не существовало никаких других «Легомонизмов» и также никаких других осведомительных источников относительно дальнейшей пресвятой его деятельности среди этих твоих любимцев, самолично непременно выяснить, какие меры он принял и как он их осуществил в дальнейшем, чтобы помочь этим несчастным освободиться от перешедших к ним по наследию последствий свойств злостного для них органа Кундабуфера – то потому я в это мое последнее личное пребывание на поверхности твоей планеты поставил себе как одну из главных моих задач, детальное изыскание и выяснение всей дальнейшей пресвятой деятельности там, среди твоих любимцев, этого Великого, Сущность-Любящего, ныне Высочайшего, Препресвятейшего, Общекосмического Индивидуума, Ашиата Шиемаш.

А что касается той «мраморной-скрижали», которая случайно уцелела от времени пресвятой деятельности Великого Ашиата Шиемаш и в настоящее время служит там главной святыней у братства тамошних посвященных существ, именовавшихся раньше и именующихся и теперь «братья-Олбогмек», то ее мне пришлось видеть и ознакомиться с содержанием высеченного на этом мраморе изречения во время этого же моего последнего пребывания там.

При последующих моих выяснениях оказалось, что позже, когда этот Пресвятой Ашиата Шиемаш наладил там предполагаемые им особые условия обыкновенного существенского существования, то, по его инициативе и совету, в соответствующих местах многих больших городов, было поставлено несколько таких скрижалей с высеченными на них всевозможными изречениями и советами для соответствующего существования.

Но когда впоследствии опять начались большие их войны, все эти скрижали тоже были уничтожены самими же этими странными существами и только одна из них, а именно, имеющаяся в настоящее время у этих «братьев», как я уже сказал, каким-то образом уцелела и теперь является драгоценной собственностью этого «братства».

На этом уцелевшем мраморе было высечено о существенских священных импульсах, называющихся «Вера», «Любовь» и «Надежда», а именно было высечено так:

ВЕРА, ЛЮБОВЬ И НАДЕЖДА

Вера сознания есть свобода,

Вера чувства есть слабость,

Вера тела есть глупость.

Любовь сознания вызывает то же самое в ответ,

Любовь чувства вызывает противное,

Любовь тела зависит только от типности и полюсности.

Надежда сознания есть сила,

Надежда чувства есть рабство,

Надежда тела есть болезнь.

Прежде чем продолжать рассказывать тебе относительно дальнейшего, связанного с деятельностью Пресвятого Ашиата Шиемаш на благо твоих любимцев, по-моему, следует разъяснить тебе немного подробнее касательно того внутреннего импульса, который там твои любимцы называют «надежда» и про который Пресвятой Ашиата Шиемаш отметил, что дело с ним обстоит хуже, чем с двумя первыми.

Мои позднейшие личные наблюдения и исследования, сделанные специально относительно этого самого в них имеющегося странного импульса, ясно показали, что факторы для порождения в их наличии такого ненормального импульса лично для них самих являются действительно самыми злостными.

Благодаря ненормальной этой их надежде там среди них возникла и поныне существует со свойством эволюционироваться одна очень своеобразная и в высшей степени странная болезнь, именующаяся там «завтра».

Эта странная болезнь «завтра» повлекла за собою ужасающие последствия, особенно для тех тамошних трехмозгных несчастных существ, которые случайно узнают и категорически всем своим наличием убеждаются в том, что в них имеются какие-то очень нежелательные данные, для избавления от которых им необходимо делать известные усилия, и даже сами знают, как именно их делать, но, благодаря упомянутой болезни «завтра», им тоже никогда не удается производить эти требуемые усилия.

Только из-за этой болезни «завтра», именно злостной части всего того большого ужасающего зла, которое по разным большим и малым причинам сосредоточено в процессе обычного существенского существования этих горемычных трехмозгных существ, и эти тамошние несчастные существа, которые случайно узнают обо всем сказанном, своими откладываниями от «завтра» до «завтра» тоже лишаются возможности достигать чего-либо действительного.

Эта странная для твоих любимцев злостная болезнь «завтра» уже для существ современности стала помехой не только в том смысле, что они окончательно лишились всяких возможностей изъять из своих наличий скристаллизовавшиеся последствия свойств органа Кундабуфера, но препятствует также большинству из них выполнять честно хотя бы те свои существенские обязанности, которые в установившихся уже условиях обычного существенского существования стали совершенно необходимыми.

Тамошние трехмозгные существа, особенно современные, благодаря болезни «завтра», почти всегда все то, что требуется сделать в данный момент, откладывают на «после», причем уверены, что «после» сделают лучше и больше.

Из-за сказанной злостной болезни «завтра» большинство тех тамошних несчастных существ, которые, случайно или благодаря сознательному воздействию со стороны, сознают имеющимся в них разумом и начинают ощущать всеми своими отдельными одухотворенными частями полное свое ничтожество и узнают, также случайно, какие и как надо делать «существенские-усилия», чтобы сделаться такими, какими подобает быть трехмозгному существу, – тоже, откладывая от «завтра» до «завтра», почти все доходят до того, что в один печальный для них день в них возникают и начинают проявляться, как они говорят, предвестники старости, так называемые «бессилие» и «немочь», которые являются неизбежным уделом всех космических больших и малых образований в конце их свершительного бытия.

Здесь непременно надо тебе сказать и о том странном явлении, которое я констатировал там во время моих наблюдений и изучений почти совершенно перерожденного наличия этих твоих любимцев, а именно, я констатировал определенно, что у многих из них к концу их планетного существования большинство скристаллизовавшихся и следовательно имевшихся в их общем наличии последствий свойств все того же органа сами по себе начинают атрофироваться и даже некоторые совершенно исчезают, вследствие чего они начинают лучше видеть и ощущать действительность.

В таких случаях в общем наличии твоих любимцев появляется сильное желание работать над собой, работать, как они говорят, для «спасения-своей-души».

Но, конечно, от таких их желаний ничего выйти не может по той причине, что для них это уже слишком поздно, так как то время, которое для этой цели дано было им Великой Природой, прошло и, хотя они видят и чувствуют необходимость осуществления требуемых существенских усилий, но для выполнения такого своего желания в них теперь имеются одни лишь бесплодные позывы и «закономерные-старческие-немочи».

Итак, мой мальчик, позже мои изыскания и исследования касательно дальнейшей деятельности Пресвятого Ашиата Шиемаш на благо трехмозгных существ, возникающих и существующих на твоей планете, мне выяснили следующее.

Когда этот великий, почти бесподобный по своему разуму, Священный Индивидуум окончательно убедился, что обыкновенные священные пути, которые существуют для цели усовершенствования всех трехцентровых существ Вселенной, для существ этой планеты Земля уже не годятся, он после годового уже специального наблюдения и изучения их психики опять поднялся на ту же гору Везиниама и в течение нескольких земных месяцев созерцательно обдумывал, каким образом осуществить свое решение, а именно, чтобы существ этой планеты спасти от перешедших к ним по наследию предрасположений к окристаллизованию данных от последствий свойств органа Кундабуфера через уцелевшие в их подсознании данные для основного существенского священного импульса «совесть».

Тогда-то эти его обдумывания первым долгом окончательно его убедили, что, хотя через посредство этих уцелевших в их общем наличии данных для порождения священного существенского импульса действительно и возможно спасти их, но только в том случае, если проявления уцелевших в их подсознании данных сделаются непременными участниками функционизации того их сознания, под директивой которого протекает их повседневное бодрственное существование, и такой существенский импульс будет в течение долгого периода времени проявляться через всякие аспекты такого их сознания.

 
<<<   Глава 25. Пресвятой Ашиата Шиемаш, Свыше ниспосланный на Землю   Глава 27. Какой строй существования создал для людей Пресвятой Ашиата Шиемаш   >>>

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру