Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Библиотека - Книги по главам arrow Глава 24. Прилет Вельзевула на планету "Земля" в пятый раз
Глава 24. Прилет Вельзевула на планету "Земля" в пятый раз

Вельзевул продолжал рассказывать следующее:

– После моего четвертого пребывания на поверхности планеты Земля прошло опять много годов.

За эти годы я, конечно, по-прежнему, иногда внимательно наблюдал и за существенским существованием этих твоих любимцев через посредство Тескуано.

За это время число их особенно увеличилось, и они уже заселили почти все большие и малые твердынные части поверхности этой твоей планеты, и среди них, конечно, все время, в известные периоды продолжала происходить и их главная особенность, а именно, они временами начинали уничтожать друг у друга существование.

За это время, именно между моим четвертым и пятым посещениями, с поверхностью твоей планеты произошли большие изменения; произошло много перемен также и в сосредоточенностях мест оседлости этих твоих любимцев. Так, например, все те их «культурные-центры» на материке Ашхарх, в которых я самолично был во времена прежних моих спусков на Землю, а именно, страны Тиклямыш и Моралплейси, ко времени пятого моего прибытия туда уже совершенно не существовали.

Причиной уничтожения этих их «культурных-центров» и изменения вообще поверхности этой планеты опять явилось несчастье с этой злосчастной планетой, по счету уже третье.

Это третье несчастье было исключительно местного характера и произошло оттого, что в течение нескольких лет в ее атмосфере стали происходить необычайные, так называемые, «ускоренные-перемещения-частей-атмосферы», или, как бы там твои любимцы сказали, «большие ветры».

Причиной таких ненормальных «перемещений» или «больших ветров» явились тогда опять-таки те два куска, которые отделились от этой твоей планеты во время первого большого несчастья и позже стали самостоятельными маленькими планетами этой солнечной системы и которые в настоящее время называются «Луна» и «Анулиос».

Собственно говоря, главной причиной этого третьего земного несчастья явилась тогда большая из отделившихся ее частей, именно Луна, маленький же кусок Анулиос в этом несчастьи был почти не при чем.

Ускоренные перемещения в атмосфере Земли получились оттого, что, когда на случайно возникшей маленькой планете Луна окончательно образовалась своя атмосфера и она продолжала совершать свое падение обратно на свою основу с уже упомянутым законом «догоняния» по установившемуся за это время пути, и это вновь возникшее определенное наличие на «Луне» пока еще не приобрело со своей стороны гармонию в «общесистемной-гармонии-движения», то такое, так сказать, в общем целом несгармони-рованное так называемое «осмуальное-трение» и вызывало в атмосфере Земли упомянутые «ускоренные-перемещения» или «большие ветры».

Эти необычайно большие ветры начали тогда, как говорится, «выветривать» силой своих течений возвышенные «твердынные-части» и засыпать соответствующие «низины».

Такими «низинами» как раз и оказались также обе местности материка Ашхарх, на которых был главным образом сосредоточен процесс существования первой и второй группы существ современной Азии, а именно, основные части местностей Тиклямыш и Моралплейси.

Тогда же были засыпаны песками как части страны Жемчания, так и та местность центра материка Грабонцы, на которой, как я уже говорил, после гибели Атлантиды получился главный, как они выражаются, «культурный-центр» для всех тамошних трехмозгных существ, и какая местность, в те времена самая цветущая часть поверхности этой твоей планеты, ныне является уже пустыней, называемой «Сахара».

Имей также в виду, что кроме упомянутых местностей во время тогдашних ненормальностей ветра песком были засыпаны еще несколько других небольших твердынных пространств поверхности этой несчастной планеты.

Здесь интересно отметить, что относительно происходившего в тот самый период изменения мест постоянного существования тогдашних трехмозгных существ, каким-то образом узнали и современные твои любимцы, и они, нацепив и на это свой «ярлык», в данном случае – «Великое переселение народов», пришпилили его к своей так называемой «науке».

В настоящее время некоторые из тамошних «ученых» во всю пыхтят и надрываются узнать, почему и как это произошло, чтобы осведомить об этом всех других. В данное время там существуют по этой части несколько теорий, которые, хотя одна с другой ничего общего не имеют и в объективном смысле одна фантастичнее другой, – тем не менее все они признаны тамошней так называемой «официальной-наукой».

А на самом же деле действительные причины переселения тогдашних трехмозгных существ вытекли из того, что, как только началось упомянутое «выветривание», существа обитавшие на материке Ашхарх, боясь быть засыпанными песками, стали передвигаться в другие более или менее безопасные места.

И такое передвижение тамошних трехмозгных существ произошло в следующем порядке.

Большая часть трехмозгных существ, обитавших на Тиклямыше, двинулась на юг того же материка Ашхарх, в страну, которая впоследствии стала называться «Персия». А другая часть двинулась на север, и места, где они обосновались, стали впоследствии называться «Киргизчери».

Что же касается существ, обитавших в стране Моралплейси, часть их начала передвигаться по направлению востока, а другая, большая часть, пошла на запад.

Когда пошедшие на восток перевалили восточные возвышенности, они обосновались на краях большого «салякуриапного-пространства» и эта местность впоследствии стала именоваться «Китай».

А та часть существ Моралплейси, которая стала искать своего спасения в передвижении на запад, кочуя с места на место, перешла, в конце концов, на другой, рядом находящийся материк, который впоследствии стал называться «Европа».

А трехмозгные существа, которые к этому периоду еще оставались существовать в центре материка Грабонцы, разошлись по всей его поверхности.

И вот, мой мальчик, это мое пятое персональное поднятие на твою планету относится уже к периоду времени после такого, только что сказанного, перераспределения групп общественности этих твоих любимцев.

А причинами моего личного поднятия туда послужили следующие события.

Прежде всего надо тебе сказать, что главная странность психики твоих любимцев, а именно «периодическая-потребность-уничтожать-существование-другого-себе-подобного», меня с каждым их веком стала интересовать все больше и больше и параллельно с этим во мне возрастало «потребное-желание» узнать точные причины такой феноменальной для трехмозгного существа особенности.

И вот, мой мальчик, чтобы иметь больше материала для выяснения этого сильно меня заинтересовавшего вопроса, я между четвертым и пятым моими пребываниями на планете Земля свои наблюдения через Тескуано с планеты Марс за существованием этих оригинальных трехмозгных существ организовал следующим образом:

Я намеренно подмечал целый ряд отдельных существ из числа твоих любимцев в течение многих их годов и, или я сам лично, или тот, кому я поручал это, внимательно следили специально за ними, стараясь, по возможности, ничего не пропускать и всесторонне выяснить всякие особенности в их проявлениях в процессе тамошнего обычного существования.

И надо признаться, мой мальчик, что когда я бывал совершенно свободным, я иной раз с большим интересом целыми «синоноумами» или, как соответствующее течение времени там приблизительно определяют твои любимцы, целыми «часами», следил за движениями сказанных подмеченных нами тамошних трехцентровых существ и пытался логически объяснить себе их так называемые «психические-переживания».

И вот, во время таких моих наблюдений с планеты Марс через посредство моего Тескуано, во мне как-то раз вдруг «осенилось» то, что и послужило началом дальнейшего моего, уже совсем серьезного, изучения психики этих понравившихся тебе трехмозгных существ.

А именно, во мне «осенилось», что ведь длина их существования с каждым веком, даже с каждым годом, очень определенным равномерным темпом сокращается и сокращается.

Конечно, когда я впервые это констатировал, я принял тут же во внимание не только главную особенность их психики, т.е. периодическое взаимоуничтожение, но и тамошние бесчисленные, тоже исключительно только на этой планете существующие, так называемые, «болезни», большее число которых, кстати сказать, возникло и продолжает возникать из-за тех же ими самими установленных ненормальных внешних условий обычного существенского существования, которые отчасти и не дают им нормально просуществовать до священного Раскуарно.

Когда я это впервые отметил и мне начали вспоминаться прежде полученные касательно этого впечатления, то все отдельные, самостоятельно одухотворенные части моего общего наличия заполнились убеждением и моя сущность восприяла упомянутое «осенение» о том, что действительно вначале эти трехмозгные существа твоей планеты существовали, по их времяисчислению, до двенадцати веков, а некоторые даже и до пятнадцати веков.

Чтобы ты мог более или менее ясно представить себе, каким темпом шло за это время сокращение длины их существования, тебе достаточно знать, что когда я оставлял навсегда эту солнечную систему, предел длины их существования был уже, как максимум, семьдесят-девяносто их годов. В последнее время, если там кто-нибудь из них просуществует хотя бы до сказанного предела, то все прочие существа этой оригинальной планеты считают уже, что данное существо просуществовало «очень-прилично-долго».

А если кто-нибудь из них просуществует случайно немного более одного века, то такое существо показывают в их музеях и, конечно, про него знают все прочие тамошние существа, так как его фотографии и описания образа его существования, вплоть до перечисления всякого его «шага», постоянно помещаются во всех их так называемых «газетах».

И вот, мой мальчик, так как в тот период течения времени, когда я вдруг констатировал и такой тамошний факт, у меня на планете Марс особых дел не было, а пытаться выяснить такую новую странность через посредство Тескуано было совершенно невозможно, то потому я решил подняться туда лично с тем, чтобы может быть там, на месте, выяснить себе, в чем же причины еще и этого.

Через несколько марсовых дней после такого моего решения я опять на судне Оказия поднялся туда.

Ко времени этого моего пятого самоличного поднятия на твою планету, их «центром-для-входящих-и-исходящих-результатов-усовершенствования-существенской-сообразительности» или, как они сами называют, «культурным-центром» являлся уже город Вавилон, куда я и решил направиться.

На этот раз наше судно Оказия спустилось на так называемый теперь «Персидский залив», так как мы еще перед отлетом через посредство Тескуано выяснили, что для дальнейшего нашего путешествия, а именно, чтобы попасть в город Вавилон, и для стоянки самого судна Оказия, самым удобным местом явится это самое салякуриапное пространство поверхности твоей планеты, существующее там ныне под наименованием «Персидский залив».

Это водное пространство было удобно для моего дальнейшего путешествия потому, что в него втекала та большая река, по берегам которой был расположен город Вавилон и по течению которой мы хотели поплыть, чтобы попасть туда.

В тот период течения времени этот «бесподобно-величественный» Вавилон процветал во всех отношениях. Он представлял из себя «культурный-центр» не только для существ, водящихся на материке Ашхарх, но и для всех существ прочих больших и малых твердынь, отвечавших потребностям обычного существенского существования на этой планете.

Когда я впервые попал в этот их «культурный-центр» там, в это самое время, как раз ими самими готовилось то, что впоследствии и послужило главной причиной для ускорения темпа перерождения их «психической-организации», особенно в смысле атрофирования в них инстинктивной функционизации тех трех основных факторов, которым свойственно непременно иметься в наличии всяких трехмозгных существ, именно факторов, порождающих такие существенские импульсы, какие существуют под наименованием: «Вера», «Надежда» и «Любовь».

Эти существенские факторы, по наследию из рода в род перерождаясь, сделали то, что уже в наличиях современных твоих любимцев вместо настоящей существенской психики, какой свойственно иметься в наличии всяких трехмозгных существ, имеется хотя тоже «настоящая-психика», но такая «настоящая-психика», которую очень хорошо можно определить одним из мудрых изречений нашего дорогого Молла Наср-Эддина, состоящим из следующих слов:

 «В-ней-имеется-все-кроме-сути-и-даже-зачатия-для-таковой».

Тебе обязательно следует рассказать возможно подробнее, что именно происходило в тот период в Вавилоне потому, что все эти сведения могут послужить для тебя очень хорошим материалом для лучшего уяснения и претворения в твоем разуме всех причин, совокупность которых, в конце концов, и породила ту странную психику трехмозгных существ, какую уже имеют современные твои любимцы и которая тебя так заинтересовала.

Прежде всего надо сказать тебе, что сведения касательно тогдашних событий, о которых я буду теперь передавать тебе, были почерпнуты мною, главным образом, из среды тех тамошних трехмозгных существ, которых прочие существа именуют «ученые».

Прежде чем продолжать дальше, следует здесь, кстати, подчеркнуть о том, каких именно существ там, на твоей планете, прочие существа называют «ученые».

Дело в том, что еще до этого моего пятого пребывания там, т.е. до того периода, когда Вавилон, как я сказал, процветал во всех отношениях, учеными делались и считались там прочими уже не такие, как всюду во Вселенной, и как это сперва делалось и на твоей планете, а именно такие существа, которые сначала благодаря своим сознательным трудам и намеренным страданиям доводят себя до способности созерцать о деталях существующего с точки зрения мировозникновения и миросуществования и благодаря этому, главным образом, и усовершенствуют свое высшее тело до соответствующей градации священного измерителя объективной разумности, чтобы тем самым в них после ощущалось относительно космических истин постольку, поскольку их высшее тело усовершенствовано.

Там, еще со времени так называемой «тиклямышской-цивилизации» и поныне в большинстве случаев «учеными», особенно современными, делаются такие существа, которые возможно больше вызубривают всякие, ничего в себе не содержащие, сведения вроде таких, про которые так называемые «старые-старухи» очень любят рассказывать, что об этом говорилось, якобы, в старину.

Знай, кстати, что и у досточтимого нашего Молла Наср-Эддина для определения значения тамошних ученых имеется тоже изречение, выраженное следующими словами:

«Все говорят, как будто нашим „ученым“ известно, что половина ста есть пятьдесят».

Там, на твоей планете, кто из твоих любимцев больше вызубривает таких сведений, которых он сам никогда не проверял и которых тем более никогда не ощущал, – тем другие считают его более ученым.

Итак, мой мальчик, когда мы попали в город Вавилон, там действительно ученых существ было очень много.

Там были собраны ученые существа того периода со всей почти этой твоей планеты.

Так как началом сбора этих существ в город Вавилон послужили тогда очень интересные причины, то потому я расскажу тебе и про это тоже немного подробнее.

Дело в том, что тогда почти все ученые Земли были насильственно собраны сюда одним в высшей степени оригинальным персидским царем, во властвовании которого в тот период находился также и этот город Вавилон.

Чтобы тебе хорошо понять, какой основной аспект, вытекший из совокупных результатов от ненормально установившихся там условий обычного существенского существования, породил упомянутую оригинальность этого персидского царя, необходимо раньше уяснить тебе два зафиксировавшихся еще издавна факта.

Первый факт заключается в том, что там, постепенно, начиная почти сразу со времени гибели материка Атлантида, начала окристаллизовываться, а за последние века уже окончательно закристаллизовалась в наличии каждого из твоих любимцев такая особая «присущность», благодаря которой то существенское ощущение, называемое «счастье-за-свое-бытие» и испытываемое иногда всякими трехмозгными существами от удовлетворенности их внутренней самооценки, в наличии твоих любимцев появляется исключительно только тогда, когда они приобретают в свое собственное распоряжение много одного, там очень известного, металла, называющегося «золото».

Большая злостность для них самих от такой особой присущности в их общем наличии заключается еще в том, что упомянутое ощущение от владения сказанным металлом поддерживается и прочими, окружающими такого владельца, существами и даже такими окружающими его, которые узнают про это только по так называемой «наслышке», а не убеждаются в этом личными соответствующими восприятиями, причем там установлено обыкновение, чтобы никогда не принимать во внимание, какими именно своими существенскими проявлениями тот сделался владельцем большого количества этого металла, и такое существо делается там для всех окружающих объектом, вызывающим в их наличии функционизацию того скристаллизовавшегося последствия свойств органа Кундабуфера, которое называется «зависть».

А второй факт заключается в том, что когда в наличии твоих любимцев «крещендирующе» функционирует главная их особенность и, по установившемуся обычаю, между разными их общественностями происходит их процесс уничтожения друг у друга существования, то после, когда это только им присущее и для них самих злостное свойство в их общем наличии утихает и они временно прекращают такие свои процессы, царь той общественности, в которой уцелевает большее число подданных, получая звание покорителя, по обыкновению забирает себе все, что имеется у существ покоренной общественности.

Такой царь-покоритель там, по обыкновению, велит своим подданным забирать у покоренных все их земли, всех имеющихся в покоренной общественности молодых существ женского пола и все собранные ими веками, так называемые, «богатства».

И вот, мой мальчик, когда подданные того упомянутого оригинального персидского царя покоряли существ другой общественности, он приказывал ничего такого не брать и даже не трогать, а забирать с собою, в качестве так называемых «пленных», только всех ученых существ, имеющихся в этой покоренной общественности.

А для ясного представления и претворения в себе понимания, почему именно в индивидуальности того персидского царя возникло и стало только ему присущим такое оригинальное увлечение, тебе очень необходимо знать о том, что еще в период тиклямышской цивилизации, там в городе, так называемом «Чиклараль», одно трехмозгное ученое существо по имени «Харнахуму», сущность которого впоследствии скристаллизовалась в так называемый «Вечный-Хаснамус-Индивидуум», выдумал, будто очень легко любой имеющийся в большом количестве на поверхности планеты металл превратить в редкий металл «золото» и что для этого нужно знать только один очень маленький «секрет».

Эта его злостная выдумка очень тогда распространилась и, скристаллизовавшись в наличии тогдашних существ, передаваясь по наследию из рода в род, начала переходить к существам последующих поколений в постепенно оформившуюся определенную и такую тамошнюю губительно-фантастическую науку, под наименованием «Алхимия», именно под наименованием той великой и действительно существовавшей там, в давно минувшие эпохи, когда в наличии их предков еще не совсем скристаллизовались последствия свойств органа Кундабуфера, и каковая отрасль настоящего знания могла быть необходимой и действительно полезной для тамошних трехмозгных существ даже современности.

Итак, тому персидскому царю в тот период, к которому относится данный мой рассказ, для каких-то его, по всей вероятности, хаснамусских целей понадобилось очень много этого редкого на поверхности планеты Земля металла, называемого «золото», и вследствие того, что и до его наличия дошло понятие о выдуманном способе нынешнего «Хаснамус-Индивидуума» Харнахуму, он и захотел иметь золото при помощи такого легкого способа.

Когда этот персидский царь окончательно решил получить золото путем «Алхимии», он тут впервые осознал всем своим существом, что ему еще неизвестен тот маленький «секрет», без которого совершенно невозможно осуществить это его желание. Вот тогда он задумался над тем, как узнать этот маленький «секрет».

В результате его дум и было им осознано следующее:

Раз «ученым» уже известны всякие другие «тайны», то кому-нибудь из них должна быть известна и эта «тайна».

Придя окончательно к такому осознанию, он, с усиленной функционизацией «существенского-удивления» в том, почему ему раньше не приходила в голову такая простая идея, вызвал к себе некоторых из приближенных ему подчиненных и приказал им узнать кому из ученых существ его столицы ведома эта «тайна».

Когда на другой день ему доложили, что никто из ученых существ столицы этой тайны не знает, он велел спрашивать также всех вообще ученых, имевшихся среди существ подвластной ему общественности; а когда через несколько дней он опять получил такой же отрицательный ответ, он снова задумался, на этот раз очень серьезно.

Вначале его серьезные думы привели его разум к тому пониманию, что, без сомнения, кто-нибудь из ученых существ его общественности знает и этот «секрет», но, вследствие того, что у существ этой корпорации очень сильно развито держать строго «профессиональную-тайну», то потому никто не хочет выдать ее другому.

Результатом его серьезных дум и было то, что он осознал, что надо не спрашивать, а допрашивать ученых существ про эту тайну.

В тот же день им были даны ближайшим его помощникам соответствующие указания, а те уже стали «допрашивать» именно так, как там уже давно принято «допрашивать» обыкновенных существ власть-имущими существами.

А после того, как этот оригинальный персидский царь окончательно убедился, что ученые существа его общественности действительно не знают про эту тайну, он начал искать «ученых» существ, знающих такую тайну, в других общественностях.

А так как цари других общественностей не соглашались добровольно выдавать своих ученых существ, чтобы он их тоже «допрашивал», он и решил принудить непокорных царей к тому силой. И с тех пор он стал во главе подвластных ему многочисленных полчищ, и при помощи их начал производить свои так называемые «военные-экскурсии».

Имел же тот персидский царь тогда много ему подвластных полчищ, потому что в тот самый период от того района поверхности этой твоей планеты, где находилась та общественность, над которой он случайно состоял царем, в наличии существ еще до этого времени, на основании так называемой «предусмотрительной-приспособляемости» Великой Природы, была усилена так называемая «рождаемость», и в данный период осуществлялось для общекосмического Трогоавтоэгократического процесса требуемое, т.е., чтобы от этого района поверхности твоей планеты исходило больше тех вибраций, которые возникают от уничтожения существенского существования.

Во время этого последнего объяснения Хассин перебил Вельзевула следующими словами:

– Дорогой дедушка, я не понимаю, почему осуществление этого превеличайшего космического процесса исхождения требуемых вибраций может зависеть от определенного района поверхности планеты.

На такой вопрос своего внука Вельзевул ответил следующее:

– Так как в недалеком будущем темой моих рассказов касательно трехмозгных существ планеты Земля я собираюсь сделать специальный вопрос относительно их ужасающего процесса взаимоуничтожения, который они называют «войнами», то ты лучше подожди с этим твоим вопросом до этого специального рассказа, потому что тогда, я думаю, ты хорошо поймешь и об этом.

Сказав это, Вельзевул продолжал опять рассказывать про вавилонские события:

– Когда упомянутый оригинальный персидский царь благодаря подвластным ему полчищам начал покорять существа других общественностей и насильственно отнимать имеющихся среди них «ученых», он местом для их сбора и существования назначил этот самый город Вавилон, куда они и привозились с тем, чтобы позже этот властелин половины тогдашнего материка Азия на свободе мог бы «допрашивать» и этих иностранных ученых, ища, не окажется ли кто-нибудь из них ведающим тайну о том, как превращать дешевые металлы в металл «золото».

Он тогда с этой целью сделал даже специальный, так называемый, «поход» на страну Египет.

Сделал он тогда такой специальный «поход» туда потому, что в том периоде там собирались «ученые» существа со всей планеты, так как было очень распространено мнение, что якобы в этом самом Египте можно получить сведения для разных их «наук» больше чем, где-либо в другом месте на их планете.

Этот персидский царь-завоеватель забрал тогда из Египта всех находящихся там ученых существ, как местных, так и приезжих из других общественностей, причем в числе них было также тогда несколько так называемых «египетских жрецов», потомков тех именно случайно спасшихся ученых членов общества Ахлдан, которые первыми заселили эту страну.

Когда немного позже этого периода в наличии этого оригинального персидского царя возникло новое увлечение, именно увлечение уже самим процессом уничтожения существования других себе подобных существ, и оно вытеснило старое увлечение, то он забыл про этих ученых и они начали существовать здесь, в городе Вавилоне, на свободе до дальнейшего его усмотрения.

Собранные таким образом сюда, в город Вавилон, почти со всей планеты «ученые» существа стали часто сталкиваться друг с другом и, конечно, начали, как свойственно «ученым» существам планеты Земля, говорить между собой о таких вопросах, которые или несоизмеримо выше их разумения, или которые ни для них самих, ни для обыкновенных тамошних существ, никогда решительно ничего полезного выяснить не могут.

Вот именно тогда, во время таких встреч и разговоров, среди них и возник, как свойственно возникать тоже вообще среди тамошних «ученых» существ такой, так называемый, «животрепещущий-сезонный-вопрос», который на этот раз каким-то образом, действительно, заинтересовал их до самого, как они выражаются, «нутра».

Этот вопрос, случайно сделавшийся «животрепещущим-сезонным-вопросом», так захватил все существо каждого из них, что они даже «снизошли» со своих так называемых «пьедесталов» и начали говорить о нем не с одними себе подобными «учеными», а везде и всюду, со всяким встречным и поперечным.

Вследствие этого, интерес к этому вопросу постепенно распространился среди всех обыкновенных трехмозгных существ, существовавших в тогдашнем Вавилоне, и уже к тому времени, когда мы попали в этот Вавилон, он стал для всех тамошних существ «злобой-дня».

Относительно этого вопроса говорили и спорили не только сами эти «ученые», но такие же разговоры и возбуждающие споры происходили во всю и среди тамошних обыкновенных существ.

Говорили и спорили молодые и старые, как мужчины, так и женщины, и даже вавилонские мясники.

Всем им, особенно «ученым», очень хотелось узнать об этом вопросе.

До нашего прибытия туда, многие из существовавших тогда в Вавилоне существ даже окончательно сошли с разума из-за этого вопроса и многие уже были кандидатами на таковых.

Этот «животрепещущий-сезонный-вопрос» заключался в том, что как этим «горе-ученым», так и обыкновенным существам города Вавилона очень хотелось узнать, есть ли у них «душа».

По этому вопросу в Вавилоне существовало много всевозможных фантастических теорий и ускоренно «пеклись» еще новые. И, конечно, всякая, как там говорят, «забористая-теория» имела своих последователей.

Хотя таких разнообразных теорий там существовало множество, но они все были построены только на двух, совершенно противоположных началах.

Одно из этих начал они называли «Атеистическим», а другое «Идеалистическим» или «Дуалистическим».

Все «дуалистические» теории доказывали существование «души», и, конечно, ее «бессмертность» и всевозможные «пертурбации» с ней после смерти существа-человека.

А все «атеистические» теории доказывали как раз обратное.

Короче говоря, мой мальчик, когда мы прибыли в город Вавилон, там творилось так называемое «вавилонское-столпотворение».

Произнося последние слова, Вельзевул немного задумался и после начал так:

– Теперь я хочу объяснить тебе касательно только что мною употребленного выражения, а именно – «вавилонское-столпотворение». Это выражение употребляется очень часто на твоей планете и современными тамошними трехмозгными существами.

Я хочу коснуться этого самого, часто употребляемого там выражения и разъяснить его тебе главным образом потому, что, во-первых, я случайно стал очевидцем тогда всех событий, которые породили это самое выражение, а, во-вторых, потому что история возникновения этого выражения и претворение его в понимание современными твоими любимцами очень ясно и поучительно может тебе хорошо уяснить о том, что благодаря все тем же ненормально установившимся условиям обычного существенского существования, там ни о каких действительно случившихся событиях с существами прошедших эпох до существ дальнейших поколений никогда точные сведения не доходят. А если случайно что-либо и дойдет вроде этого выражения, то фантастический разум твоих любимцев на основании только одного, подобно этому, выражения устраивает целую теорию и этим самым они в своих наличиях все больше и больше увеличивают те эфемерные существенские «Эгопластикуры» или, как они называют, «психические-представления», из-за которых тоже в результате во Вселенной возникла такая странная «уник-психика» трехмозгного существа, какую имеет каждый из твоих любимцев.

Так вот, когда мы прибыли в город Вавилон и я начал, в целях выяснения заинтересовавшего меня вопроса, водиться с разными тамошними существами и делать соответствующие свои наблюдения, то вследствие того, что я почти всюду наталкивался на упомянутых во множестве собранных и собравшихся сюда ученых, само собою получилось так, что я стал водиться исключительно с ними и свои наблюдения делать как через посредство их, так и через их собственные индивидуальности.

В числе ученых существ, с которыми я встречался для сказанной моей цели был также некто по имени Хамолинадир, тоже насильственно привезенный сюда из Египта.

Вот с этим самым земным трехмозгным существом Хамолинадиром тогда во время таких наших встреч у меня и установились почти такие же отношения, какие вообще устанавливаются всюду между часто встречающимися трехмозгными существами.

Этот Хамолинадир был из таких тамошних ученых, в общем наличии которого факторы для импульсов трехмозгного существа, перешедшие по наследству, были еще не совсем атрофированы, и также оказалось, что во время подготовительного его возраста окружающие его ответственные существа подготовили его быть тоже ответственным более или менее нормально.

Надо сказать, что тогда в город Вавилон попало много и таких тамошних ученых существ.

Этот ученый Хамолинадир, хотя и имел свое возникновение и подготовку, чтобы стать ответственным существом здесь же, в городе Вавилоне, и происходил из расы тамошних существ, так называемой, «ассирийской», но свою ученость получил в Египте, где находилась самая высшая школа, существовавшая в те времена на «Земле» и называвшаяся «Делание-мысли-вещественной».

В том возрасте, в котором я встретил его впервые, он свое «Я» в смысле разумной директивы, имеющейся в его общем наличии, так называемой «автоматической-психической-функционизации», уже имел для трехмозгных существ планеты Земля того периода самой максимальной устойчивости, вследствие чего он во времена так называемого «бодрственного-пассивного-состояния» имел очень определенно выраженные существенские проявления, как, например, называющиеся: «себясознание», «беспристрастие», «искренность», «впечатлительность», «сообразительность» и др.

Вскоре после нашего прибытия в Вавилон с этим Хамолинадиром я начал посещать разные вавилонские так называемые «собрания» упомянутых ученых существ и слушать всевозможные их, как они называли, «доклады», относящиеся как раз к вопросу, который тогда являлся «злобой-дня» и служил причиной «волнения-умов» всех вавилонян.

Из-за сказанного «животрепещущего» вопроса этот мой приятель Хамолинадир тоже был очень возбужден.

Его волновало и злило то, что как уже существующие, так и вновь появляющиеся многочисленные «теории» по этому вопросу, все, несмотря на их совершенно противоположные доказательства, были одинаково убедительны и правдоподобны.

Он говорил, что как те теории, в которых доказывается, что у нас есть «душа», изложены очень логично и убедительно, так же и те теории, в которых доказывается совершенно противоположное, изложены не менее логично и убедительно.

Чтобы и ты мог войти в положение того симпатичного ассириянина, я объясню тебе о том, что на твоей планете вообще, как тогда в городе Вавилоне, так и в настоящее время всякие теории относительно такого ли, как они называют «потустороннего», или другого «разъяснения-о-деталях» какого-либо определенного факта вообще, почти всегда выдумываются такими тамошними трехмозгными существами, в которых большинство последствий свойств органа Кундабуфера окристаллизовываются «свершающе»; и вследствие этого в их наличии начинает хорошо функционировать то тамошнее существенское свойство, которое они сами называют «хитрость», и благодаря этому ими сознательно, конечно сознательно с таким разумом, которому уже давно стало свойственным иметься только в них, – и так же само по себе только автоматически, в их общем наличии постепенно приобретаются способности для «улавливания» слабых сторон психики окружающих себе подобных существ, и эти способности в них постепенно оформливают такие данные, которые способствуют ощущать и иногда даже понимать имеющуюся в окружающих их прочих существах своеобразную логику, и согласно таким данным ими выдумывается и составляется эта самая тамошняя «теория» касательно того или другого вопроса; а всякий из прочих тамошних трехмозгных существ, вследствие того, как я тебе уже говорил, что в большинстве из них из-за тамошних ими самими установленных ненормальных условий обычного существенского существования постепенно атрофировалась существенская функция, называющаяся «инстинктивно-ощущать-о-космических-истинах», если случайно сосредоточенно ознакамливается подробно с любой из таких теорий – волей-неволей убеждается в ней всем своим наличием.

И вот, мой мальчик...

Как-то раз, это было уже семь тамошних месяцев после нашего прибытия в город Вавилон, я с моим этим тамошним приятелем Хамолинадиром пошел на один так называемый «общеученый-съезд».

Этот «общеученый-съезд» в это время был уже созван самими до этого насильственно сюда привезенными учеными существами, и потому на этом съезде были не только ученые, собранные сюда насильственно упомянутым персидским царем, который за это время уже перестал увлекаться наукой «Алхимией» и забыл про них, но также еще многие другие ученые, которые собрались сюда из других общественностей добровольно и, как они тогда говорили, «ради-науки».

На этом «общеученом-съезде» в этот день докладчики говорили по жребию.

Мой приятель Хамолинадир тоже в этот день должен был о чем-то докладывать и потому и он тянул жребий; ему досталось говорить по числу пятым.

До него докладчики докладывали или о новых ими придуманных «теориях», или критиковали какие-нибудь уже существующие и всем известные.

Наконец, очередь дошла до того симпатичного ассириянина.

Он поднялся на так называемую «кафедру», и в это время над этой «кафедрой» служители повесили надпись, на которой было написано, о чем будет говорить данный докладчик. Тогда было принято делать это так.

Сказанная надпись гласила, что докладчик тему своего доклада назвал «Неустойчивость-человеческого-разума».

После этого мой земной приятель первым долгом начал разъяснять о том, какую, по его мнению, конструкцию имеет человеческий «головной-мозг», и о том, в каких случаях и каким образом разные впечатления воспринимаются другими человеческими мозгами, и только после определенных, так называемых, «согласований» между всеми мозгами совокупные результаты и запечатлеваются на этот мозг.

Сначала он говорил спокойно, но чем дальше он говорил, тем больше он волновался и, наконец, начал почти кричать и уже с криком начал критиковать имеющийся у человека разум.

При этом он критиковал беспощадно также свой собственный разум.

Продолжая кричать, он очень логично и убедительно стал доказывать относительно неустойчивости и изменчивости разума человека и детально выяснять, как легко доказать этому разуму и убедить его в чем угодно.

Несмотря на то, что в крике этого моего земного приятеля Хамолинадира начали уже слышаться нотки его рыдания, он все же и с таким рыдающим криком продолжал.

Дальше он сказал:

«Всякому человеку, а также, конечно, и мне, что-либо доказать не стоит никаких трудов; требуется только знать, какими толчками и какие именно ассоциации вызвать в других человеческих мозгах, когда доказывается та или другая „истина“. Человеку очень легко доказать даже о том, что весь наш мир, а также, конечно, люди, не что иное, как только иллюзия; действительность же и реальность в мире только „мозоль“, и то та, которая растет на большом пальце нашей левой ноги. Кроме этой „мозоли“ в мире ничего не существует, а все кажется, и то только „оквадратившимся-психопатам“».

В этом месте речи того симпатичного земного трехмозгного существа служитель поднес ему кувшин с водой, и когда он выпил с большой жадностью поданную ему воду, он продолжал говорить уже спокойнее.

Дальше он сказал:

«Возьмите в пример меня самого; я являюсь не рядовым ученым человеком, меня знает весь Вавилон и люди многих других городов как человека очень ученого и умного.

Я кончил курс учения, выше которого еще на Земле никогда не существовало и навряд ли будет существовать.

И что же это наивысшее развитие дало моему разуму для того вопроса, который, вот уже в течение одного или двух лет, всех вавилонян ведет к сумасшествию?

Мне этот мой получивший наивысшее развитие разум за время этого общего сумасшествия относительно вопроса о „душе“ ничего не дал другого кроме «пять-пятниц-на-неделе».

За это время я очень внимательно и серьезно следил за всеми старыми и новоявившимися теориями о „душе“. И не было ни одной теории, с автором которой я внутренне не согласился бы, так как они все изложены очень логично и правдоподобно, и имеющийся у меня разум не мог не согласиться с их логичностью и правдоподобностью.

За это время даже я сам написал очень большой труд по этому „потустороннему“ вопросу и, наверное, многие из присутствующих здесь познакомились с этим моим логическим мышлением и, конечно, не один из вас позавидовал такому моему логическому мышлению.

И в то же время я сейчас вам честно и искренно заявляю, что относительно этого „потустороннего“ вопроса я сам весь, со своими знаниями, которые до сих пор во мне наблюдались, есть не больше и не меньше, как только „идиот-в-кубе“.

В настоящее время у нас, в городе Вавилоне, происходит общенародное „столпотворение“, чтобы по этому столпу подняться „на небеса“ и воочию видеть, что там делается.

Столп этот строится из кирпичей, которые по внешнему виду все похожи один на другой, но делаются из совершенно разных материалов.

Среди этих кирпичей есть и железные, и деревянные, и из „теста“ и даже из „гагачьего“ пуха.

И вот, из таких кирпичей, в самой середине Вавилона, в настоящее время строится непомерно громадная башня и всякий более или менее сознательный человек обязан сообразить то, что рано или поздно эта башня, конечно, должна провалиться и задавить не только всех людей Вавилона, но и все, что имеется в нем.

Я лично хочу еще жить и не хочу быть задавленным этой вавилонской башней и потому я немедленно, сейчас же, убегаю отсюда, а вы все – как хотите»...

Последние слова он уже произносил на ходу и убежал.

Я с тех пор этого симпатичного ассириянина больше и не видел.

Как я после узнал, он в тот же день совсем уехал из города Вавилона в Ниневию и там где-то существовал до самой глубокой старости. Я также выяснил, что этот Хамолинадир никогда больше «науками» не занимался, а время своего существования проводил только в посадке «чунгари», по современному, – «кукуруза».

И вот, мой мальчик, тогда речь этого Хамолинадира вначале на тамошних существ произвела такое сильное впечатление, что они в течение почти одного месяца ходили, как там же говорят, – «как-в-воду-опущенные».

И когда они встречались между собой, они больше ни о чем не говорили, а только вспоминали и повторяли отдельные места его речи.

Они тогда так часто повторяли их, что некоторые выражения Хамолинадира распространялись среди обыкновенных существ Вавилона и стали поговорками в обыденном существовании.

Некоторые его выражения даже дошли до современных существ планеты Земля, в числе которых также является это самое его выражение, а именно: «вавилонское-столпотворение».

Современные существа теперь уже очень определенно себе представляют, что когда-то, в этом самом городе Вавилоне, строили какую-то башню, чтобы, якобы, подняться к самому «Богу» со своими планетными телами.

Современные существа планеты Земля еще говорят и вполне уверены, что во время постройки этой «вавилонской-башни» смешались какие-то «языки».

Вообще к современным существам планеты Земля дошло очень много таких отдельных выражений, произнесенных или зафиксированных разными разумными существами прежних эпох по поводу каких-либо деталей цельного понимания, как от эпохи, когда «культурным-центром» являлся Вавилон, так и от других; и твои любимцы последних веков только на основании таких «кусочков» своими уже совсем «белибердическими» разумами «заваривают» такие «ахинеи», что позавидовал бы наш Архихитрец Люцифер.

Тогда, в Вавилоне, из числа множества учений о «потустороннем» вопросе два из них имели много последователей, причем эти учения одно с другим ничего общего между собой не имели.

Вот эти-то самые два учения с тех пор и начали переходить из рода в род и путать без того уже до этого перепутанное их существенское «здравое-мышление».

Хотя во время перехода от поколения к поколению детали обоих этих учений изменялись, но имеющаяся в них основная мысль не менялась и дошла даже до современности.

Одно из этих двух имевших тогда в Вавилоне много последователей учений было из числа как раз «атеистических-учений», а другое – «дуалистических», следовательно, в одном доказывалось, что в них имеется эта самая «душа», а в другом доказывалось совершенно обратное, именно, что в них нет никакой «души».

В «дуалистическом» или «идеалистическом» учении говорилось, что в грубом теле существа-человека имеется тонкое и невидимое тело, которое и есть «душа».

Это тонкое тело человека – бессмертное, т.е. никогда не уничтожается.

Дальше говорилось, что это «тонкое-тело», а именно «душа», должно нести соответствующую расплату за всякие, как вольные, так и невольные действия «физического-тела», и что всякий человек уже при рождении состоит из этих двух тел, именно из «физического-тела» и «души».

Дальше еще говорилось, что как только человек рождается, сразу на его плечи садятся два невидимых «духа».

На правое его плечо садится «дух-добра», который называется «Ангел», а на левое плечо – другой дух, «дух-зла», называющийся «Дьявол».

С первого же дня эти духи, «дух-добра» и «дух-зла», начинают записывать в своих «записных-книжках» все проявления данного человека, причем дух сидящий на правом плече записывает все так называемые «хорошие-проявления», или «хорошие-поступки», а дух сидящий на левом плече – «плохие».

В обязанность этих двух духов входит внушать и заставлять человека делать побольше таких проявлений, которые в его ведении.

Дух с правой стороны всегда старается, чтобы человек воздерживался от «делания» поступков, находящихся в ведении противоположного духа, и делал бы побольше поступков, которые в его ведении.

Дух же с левой стороны делал то же самое, но наоборот.

В этом оригинальном учении дальше говорилось, что эти два «духа-конкурента» всегда между собой в борьбе и каждый «лезет-из-кожи», чтобы человек делал больше таких поступков, которыми он руководит.

Когда человек умирает, эти духи оставляют его «физическое-тело» на Земле, а его «душу» берут к «Богу», который существует где-то там, «на небесах».

Там, «на небесах», этот «Бог» сидит, окруженный своими преданными Архангелами и Ангелами, и перед ним висят «весы».

По обеим сторонам «весов» стоят дежурные «духи». С правой стороны стоят дежурные духи, так называемые служители «Рая», которые и есть Ангелы, а с левой стороны – служители «Ада», а такими являются «Дьяволы».

Духи, сидящие при жизни человека на плечах его, после смерти данного человека, «душу» его «приводят» к «Богу», и тогда «Бог» берет из их рук «записные-книжки», в которых сделаны заметки относительно всех его поступков, и кладет их на «чаши» весов.

На правую «чашу» он кладет «записную-книжку» Ангела, а на левую «чашу» – «записную-книжку» Дьявола; смотря по тому, какая чаша весов перетянет, «Бог» приказывает стоящим с данной стороны дежурным духам взять эту «душу» в свое ведение.

В ведении дежурных духов, стоящих с правой стороны, находится как раз то место, которое называется «Рай».

Это место неописуемой красоты и велелепия. В этом «Раю» изобилие дивных фруктов и бесчисленное множество ароматных цветов.

Там в воздухе постоянно раздаются очаровывающие звуки херувимского пения и серафимской музыки. Кроме всего этого, было перечислено еще очень много такого, внешние действия чего, согласно сделавшимся ненормально присущим восприятиям и осознаниям трехцентровых существ этой странной планеты, могут вызвать в них, как они называют, «большое-удовольствие», т.е. удовлетворение тех образовавшихся в их общем наличии потребностей, которые вообще недостойны иметься в трехцентровых существах и совокупность которых и вытеснила из их наличия все без исключения, что было вложено нашим ОБЩИМ ОТЦОМ, и каким данным абсолютно необходимо иметься во всяком трехмозгном существе.

В ведении же дежурных духов стоящих с левой стороны весов, а именно дьяволов, согласно этому вавилонскому учению, находится так называемый «Ад».

Относительно «Ада» говорилось, что это такое место, где нет никакой растительности и всегда царит невероятная жара и нет ни капли воды.

В этом «Аду» постоянно раздаются звуки ужасающей «какофонии» и бесящая каждого оскорбительная «брань».

Там всюду стоят всевозможные инквизиционные орудия, начиная от орудий для «колесования» и кончая орудием для «рубки-тела» и механического засыпания этих мест солью и т.п. в этом духе.

В этом вавилонском «идеалистическом» учении очень обстоятельно объяснялось, что для того, чтобы «душа» человека попала в такой «Рай», человек там, на Земле, должен всегда стараться дать больше материала для «записной-книжки» сидящего на его правом плече духа-Ангела.

В противном случае много материала будет иметь для своих записок дух, сидящий на левом плече, и тогда «душа» такого человека непременно попадает в этот самый ужасный «Ад».

Здесь Хассин не удержался и вдруг перебил Вельзевула следующими словами:

– А какие свои проявления они считают хорошими и какие плохими?

Вельзевул посмотрел на своего внука очень странным взглядом и, покачивая головой, сказал следующее:

– Относительно того, какие существенские проявления считаются там хорошими и какие плохими, на твоей планете, начиная с самых древних времен и до настоящего периода, передаваясь из поколения в поколение, существовали два самостоятельных, один с другим ничего общего не имеющих понимания.

Первое из этих понятий существует там и переходит от одного поколения в другое среди таких тамошних трехмозгных существ, какими являлись еще на материке Атлантида члены научного общества Ахлдан и какими через несколько веков после второй «тренсапальной-пертурбации» стали опять делаться, хотя и в другом роде, тамошние существа, в основе своего общего наличия начавшие приобретать почти то же самое и которые назывались «посвященными».

Сказанное первое понятие существует там под следующей формулировкой:

«Всякий поступок человека, в объективном смысле хорош, если он делается по совести, и всякий поступок плох, если от него в будущем будет испытываться угрызение совести».

А второе понятие возникло там вскоре после «благоразумной-выдумки» великого царя Конюциона и, передаваясь из поколения в поколение через обыкновенных тамошних существ, стало постепенно распространяться почти по всей планете под наименованием «мораль».

Здесь будет очень интересно отметить касательно одной особенности этой тамошней «морали», которая начала прививаться к ней с самого начала ее возникновения и в конце концов стала ей присущей.

В чем именно заключается сказанная особенность этой земной «морали», ты легко можешь себе представить и понять, если сказать тебе, что она как внутри себя, так и вне себя приобрела точно такое свойство, какое «уник-свойство» имеет существо под наименованием «хамелеон».

Странность же и оригинальность упомянутой особенности тамошней «морали», особенно современной, заключается в том, что функционизация ее автоматически зависима исключительно от аспектов настроения «местного-начальства», аспекты же такого настроения в свою очередь зависимы тоже автоматически от состояния четырех источников действия, существующих там под наименованием «теща», «пищеварение», «Иван Иванович» и «Пети-Мети».

А второе вавилонское учение, которое имело тогда много последователей и, передаваясь из рода в род, тоже дошло и до современных твоих любимцев, было уже из числа тогдашних «атеистических» учений.

В этом учении тогдашними земными «кандидатами на Хаснамусов» вначале «бесшабашно» говорилось, что в мире не существует никакого такого «Бога» и тем более еще какой-то «души» у человека и что поэтому всякие такие-сякие разговоры и рассуждения о «душе» – не что иное, как только бред больных фантазеров.

А дальше доказывалось, что в мире существует только особый закон механики, согласно которому все существующее из одного вида переходит в другой, т.е. результаты, возникшие от каких-либо предыдущих причин, постепенно трансформируются и становятся причинами последующих результатов.

Поэтому и человек – только следствие каких-то предыдущих причин и, в свою очередь, должен в результате служить причиной каких-то последствий.

Дальше говорилось, что всякие, даже реально ощутимые большинством людей, так называемые «сверхъестественные» явления – не что иное, как такие же результаты, вытекающие из сказанного особого закона механики.

Полное схватывание этого закона чистым разумом зависит от постепенного, беспристрастного, всестороннего ознакомления с его многочисленными деталями, могущими открываться чистому разуму пропорционально с самим его развитием.

А что касается разума человека, то это есть только совокупность всех воспринятых им впечатлений, из которых постепенно и возникают в человеке данные для сопоставления выводов и заключений.

И результатом всего этого и получается большая осведомленность о всевозможных, одинаково повторяющихся, окружающих человека, фактах, которые, в свою очередь, в общей организации человека, служат материалом для составления в нем определенных убеждений. Вот из всего этого и оформливается в человеке разум, т.е. его собственная субъективная психика.

Как бы ни говорилось в обоих только что сказанных «учениях» о «душе», и какие бы эти собравшиеся почти со всей планеты тамошние ученые ни уготовили злостные средства для постепенного превращения разума существ своих будущих потомков в настоящую мельницу «белиберды», в объективном смысле это было бы еще полбеды; весь же объективный ужас кроется в том, что от них позже результировалось большое зло не только для их потомства, но, пожалуй, даже для всего существующего.

Дело в том, что когда они во время упомянутого тогдашнего «волнения-умов» в городе Вавилоне своими совместными «мудрованиями» приобрели в своих наличиях, сверх многих уже имевшихся, еще массу новых данных для хаскамусских проявлений и разошлись по домам, они стали всюду, конечно не сознательно, распространять вроде заразо-несущих бацилл все те идеи, совокупность которых в конце концов и уничтожила окончательно последние остатки и даже следы всех результатов от святых трудов Пресвятого Ашиата Шиемаш.

Остатки именно тех святых «сознательно-страдательных» трудов, которые им намеренно были осуществлены в целях создать для них же самих такие специальные внешние условия обычного существенского существования, в каких только и могли постепенно исчезнуть из их наличия злостные последствия свойств органа Кундабуфера и, взамен того постепенно приобрестись те свойства, которым свойственно иметься в наличии всяких трехмозгных существ, каковое наличие представляет из себя точное во всем подобие Мегалокосмоса.

Результатом разных «мудрований» тогда в городе Вавилоне ученых существ Земли из-за вопроса о «душе» было также то, что вскоре после этого пятого моего самоличного пребывания на поверхности этой твоей планеты и этот их очередной «культурный-центр», бесподобный и действительно величественный Вавилон, был до основания, как там говорят, «стерт-с-лица-Земли».

Уничтожен был тогда не только самый город Вавилон, но также и все то, что прежде существовавшими там существами в течение многих их веков было приобретено и достигнуто.

Во имя справедливости мне приходится теперь сказать, что инициатива уничтожения святых трудов Ашиата Шиемаш исходила не от самих этих собравшихся тогда в городе Вавилон ученых Земли, а от выдумки одного очень известного «ученого» существа, существовавшего там же, на материке Азия, за несколько веков до этих вавилонских событий, а именно из-за выдумки того существа, которого звали «Лентрохамсанин», облекшаяся высшая часть которого, вылившись в определенную единицу и усовершенствовавшись разумом до требуемой градации объективной разумности, тоже стала одной из числа тех 313 «Вечных-Хаснамус-Индивидуумов», которые ныне существуют на маленькой планете, носящей название «Расплата».

Про этого Лентрохамсанина я тебе тоже расскажу, ибо сведения, относящиеся к нему, могут для тебя послужить очень хорошими выяснителями для понимания странной психики понравившихся тебе трехмозгных существ, существующих на этой оригинальной, далекой планете.

Но про этого Лентрохамсанина я расскажу тебе после того, как кончу говорить о Пресвятом Ашиата Шиемаш, так как сведения, касающиеся этого ныне уже Препресвятейшего Индивидуума Ашиата Шиемаш и его деятельности, связанной с этой твоей планетой, являются самыми важными и наиболее субстанциальными для понимания тобою странностей психики этих понравившихся тебе трехмозгных существ, водящихся на планете Земля.

 
<<<   Глава 23. Четвертое самоличное пребывание Вельзевула на планете "Земля"   Глава 25. Пресвятой Ашиата Шиемаш, Свыше ниспосланный на Землю   >>>

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру