Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Книги Гурджиева arrow Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку arrow Глава 22. Вельзевул впервые в Тибете
Глава 22. Вельзевул впервые в Тибете

Вследствие того, что предполагаемый мною на этот раз путь был для тамошних трехмозгных существ тех времен еще совсем необычен, и поэтому нельзя было рассчитывать на возможность присоединиться к какому-либо их «каравану», мне пришлось организовать свой собственный караван, и я с того же дня начал готовить и приобретать все для этого требуемое.

Я приобрел тогда несколько десятков четвероногих существ, так называемых «лошадей», «мулов», «ослов», «чамиананских коз» и т.д., и нанял несколько существ из твоих двуногих любимцев для ухода за перечисленными существами и для исполнения требуемой в дороге во время такого рода передвижения полусознательной работы.

После приобретения всего необходимого я в сопровождении Ахуна тронулся в путь.

На этот раз мы проходили по местам еще более оригинальным и с еще более необычайными частями общей природы этой злосчастной планеты; а также на этот раз нам встречались и попадались в сферу нашего зрения намного больше разных форм одномозгных и двухмозгных существ, которых там называют «дикими» и которые в те времена приходили туда из очень отдаленных мест материка Ашхарх, чтобы, как там говорят, – «охотиться» для добывания своей первой существенской пищи.

Упомянутые «дикие» существа были в тот период особенно «опасны» для тамошних трехмозгных существ и для тех форм четвероногих существ, которые твои любимцы со свойственной им «хитростью» тогда уже сумели превратить в своих рабов, принуждая их трудиться исключительно в целях удовлетворения своих эгоистических потребностей.

Особенно же опасны тамошние упомянутые «дикие» существа были тогда потому, что как раз в тот период в наличии таких диких существ окристаллизовывалась та особая функция, которая в них возникла тоже благодаря ненормально установившимся условиям существенского существования тамошних трехмозгных существ, и про какую особую функцию я, в свое время, объясню тебе подробно.

Места, по которым на этот раз шла наша дорога, были в тот период почти недоступны для тогдашних трехмозгных существ, главным образом из-за таких диких существ.

Трехмозгным существам в те времена по этим местностям возможно еще было проходить только, как они говорят, «днем», т.е. когда в атмосфере их планеты с активным элементом Окиданох происходит процесс «Аиеиоиуоа».

Днем они могли проходить, потому что почти все эти дикие земные существа в это время «крентонального» положения их планеты в отношении их солнца находятся в существенском состоянии так называемого «сна», т.е. в состоянии автоматического вырабатывания в их наличии той энергии, которая необходима для обычного их существенского существования, и какое вырабатывание энергии у них происходит именно в это время; это же самое в тамошних трехцентровых существах вырабатывается наоборот только тогда, когда упомянутое священное свойство в атмосфере не происходит, и какое время суток они называют «ночь».

И вот, мой мальчик, по сказанной причине твоим любимцам в те времена возможно было по этим местностям проходить, как я уже сказал, только «днем», «ночью» же требовались очень большая бдительность и применение всевозможных искусственных прикрытий для защиты от этих диких существ как самих себя, так и своего «Добра».

В период упомянутого «крентонального» положения планеты Земля, эти тамошние дикие существа совершенно бодрствуют и употребляют свою первую существенскую пищу. А так как в тот период они были уже приспособлены употреблять для этой цели почти одни только планетные тела возникающих на их планете слабых существ других форм, то они в это время суток всегда и стремились завладеть каким-либо таким существом, чтобы использовать его планетное тело для удовлетворения этой своей потребности.

Эти тамошние дикие существа, особенно самые мелкие из них, в тот период уже были, конечно тоже благодаря существующим на этой твоей планете ненормально установившимся условиям обычного существенского существования трехмозгных существ, до идеала усовершенствованы в смысле как сообразительности, так и хитрости, вследствие чего, во время этого второго нашего пути нам и особенно нашим рабочим в их полусознательной работе приходилось быть по ночам чрезвычайно внимательными и бдительными, чтобы уберечь как себя и четвероногих рабочих существ, так и нашу провизию.

По ночам вокруг нашей стоянки обыкновенно образовывалось целое «сборище» этих диких существ, приходивших сюда поживиться чем-нибудь подходящим для первой их пищи; это «сборище» напоминало «сборища» твоих любимцев во время, так называемой, «котировки» их «биржевых бумаг» или «выборов» ими своих представителей в какое-либо из обществ, в целях совместного, якобы, изыскания средств для благополучного существования подобных им существ всех без различия тамошних пресловутых каст.

Хотя мы всю ночь жгли костры, пылавшие большим огнем и очень устрашающе действовавшие на этих диких существ, и хотя наши двуногие рабочие, несмотря на запрещение, с помощью так называемых отравленных стрел «кильнапара» уничтожали тех из этих существ, которые слишком близко подходили к нашей стоянке, не было все же ни одной ночи, чтобы разные тамошние, так называемые, «львы», «тигры» или «гиены» не уносили одного или нескольких наших четвероногих существ, и их число вследствие этого с каждым днем уменьшалось.

Эта обратная дорога к морю Благодать, правда, отняла у нас, мой мальчик, намного больше времени, чем та, по которой мы шли к Жемчании, но все увиденное и услышанное нами тогда касательно странности психики твоих любимцев во время прохождения по тем местам вполне оправдало потраченное нами лишнее время.

В сказанных условиях мы шли больше их «месяца» и, наконец, случайно наткнулись на небольшое поселение трехмозгных существ, которые, как после выяснилось, только недавно переселились туда из Жемчании.

Поселение это называлось «Синкраторца», а когда впоследствии вся эта местность заселилась и это самое место стало главным пунктом всех существ этого района, то и вся эта страна стала называться этим именем.

Позже наименование этой местности несколько раз менялось, а в настоящее время она называется «Тибет».

Так как эта случайная встреча с упомянутыми существами совпала со временем наступления ночи, мы попросили у них, как там говорится, «ночлега».

Когда они разрешили нам ночевать за их ограждениями, мы очень обрадовались предстоящей спокойной ночи, так как мы все, действительно, очень устали от постоянной борьбы с дикими существами и для нас, особенно для наших двуногих работников, было уже очень необходимо хотя бы одну ночь провести в спокойствии.

Во время вечернего разговора с этими приютившими нас поселенцами выяснилось, что они принадлежали к секте, известной тогда в Жемчании под наименованием «Самоукротители», образовавшейся из числа последователей как раз той религии, которая, как я тебе уже сказал, была якобы основана на прямых указаниях святого Будды.

Здесь не мешает, кстати, отметить, что у существ этой планеты есть еще одна особенность, которая тоже давно уже стала свойственной только им и состоит в том, что как только у них возникает какая-нибудь общая «хаватвернони» или «религия», ее последователи сейчас же начинают разделяться на разные партии, каждая из которых очень скоро и создает свою самостоятельную, обособленную, так называемую «секту».

Специфическая курьезность такой их особенности заключается в том, что те, которые принадлежат к какой-нибудь такой секте, сами себя «сектантами» не называют, так как они считают такое название оскорбительным; «сектантами» их называют только существа, к их секте не принадлежащие.

Последователи какой-либо секты для прочих существ там являются сектантами только до тех пор, пока у них нет «пушек» и «пароходов», а как только они приобретают достаточное число таковых, своеобразное сектанство их сразу делается господствующей религией.

Существа как этого поселения, так и многих других местностей Жемчании стали сектантами, отделившись как раз от той религии, учение которой, как я тебе уже сказал, я изучал там детально и которая впоследствии стала называться «Буддизм».

Эти сектанты, именовавшие себя «Самоукротители», возникли на почве исковерканного понимания буддийской религии, которая, как я тебе уже сказал, была ими истолкована как «страдание-в-уединении».

Вот для того, чтобы без всякой помехи со стороны других себе подобных производить над собою упомянутое пресловутое «страдание», эти существа, у которых мы ночевали, и забрались так далеко от своих.

Так как, мой мальчик, все, касающееся последователей этой секты, узнанное мною в ту ночь и виденное на другой, день, произвело на меня тогда такое удручающее впечатление, что я в течение очень многих их веков не мог вспоминать обо всем этом, как говорится, «без содрогания» – пока я, значительно уже позже, не уяснил себе с полной ясностью всех причин странностей психики этих твоих любимцев – я теперь и хочу рассказать относительно всего мною виденного и узнанного более подробно.

Главарями этой новой секты буддийской религии, как я это тогда выяснил во время ночного разговора, было еще там, в Жемчании, до переселения последователей секты в это уединенное место, выдумано «страдание» особой формы. А именно, ими было решено уединиться в какое-нибудь трудно доступное место, чтобы другие им подобные существа, не принадлежащие к их секте и не посвященные в ее «тайну», не мешали им производить над собою это самое, ими выдуманное, особой формы «страдание».

Когда после долгих исканий они, наконец, нашли это самое почти недоступное для обыкновенных их земляков место, куда и мы случайно попали, очень подходящим для такой их цели, будучи уже солидно сорганизованы и материально обеспечены, они с большими трудностями переселились туда, вместе со своими семьями, и впервые назвали его тогда, как я тебе уже сказал, «Синкраторца».

Вначале, пока они устраивались там, на новом месте, они между собой более или менее еще ладили; но когда они принялись на деле осуществлять выдуманное ими особой формы «страдание», семьи их, и в особенности их жены, узнав, в чем заключается эта особая форма страдания, восстали против этого и подняли большой скандал, в результате чего в среде их произошел раскол.

Упомянутый раскол между ними произошел незадолго до нашей случайной с ними встречи, и в то время, когда мы попали в этот «Синкраторца», они начали уже понемногу переселяться в другие, вновь найденные ими места, еще больше подходящие для обособленного существования.

Для ясного понимания дальнейшего, тебе надо знать об основной причине раскола между этими сектантами.

Оказалось, что главари этой секты еще в Жемчании заключили между собою условие уйти совсем из среды подобных себе существ и, ни перед чем не останавливаясь, добиться освобождения себя от последствий свойств того органа, про который говорил Божественный Учитель, святой Будда.

В условие их входило, что они будут существовать известным образом до окончательного планетного их уничтожения или, как они говорят, до самой их смерти, чтобы такой особой формой существования очистить свою, как они говорили, «душу» от всяких посторонних наслоений, полученных ею из-за того органа Кундабуфера, который, как сказал святой Будда, имели их предки, и, освободившись от этих последствий, тем самым приобрести возможность, как сказал Божественный Учитель, опять слиться с Всеобъемлющей Святой Праной.

Когда же, как я уже сказал, они после своего устройства приступили к осуществлению на деле такого выдуманного ими «страдания» особой формы, и жены их, узнавши самую суть этого страдания, подняли скандал, то многие из них, попав под влияние своих жен, отказались выполнить взятые ими на себя еще в Жемчании обязательства и в результате они разделились тогда на две самостоятельные партии.

С этих пор эти сектанты, именовавшиеся раньше «Самоукротители», начали уже иметь разные наименования, а именно, те из Самоукротителей, которые остались верными взятым на себя обязательствам, стали называться «Ортодоксхайдураки», а другие, отказавшиеся от некоторых взятых на себя на родине обязательств, стали называться «Катошкихайдураки».

Ко времени нашего прибытия в Синкраторца те из сектантов, которые стали именоваться «Ортодоксхайдураки», имели не очень далеко от этого их первоначального поселения свой хорошо организованный, так называемый, «монастырь», в котором уже происходило полностью упомянутое особой формы «страдание».

Когда мы на другой день после спокойно проведенной ночи стали продолжать наш путь, мы проходили совсем близко от этого монастыря сектантов буддийской религии толка «Ортодоксхайдураки».

И так как в это время дня мы имели обыкновение делать привал для кормления наших четвероногих рабочих, то потому попросили монахов позволить сделать нам требуемый привал под прикрытием их монастыря.

Как это ни странно и небывало, но тамошние существа, носящие название «монахи», нам в такой в объективном смысле справедливой просьбе на этот раз не отказали и сразу без всякого, ставшего для тамошних монахов всех веков и всех толков свойственного «куражения» и «оссвонорования», это нам позволили. Таким образом мы неожиданно и попали тогда в самый центр сферы тайны этого толка, какую сферу существа планеты Земля с самого начала их возникновения очень наловчились, нет да нет, изолировывать от наблюдения даже Индивидуумов с чистым разумом.

Другими словами, они наловчились «намудровывать» что-либо, делать из этого, как они говорят, «тайну» и эту свою «тайну» так окутывать от других всякими способами, что даже существа с чистым разумом не могут разоблачить эти их «сокровенные тайны».

Монастырь секты «Ортодоксхайдураков» буддийской религии занимал большую площадь, с крепко сколоченным огораживанием, защищавшим все внутри имевшееся как от им подобных, так и от диких существ.

В середине этой громадной огороженной площади стояла большая тоже крепко сколоченная постройка, которая и была главной частью монастыря.

В одной половине этой большой постройки происходило их обычное существенское существование, а в другой они производили те свои особые манипуляции, которые и были особенностью формы верования последователей их секты и для других являлись тайной.

Кругом внешней ограды, с внутренней ее стороны, стояли в ряд крепко заколоченные, одно к другому близко прилегающие, маленькие отделения, подобия «келий».

Вот эти самые «келии» и являлись тем, что представляло собой разницу между этим монастырем и вообще другими монастырями планеты Земля.

Эти будкообразные сооружения были со всех сторон совершенно заколочены и только в нижней их части имелось по одному очень небольшому отверстию, через которое с большим трудом можно было просунуть кисть руки.

Служили же эти будкообразные крепкие сооружения для того, чтобы навсегда замуровывать в них уже «заслуженных» существ этой секты, которые должны были заниматься в них известной манипуляцией над своими, как они называют, «чувствами» и «мыслями» до окончательного уничтожения их планетного существования.

Вот, когда про это самое узнали жены «сектантов-Самоукротителей», они и подняли упомянутый большой «бунт».

В основном религиозном учении этой секты имелось полное разъяснение, сколько времени и какие именно манипуляции следует производить над собой, чтобы в результате заслужить быть замурованным в одной из этих, крепко заколоченных «келий», получая раз в сутки кусок хлеба и небольшой кувшин воды.

Когда мы попали в ограду этого ужасного монастыря, все такие чудовищные «келии» его были уже заняты. Ухаживание за замурованными, т.е. всовывание раз в сутки через упомянутые небольшие отверстия куска хлеба и маленького кувшина воды, с большим благоговением выполняли сектанты-кандидаты на такое же замурование, которые в ожидании своей очереди существовали пока в сказанном большом помещении, расположенном в середине монастырского участка.

Замурованные твои любимцы существовали в сказанных чудовищных склепах действительно до тех пор, пока такое их полное лишений, полуголодное, неподвижное существование совершенно не прекращалось.

Когда товарищи замурованных узнавали о прекращении существования кого-нибудь из них, планетное тело умершего извлекалось из импровизированного склепа и тут же, на место самоуничтожившегося таким способом существа, замуровывался другой, такой же злосчастный фанатик такого их злостного религиозного учения; а ряды этих несчастных «фанатиков-монахов» заполнялись другими членами этой оригинальной секты, постепенно прибывавшими из Жемчании.

В Жемчании все последователи этой секты уже знали о существовании такого специального «удобного» места для осуществления последнего аккорда их «религиозного-учения», базировавшегося якобы на «точных» указаниях святого Будды, и во всех больших пунктах имелись даже так называемые «агенты», которые помогали им попадать туда.

Отдохнув и накормив наших двуногих и четвероногих рабочих, мы уехали из этого печального места жертв того злосчастного органа, который, по соображениям некоторых Высочайших Космических Индивидуумов, почему-то непременно потребовалось тогда привить в наличие первых трехмозгных существ этой злосчастной планеты...

Э-э-э!.. мой мальчик, уезжали мы оттуда, как ты себе можешь ясно представить, нельзя сказать, чтобы с приятными ощущениями и веселыми мыслями.

Продолжая наш путь по направлению к морю Благодать, мы проходили опять мимо очень разнообразных форм твердынных выступов, тоже с конгломератами впланетных минералов, но только выступивших на поверхность планеты из еще более, пожалуй, глубоких недр ее.

Здесь, кстати, не мешает сказать относительно одного констатированного мною позже в высшей степени странного факта, тесно связанного с той самой частью поверхности твоей планеты, которая ныне именуется «Тибет».

Дело в том, что в тот период, когда я впервые проходил по Тибету, имевшиеся на нем выступы хотя тоже необычайно превышали поверхность Земли, но они не особенно отличались от подобных же выступов, имевшихся как на других материках, так и на этом самом материке Ашхарх или Азия, частью которой является и Тибет.

А когда во время моего шестого и последнего персонального пребывания на планете Земля мне пришлось проходить опять по этим мне уже хорошо памятным местам, то я тогда и констатировал, что за эти какие-нибудь несколько десятков их веков вся эта местность так выступила из планеты, что никакие выступы других материков не могут быть с ним даже и сравнимы.

Та, например, главная полоса этой возвышенной местности, через которую мы тогда проходили, а именно полоса возвышений, которую тамошние существа называют «горные-цепи», за это время так выступила из планеты, что некоторые ее выступы в настоящее время являются самыми высокими из всех ненормальных выступов этой «безрезультатно-многострадальной» планеты, и если подняться на них, то, пожалуй, через посредство Тескуано можно будет «ясно видеть» чуть ли не противоположную сторону этой оригинальной планеты.

Когда я впервые констатировал и такое странное явление, происходящее с этой твоей до феноменальности оригинальной планетой, я сразу подумал, что по всей вероятности и такой факт в будущем станет зачатием для возникновения какого-нибудь несчастья в большом общекосмическом масштабе.

Это мое первоначальное опасение стало очень скоро во мне все больше и больше усиливаться после того, как я относительно этого ненормального явления в одной из рубрик заведенной мною статистики начал отмечать за период каждого десятилетия какое и когда земное «плането-вздрагивание» происходило в зависимости от этих чрезмерно высоких тибетских выступов.

Хотя «планетовздрагивания» или «землетрясения» с этой твоей планетой часто происходят и от других внутрипланетных в ней дисгармоний, возникших от двух упомянутых больших «тренсапальных-пертурбаций», о причинах которых я тебе как-нибудь тоже объясню, но большинство тамошних «планетотрясений», особенно за последние века, происходят все же исключительно из-за этих чрезмерных выступов.

Они происходят вследствие того, что из-за этих чрезмерных выступов и атмосфера этой планеты приобрела и продолжает приобретать в своем наличии такие же чрезмерные выступы, т.е. так называемая «пластегоклорная-окружность» атмосферы планеты Земля в некоторых местах приобрела и продолжает приобретать излишне выступающее материализованное наличие для так называемого «взаимного-слития-результатов-всех-планет-данной-системы», и потому во время движения этой планеты ее атмосфера в процессе, так называемой, «общесистемной-гармонии» начала в некоторые периоды как бы «зацеплять» атмосферы других планет или комет этой же системы.

И вот благодаря таким «цепляниям» и происходит в соответствующих местах общего наличия этой твоей планеты сказанное «планетовздрагивание» или «трясение».

Тебе следует также объяснить о том, что происхождение от такой причины «планетовздрагиваний» в той или иной области общего наличия планеты зависит от того, какое положение в процессе «общесистемного-гармонического-движения» имеет сама планета по отношению других сосредоточений, принадлежащих к данной системе.

Как бы там ни было, но если такой ненормальный рост тибетских гор будет и впредь так же продолжаться, то рано ли, поздно ли, большой катастрофы общекосмического масштаба не избежать...

Впрочем, когда предполагаемая мною угроза уже станет явной, то высочайшие пресвятейшие космические Индивидуумы без сомнения и относительно этого примут в свое время соответствующие меры.

– Позвольте, позвольте, ваше Высокопреподобие! – так прервал Вельзевула Ахун и скороговоркой сказал следующее:

– Позвольте доложить вам, ваше Высокопреподобие, случайно узнанные мною сведения, касающиеся как раз роста этих самых тибетских гор, о которых вы только что изволили говорить.

Дело в том, – продолжал Ахун, – что перед самым нашим отлетом с планеты Каратаз я имел счастье встретиться с Архангелом Вилоуаром, правителем нашей солнечной системы, и Его Велелепие изволил узнать меня и говорить со мною.

Помните, ваше Высокопреподобие, когда мы существовали на планете «Зернакур», Его Велелепие Архангел Вилоуар был еще обыкновенным ангелом и часто захаживал к нам.

И вот, когда Его Велелепие во время разговора со мною услышал название той солнечной системы, куда мы были сосланы, он сказал мне, что на последнем препревысочайшем, препресвятейшем приеме окончательно вернувшихся обратно Космических Результатов, некий Индивидуум, святой Лама, имел счастье в присутствии всех высочайших Индивидуумов положить лично к стопам нашего ЕДИНОБЫТНОГО БЕСКОНЕЧНОГО какую-то просьбу по поводу ненормального роста каких-то выступов какой-то планеты, как раз, кажется, этой солнечной системы, и наш ВСЕМИЛОСТИВЕЙШИЙ БЕСКОНЕЧНЫЙ, приняв эту просьбу, тут же повелел отправить в эту солнечную систему Архангела Луизоса, чтобы он, как уже бывавший в этой системе, там, на месте, выяснил причины сказанных выступов и принял бы соответствующие меры.

Вот почему в настоящее время Его Сообразность Архангел Луизос спешно заканчивает свои текущие дела, чтобы отправиться туда.

–Так, так, дорогой Ахун, – сказал на это Вельзевул и добавил:

– Спасибо тебе за эти сведения, слава нашему ТВОРЦУ! Только что сказанное тобой будет по всей вероятности содействовать уничтожению в моем наличии беспокойства, возникшего с тех пор, когда я впервые констатировал ненормальный рост упомянутых тибетских гор, а именно беспокойства относительно совершенного исчезновения из нашей Вселенной вместе с этой планетой дорогой мне памяти о нашем без конца чтимом, над всеми мудрецами мудром, Молла Наср-Эддине.

Сказав это и придав своему лицу обычное выражение, Вельзевул продолжал так:

– По этой местности, которая в настоящее время называется «Тибет», мы продолжали тогда свой путь со всевозможными трудностями и наконец пришли к истокам реки, называвшейся Керия-Чи, спустя несколько дней поплыли по ее течению к морю Благодать и как раз попали к нашему судну Оказия.

Хотя после этого моего третьего спуска на твою планету Земля я долгое время «персонально» и не бывал на ней, но все же от времени до времени внимательно наблюдал за этими твоими любимцами через мой большой Тескуано.

А не пришлось мне долгое время лично бывать на ней по следующей причине.

Когда мы вернулись на планету Марс, я вскорости заинтересовался там одной работой, которую трехмозгные существа планеты Марс в тот именно период начали производить на поверхности своей планеты.

Чтобы тебе ясно понять, какой тамошней работой я заинтересовался, тебе необходимо прежде всего знать, что планета Марс, принадлежа к системе Орс, является для нее в трансформации космических веществ так называемым «Мднелаутным-звеном», вследствие чего она имеет так называемую «Кескестасентную-твердынную-поверхность», т.е. одна половина ее поверхности состоит из твердынного наличия, а другая – из салякуриапной массы или, как бы сказали твои любимцы, одна ее половина представляет сушу, как бы один сплошной материк, а другая половина покрыта водой.

И вот, мой мальчик, ввиду того, что трехмозгные существа планеты Марс для своей первой существенской пищи употребляют исключительно только «просфору» или, как это называют твои любимцы, «хлеб», они для получения такой «просфоры» на твердынной половине своей планеты сеяли всегда так называемую «пшеницу». Такая пшеница требуемую ей для так называемого «эволюционирующего-Джартклома» влагу получала исключительно от так называемой «росы», а потому в результате от одного зерна этой пшеницы получалась только седьмая часть свершительного процесса священного Эптапарапаршинох, т.е. урожай получался, как говорится, «сам-семь».

Но так как такого «размножения» пшеницы им было недостаточно, а для получения ее в большом количестве необходимо было воспользоваться наличием планетной салякуриапы, то тамошние трехцентровые существа с самого начала нашего прибытия туда много толковали о том, чтобы провести эту самую салякуриапу в потребном количестве с противоположной стороны своей планеты на ту ее сторону, на которой происходило существенское их существование.

Когда же они через несколько их годов окончательно порешили этот вопрос и приготовили все в данном случае нужное, они как раз перед самым моим возвращением с планеты Земля и приступили к осуществлению своего решения на деле, т.е. начали для проведения салякуриапы рыть специальные каналы.

Эти работы, мой мальчик, были чрезвычайно сложны, и существа планеты Марс изобрели и продолжали изобретать для выполнения их всевозможные машины и приспособления...

Среди этих изобретенных ими машин и приспособлений было очень много оригинальных и интересных, и я, как всегда, интересуясь всякого рода новыми изобретениями, очень увлекся сказанными работами существ планеты Марс.

Пользуясь любезностью добрых марсиан, я почти все свое время проводил тогда на этих работах и потому в этот период очень редко спускался на другие планеты этой солнечной системы.

Только иногда я улетал для отдыха на планету Сатурн к Горнахуру Хархарху, о котором я тебе уже рассказывал и который сделался за это время моим настоящим сущностным другом; благодаря нему я стал владельцем такого чуда, как мой большой Тескуано, который, как я уже говорил, приближал дальние видимости в семь миллионов двести восемьдесят пять раз.

 
<<<   Глава 21. Первое посещение Вельзевулом Индии   Глава 23. Четвертое самоличное пребывание Вельзевула на планете "Земля"   >>>

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру