Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Книги Гурджиева arrow Всё и вся. Рассказы Вельзевула своему внуку arrow Глава 20. Третий прилет Вельзевула на планету "Земля"
Глава 20. Третий прилет Вельзевула на планету "Земля"

После небольшой паузы, Вельзевул продолжал говорить дальше так:

– На этот раз дома, т.е. на планете Марс, я оставался не долго, лишь столько, сколько было необходимо для свидания и разговоров с новоприбывшими туда существами нашего племени и для отдания некоторых распоряжений общеплеменного характера.

Освободившись от сказанных дел, я спустился опять на твою планету с намерением продолжать добиваться своей цели, а именно, искоренения у этих странных трехцентровых существ их ужасающего обычая делать якобы Божеское дело уничтожением существования существ разносистемных мозгов.

В этот мой третий спуск на Землю наше судно Оказия спустилось не на море Кольхидюс, которое в современности там называют «Каспийское море», а уже на море, называвшееся в тот период «море Благодать».

Мы решили спуститься на это море потому, что на этот раз я хотел попасть в столицу существ второй группы материка Ашхарх, называвшуюся тогда «город Гоб» и находившуюся на юго-восточном берегу этого моря.

В это время и город Гоб был уже большим городом и по всей планете был известен как место производства самых лучших тканей и самых лучших их, так называемых, «драгоценных-украшений».

Город Гоб стоял по обеим сторонам устья впадавшей в «море Благодать» большой реки, называвшейся «Керия-Чи», которая брала свое начало с восточных возвышенностей этой страны.

В «море Благодать» с западной его стороны впадала еще другая большая река, под наименованием «Нария-Чи».

По долинам этих двух больших рек, главным образом, и существовали существа второй группы материка Ашхарх.

Если хочешь, милый мальчик, я немного расскажу тебе тоже историю возникновения этой группы существ материка Ашхарх, – спросил Вельзевул Хассина.

– Да, дедушка, да!.. Я тебя буду слушать с большим интересом и великой благодарностью, – ответил его внук.

Тогда Вельзевул начал так:

– За долго долго до того тамошнего периода, к которому будет относиться мой данный рассказ, а именно, за долго до второго большого несчастья с этой злосчастной планетой, когда существовал еще и был в полном расцвете материк Атлантида, какое-то из обыкновенных трехцентровых существ этого материка «выдумало», как выяснили мои позднейшие детальные исследования и изыскания, что толченный рог существа одной особой внешней формы, которого тогда именовали «пирмарал», очень хорошо помогает от всяких, как они говорят, «недугов». Эта его «выдумка» потом разными тогдашними «чудаками» начала сильно распространяться на твоей планете, и постепенно в разумах тогдашних обыкновенных существ скристаллизовался и такой эфемерный руководящий фактор, из каких факторов, кстати сказать, в цельном наличии каждого из твоих любимцев, особенно в современных, вообще образовывается разумность так называемого «бодрственного» существования, каковые факторы главным образом и являются причинами частого изменения складывающихся в них убеждений.

Благодаря такому именно фактору, скристаллизовавшемуся в наличиях трехмозгных существ твоей планеты того периода, вошло в обычай, чтобы каждому, как они говорят, «заболевшему» той или иной болезнью всегда давать глотать этот толченный рог.

Здесь небезынтересно будет отметить, что «пирмаралы» водятся там и в настоящее время, но, так как современные существа принимают их просто за один вид существ, которых они огулом называют «олени», они этих существ специально никак не называют.

И вот, мой мальчик, вследствие того, что ради этих рогов существа материка Атлантида уничтожали очень много «пирмаралов» или оленей, их там вскоре вовсе не стало.

Тогда некоторые из существ этого материка, которые за это время охоту за «пирмаралами» сделали уже своей профессией, начали ездить для такой охоты на другие материки и острова.

Охота эта была очень трудная, и так как для поимки «пирмаралов» требовалось очень много существ-охотников, то поэтому профессионалы-охотники в помощь себе брали всегда всю свою семью.

И вот как-то раз, несколько таких охотничьих семей, соединившись вместе, отправились на охоту за существами «пирмарал» на один очень далекий материк, который назывался тогда «Иранан» и который позже, изменившись благодаря второму несчастью, стал именоваться «материк Ашхарх».

Это и есть тот самый материк, который современные твои любимцы ныне именуют «Азия».

Для последующих моих рассказов относительно этих понравившихся тебе трехмозгных существ, по-моему, будет для тебя очень полезно подчеркнуть здесь то, что во время второго земного несчастья некоторые части материка «Иранан» вошли вследствие разных пертурбаций внутрь планеты и вместо них выявились и присоединились к нему другие твердыни, благодаря чему он значительно изменился и по величине стал почти таким же, каким для планеты Земля до несчастья являлся материк Атлантида.

Итак, мой мальчик, сказанная группа охотников, преследуя как-то раз со своими семьями стадо этих «пирмаралов», попала на берега одного водного пространства, которое впоследствии стало называться «море Благодать».

Как самое это море, так и его благодатные, богатые берега так сильно понравились этой группе охотников, что они не захотели больше возвращаться на материк Атлантида и с тех пор остались существовать там на этих берегах.

В те времена страна эта была действительно так хороша и так «суптанинальна» для обычного существенского существования, что каждому маломальски мыслящему существу она не могла не понравиться.

В тот период на этой «твердынной» части поверхности твоей планеты не только существовали еще во множестве в числе других двухмозгных существ и существа упомянутой внешней формы, именовавшиеся «пирмарал», но вокруг этого водного пространства образовалась богатая растительность со множеством разнообразных «фруктовых деревьев», плоды которых тогда еще служили и для твоих любимцев основным продуктом для их «первой-существенской-пищи».

Там водилось тогда также так много одномозгных и двухмозгных существ, называемых ими «птицы», что когда они летали стаями, то от этого делалось, как твои любимцы говорят, «совершенно-темно».

А упомянутое, находящееся в центре этой страны, водное пространство, называвшееся тогда «море Благодать», изобиловало рыбами в таком количестве, что их можно было ловить, как тоже они говорят, почти «голыми руками».

Что же касается почвы побережья моря Благодать и долин обеих впадавших в него больших рек, то любое место их можно было приспособить для посевов всего, чего угодно.

Короче говоря, климат и все прочее в этой местности охотникам и их семьям тогда так понравились, что никто из них, как я уже сказал, не захотел больше возвращаться обратно на материк Атлантида и с тех пор они остались там и скоро ко всему приспособились и начали существовать и размножаться, как говорится, «припеваючи».

В этом месте моего рассказа надо тебе упомянуть про одно редкое стечение обстоятельств, которое имело позже большие последствия как для первоначальных существ этой второй группы, так и для их поколений самых позднейших времен.

Дело в том, что в период, когда сказанные охотники с материка Атлантида попали к морю Благодать и решили совсем остаться там, на берегах этого же моря уже существовало одно очень в те времена важное существо с материка Атлантида, состоявшее там в секции «Астросоворов» членом такого «научного-общества», каких на планете Земля позже уже не было и, вероятно, не будет.

Это научное общество существовало тогда под наименованием «Ахлдан».

Попал же этот член «Ахлдан» сюда, на берега моря Благодать, по следующей причине.

Перед самым вторым большим несчастьем существовавшие тогда на материке Атлантида настоящие ученые, организаторы этого тамошнего, действительно великого, научного общества Ахлдан, как-то усмотрели, что в природе скоро должно случиться что-то очень серьезное, и начали тогда очень внимательно следить за всякими явлениями природы своего материка; но, как они ни старались, им никак не удавалось узнать, что именно должно случиться.

Немного позже они для той же цели отправили некоторых своих членов на другие материки и острова, чтобы путем таких повсеместных наблюдений все же суметь, может быть, узнать что-нибудь о предстоящем.

Разосланные члены должны были наблюдать не только за явлениями природы планеты Земля, но и за всякими, как они тогда выражались, «небесными-явлениями».

Один из этих членов, а именно упомянутое важное существо, выбрал для своих наблюдений материк «Иранан» и, переселившись туда со своими слугами, обосновался как раз на берегах сказанного водного пространства, позже называвшегося «море Благодать».

Вот этот самый ученый член общества Ахлдан как-то раз случайно встретился на берегах сказанного моря Благодать с некоторыми из упомянутых охотников и, узнав, что они тоже прибыли с материка Атлантида, конечно, очень обрадовался этому и начал иметь общение с ними.

Когда вскоре после этого материк Атлантида вошел внутрь планеты и этому ученому члену Ахлдан уже некуда было возвращаться, он остался существовать вместе с этими охотниками в этой местности, будущей стране «Моралплейси».

Немного позже эта группа охотников выбрала этого ученого, как самого разумного среди них, своим начальником, а еще позже этот член великого общества Ахлдан женился на дочери одного из охотников, по имени Римала, после чего за ним уже совсем закрепилось родоначальство над существами этой второй группы материка Иранан или по-современному – «Азия».

С тех пор прошло много времени.

Существа этой местности планеты Земля тоже рождались и опять уничтожались, и общий уровень психики и этой группы земных существ тем самым менялся, конечно, то к лучшему, то к худшему.

Размножаясь, существа эти постепенно заселяли эту страну все шире и шире, предпочитая все же заселять побережье моря Благодать и долины обеих упомянутых больших впадающих в него рек.

Только намного позже у них образовался центр общего существования на самом, как я уже говорил, юго-восточном берегу моря. Место это было названо ими, как я уже упоминал, «город Гоб», и он сделался главным местом существования для главы или, как они стали впервые называть, «царя» этой второй группы существ материка, который теперь называют «Азия».

Должность такого царя и здесь стала наследственной и эта наследственность начиналась от их первого выбранного начальника, упомянутого ученого члена научного общества Ахлдан.

В тот самый период времени, о котором я начал данный мой рассказ, у существ этой второй группы являлся царем уже внук его правнука, по имени «Конюцион».

Позднейшие мои детальные изыскания и исследования выяснили, что этим самым царем Конюционом была осуществлена в высшей степени мудрая и преблаготворная мера для искоренения ужасающего зла, возникшего среди существ, сделавшихся волею судеб ему подвластными.

Осуществлена же упомянутая мудрейшая и благотворная мера была им по следующему поводу:

Как-то раз этот самый царь Конюцион констатировал, что существа его общественности становятся все менее и менее работоспособными и что среди них небывало увеличиваются скандалы, воровство, насилия и многое другое такое, чего раньше никогда не случалось, а если и случалось, то только в виде совершенно исключительных явлений.

Эти констатирования удивили и в то же время опечалили царя Конюциона, который очень задумался над ними и решил доискаться причины сказанного прискорбного явления.

После долгих наблюдений он уяснил себе, наконец, что эта причина заключается в одной новой привычке существ его общественности, а именно, в привычке жевать семена растения, которое тогда называлось «гюльгюлян» и каковое напланетное образование и в настоящее время возникает на планете Земля и твоими любимцами, считающими себя «образованными», называется «папаверум», а обыкновенными – просто «цветок мака».

Следует непременно заметить при этом, что существа Моралплейси пристрастились тогда жевать только такие семена упомянутого напланетного образования, которые были собраны обязательно в период, так называемого, «доспевания».

При дальнейших своих внимательных наблюдениях и беспристрастних исследованиях, царь Конюцион ясно понял, что в этих семенах содержится «нечто» такое, что способно совершенно менять на время все установившиеся привычки психики существ, вводящих в себя это «нечто», так что они начинали видеть, понимать, чувствовать, ощущать и действовать совершенно иначе, чем они за время своего существования привыкли видеть, ощущать, действовать и т.д.

Так, например, ворона кажется им павлином, корыто воды – морем, грубый стук – музыкой, доброжелательность принимается ими за враждебность, оскорбление – за любовь и т.д., и т.д.

Когда царь Конюцион во всем этом ясно убедился, он немедленно разослал повсеместно преданных ему приближенных подданных существ, чтобы его именем строго приказать всем существам его общественности прекратить жевание семян упомянутого растения, причем им было предусмотрено также и наказание и оштрафование невыполнявших этого его приказа.

Благодаря таким его мерам употребление сказанных семян для жевания в стране Моралплейси как будто уменьшилось; но по прошествии очень короткого времени оказалось, что число жевавших уменьшилось только на первый взгляд, в действительности же оно стало еще больше.

Поняв это, мудрый царь Конюцион решил еще строже наказывать тех, которые будут продолжать жевание, и усилил как наблюдение вообще за своими подданными, так и самый надзор за точностью выполнения наказания виновных.

А в городе Гоб он стал сам везде бывать, лично допрашивать виновных и воздействовать на них разнообразными наказаниями, как телесными, так и нравственными.

Несмотря на все это, желательного результата не получилось. Число жевавших возрастало в городе Гоб все больше и больше, и с каждым днем увеличивались также соответствующие донесения и из других мест подвластных ему территорий.

Тогда выяснилось, что число жующих увеличивалось, между прочим, еще и потому, что многие из тогдашних трехмозгных существ, которые ранее никогда не жевали, теперь начинали тоже жевать только из-за так называемого «любопытства», являющегося и поныне одной из особенностей психики трехмозгных существ этой понравившейся тебе планеты, а именно, из желания узнать, как действуют эти семена, жевание которых преследуется и наказывается царем так настойчиво и неуклонно строго.

Кстати, надо подчеркнуть, что, хотя упомянутая особенность психики начала окристаллизовываться в твоих любимцах сразу после гибели Атлантиды, но ни в каких существах прошедших эпох она не функционировала так сильно и выпукло, как теперь в современных тамошних трехмозгных существах, у которых ее имеется, пожалуй, больше, чем волос у «тусука».

Итак, мой мальчик...

Когда, наконец, мудрый царь Конюцион окончательно убедился, что принимаемыми им до этого мерами невозможно искоренить страсть жевания семян «гюльгюлян» и увидел, что результатом его мер была только смерть некоторых наказуемых, он прекратил все до того им предпринимавшееся и начал опять серьезно задумываться над изысканием какого-либо другого действительного средства для уничтожения этого, прискорбного для его общественности, зла.

Как я узнал гораздо позже, – узнал же благодаря одному очень древнему уцелевшему монументу, – великий царь Конюцион заперся тогда у себя в опочивальне, восемнадцать дней ничего не ел и не пил и все время только очень серьезно думал и думал.

Сказанные мои позднейшие изыскания выяснили, что царь Конюцион тогда особенно сильно хотел найти способ искоренения этого зла, так как все дела его общественности становились все хуже и хуже.

Существа, предававшиеся этой страсти, почти переставали работать; поступления так называемых денег в кассу общественности совершенно прекратились и окончательный крах общественности был неминуем.

Тогда мудрый царь в конце концов решил бороться с этим злом косвенным образом, а именно, через слабые струнки психики существ своей общественности. С этой целью он придумал очень оригинальное «религиозное-учение», отвечавшее психике тогдашних существ, и эту свою выдумку всякими имевшимися у него возможностями начал широко распространять среди всех своих подданных.

В этом религиозном учении говорилось, что далеко от этого материка Ашхарх находится большой остров, на котором и пребывает наш «Господин Бог».

Надо тебе сказать, что в те времена никто из обыкновенных земных существ еще не знал, что кроме их планеты Земля существуют еще какие-либо другие космические сосредоточения.

Существа планеты Земля тех времен были даже уверены, что еле видневшиеся далеко в пространстве «беленькие точки» ничто иное, как рисунок покрывала «мира», т.е. их именно планеты, так как весь «мир», по их тогдашним понятиям, заключался, как я сказал, только в их планете.

Они еще были уверены в том, что это «покрывало» держится в виде «балдахина» на особых столбах, концы которых упираются в их планету.

В остроумно-оригинальном «религиозном-учении» мудрого царя Конюциона говорилось, что «Господин Бог» к нашим душам намеренно приделал те органы и члены, которые мы теперь имеем, чтобы они защищали нас от окружающего и давали бы нам возможность хорошо и с пользой служить, как лично Ему самому, так и «душам», уже взятым на Его остров.

Когда же мы умираем и душа наша освобождается от всех этих специально приданных нам органов и членов, она становится такой, какой должна быть на самом деле, и тогда именно ее сейчас же берут на этот его остров и сообразно тому, как она с добавочными своими частями существовала здесь, на нашем материке Ашхарх, наш «Господин Бог» назначает ей там соответствующее место для дальнейшего ее существования.

Если душа обязанности свои выполняла честно и добросовестно, «Господин Бог» оставляет ее для дальнейшего существования на Своем острове; душу же, которая здесь, на материке Ашхарх, лодырничала, относилась к своим обязанностям лениво и пренебрежительно, словом, существовала только для удовлетворения желаний приданных ей частей, или, наконец, не соблюдала Его заповедей, – такую душу наш «Господин Бог» отправляет для дальнейшего существования на соседний, меньших размеров остров.

Здесь, на материке Ашхарх, существует много приближенных Ему «духов», которые ходят среди нас под «шапками-невидимками» и благодаря им, невидимо для нас, всегда следят за нами и о всех наших поступках доносят нашему «Господину Богу» или докладывают Ему во время «страшного-суда».

У нас нет никакой возможности скрывать от них не только наши поступки, но и наши помышления.

Еще дальше говорилось, что, подобно нашему материку Ашхарх, и все прочие материки и острова «мира» сотворены нашим «Господином Богом» и теперь существуют тоже исключительно для служения ему самому и для заслуженных «душ», уже обитающих на его острове.

Все материки и острова «мира» являются как бы местом приготовления и складом всего необходимого для этого его острова.

Тот остров, на котором существует сам «Господин Бог» и заслуженные «души», называется «Рай» и существование на нем просто – «лафа»!

На нем все реки – молочные, а берега – кисельные. Никому не нужно там ни трудиться, ни работать. Там имеется все, что только требуется для самого счастливого, беззаботного, блаженного существования, так как все требуемое доставляется туда в большом излишке с нашего и других материков и островов «мира».

Этот остров «Рай» полон красивых и молодых женщин всех племен и рас мира, и любая из них, без всяких разговоров, делается собственностью «души», ее пожелавшей.

На площадях этого великолепного острова имеются всегда горы украшений из разных изделий, начиная с самых блестящих бриллиантов и кончая самой темной бирюзой, и каждая «душа», тоже без всяких препятствий, может брать все, что пожелает.

А на других площадях этого блаженного острова насыпаны горы особо приготовленных сластей из «маковой» и «конопляной» эссенции, и каждая «душа» может брать и их сколько ей угодно во всякое время дня и ночи.

Там нет никаких болезней, а также, конечно, никаких «вшей» и «блох», которые здесь никому из нас не дают покоя и отравляют все наше существование.

А другой, поменьше остров, на который наш «Господин Бог» отправляет для дальнейшего существования те души, чьи временно наращенные здесь материальные части лодырничали и не существовали по его заповедям, называется «Ад».

На этом острове все реки из горючей смолы; весь воздух его пропитан запахом, подобным запаху защищающегося хорька; на каждой площади его сотни страшных существ все время свистят в полицейские свистки; а все имеющееся на нем: «мебель», «ковры», «постели» и т.п. тканы из тонких иголок, остриями наружу.

Каждой душе на этом острове дается в день только по одной очень соленой лепешке, причем там нет ни капли питьевой воды. Имеется там также и многое еще другое в этом роде, чего существа планеты Земля не хотели бы не только испытать на самом деле, но даже и мысленно пережить.

Когда я впервые попал в страну Моралплейси, все трехмозгные существа ее были последователями «религии», построенной на только что упомянутом остроумном «религиозном-учении», и эта «религия» была тогда в полном своем расцвете.

С выдумщиком этого остроумного «религиозного-учения» мудрым царем Конюционом к тому времени уже давно произошло «Священное-Раскуарно», т.е. он давно «умер».

Но выдумка его, опять-таки, конечно, благодаря странности психики твоих любимцев, укоренилась там так сильно, что во всей стране Моралплейси не было ни одного существа, которое сомневалось бы в правильности ее оригинальных истин.

По прибытии в город Гоб, я и здесь с первого же дня начал посещать тамошние «калтааны», называвшиеся уже тогда «чайхана».

Следует заметить, что хотя и здесь, в стране Моралплейси, в тот период процветал обычай жертвоприношения, но процветал он не в таком большом масштабе, как это было на стране Тиклямыш.

В городе Гоб я уже намеренно стал искать соответствующее существо, чтобы завести с ним дружбу по примеру того, как это было в городе Куркаляй.

И я также и здесь скоро нашел такого приятеля, но уже не «жреца» по профессии.

Здешний приятель оказался владельцем одной большой «чайхана». Хотя я с ним был, как там говорят, в очень хороших отношениях, но во мне все же не имелось того странного «родственного-стремления», какое в моей настоящей сущности возникло тогда в отношении жреца Абдила в городе Куркаляй.

Несмотря на то, что я существовал уже в течение целого месяца в городе Гоб, я еще ничего дельного для моей цели не придумал и не предпринял. Мы, т.е. я и всюду меня сопровождавший мой старый слуга Ахун, только ходили по улицам города Гоб, посещая вначале разные чайханы, а позже только чайхану здешнего моего нового приятеля.

За это время я узнал о многих нравах и обычаях существ и этой второй группы, а также о разных тонкостях их религии, и через месяц я решил и здесь достигнуть своей цели через эту их религию.

После серьезного обдумывания, я нашел нужным кое-что добавить к существовавшему там «религиозному-учению», рассчитывая, что сумею, подобно мудрому царю Конюциону, как следует распространить среди них это мое добавление.

Вот тогда я и выдумал, что те духи с «шапками-невидимками», которые, как говорится в учении этой великой религии, следят за нашими поступками и помышлениями, чтобы после доносить о них нашему «Господину Богу», суть никто иные, как существующие среди нас существа других форм.

Это они именно следят за нами и обо всем доносят нашему «Господину Богу».

Между тем мы, люди, не только не оказываем им нужного почитания и почтения, но даже уничтожаем их существование, как для нашего питания, так и для жертвоприношения.

В моих проповедях я особенно подчеркивал, что не только не следует уничтожать в честь «Господина Бога» существование существ других форм, но что, наоборот, надо стараться выслужиться перед ними и молить их, чтобы они не доносили «Господину Богу» хотя бы о тех наших мелких нехороших проявлениях, которые мы совершаем невольно.

Это мое добавление я начал распространять всевозможными способами, конечно, очень осторожно.

Вначале распространение этой моей выдумки я стал делать через упомянутого здешнего нового приятеля, владельца чайханы.

Надо сказать, что его чайхана была по величине почти первою в городе Гоб и очень славилась своей красноватой жидкостью, которую существа планеты Земля очень любят пить.

Поэтому посетителей в ней было всегда множество и она функционировала день и ночь.

Приходили сюда не только обитатели самого города, но и все заезжие со всего Моралплейси.

Я уже скоро наловчился в разговорах уверять в одном и том же как единичных посетителей, так и всех вместе присутствовавших в чайхане.

Сам этот мой новый приятель, содержатель чайханы, так поверил этой моей выдумке, что не находил себе места от раскаяния в своем прошлом.

Он все время волновался и страшно каялся в прежних непочтительных отношениях и в своем обращении с существами разных других форм.

Становясь с каждым днем все более ярым проповедником моей выдумки, он этим самым не только помогал распространению ее у себя в чайхане, но стал даже сам по своей доброй воле посещать другие чайханы города Гоб, чтобы распространять взволновавшую его и всецело им овладевшую истину.

Он проповедывал и на базарных площадях и несколько раз ездил даже специально по так называемым «святым местам», которых в окрестностях города Гоб тогда имелось уже много и которые тоже были учреждены в честь кого-нибудь или в память чего-нибудь.

В этом месте будет кстати очень интересно отметить, что сказания, служащие для возникновения на планете Земля каких-либо святых мест, появляются обыкновенно благодаря каким-нибудь земным существам, так называемым «врунам».

Эта болезнь «вранье» там тоже очень распространена.

На планете Земля врут сознательно и несознательно. Сознательно там врут тогда, когда от этого вранья можно иметь какую-либо личную материальную пользу, а несознательно – тогда, когда заболевают болезнью, которая называется там «истерией».

В городе Гоб, кроме хозяина чайханы, очень скоро начали мне несознательно помогать еще несколько других существ, которые за это время, так же как хозяин чайханы, стали ярыми поклонниками моей выдумки; скоро и все вообще существа этой второй группы азиатских существ начали эту мою выдумку яростно распространять и доказывать друг другу, как выявившуюся вдруг непреложную «истину».

Результатом всего этого было то, что там, в этой стране Моралплейси, действительно, не только уменьшилось жертвоприношение, но начали даже выказывать существам другой формы небывало хорошее отношение.

Очень скоро там начались такие комические курьезы, что мне самому, несмотря на то, что я был автором этой выдумки, очень трудно было не смеяться.

Начались комические курьезы вроде следующих примеров: очень почтенный богатый купец города Гоб едет утром на собственном осле в свою лавку, а по дороге толпа разных существ стаскивает с осла этого почтенного купца и избивает его за то, что тот осмелился сесть на осла, а потом осла, на котором ехал купец, сказанная толпа с низкими поклонами провожает туда, куда он сам пожелает.

Или некий, так называемый «дровосек» везет из леса в город на своих быках дрова для продажи.

Толпа горожан его тоже снимает с арбы и избивает, а потом эта же толпа очень нежно распрягает быков и провожает их тоже туда, куда сами быки пожелают.

А если толпа заставала эту арбу на таком месте города, где она могла мешать обычному движению, то толпа горожан сама тащила арбу на базар и там бросала ее на произвол судьбы.

В городе Гоб, благодаря этой моей выдумке, очень скоро образовались разные совершенно новые обычаи.

Так, например, установилось обыкновение ставить на всех площадях и перекрестках улиц города специальные вместилища, называвшиеся ими «богадельное-корыто», куда по утрам всякий обыватель города Гоб бросал свои лучшие куски провизии для собак и других бродячих существ разных форм, а при восходе солнца, бросать в море Благодать всякую пищу для существ, называющихся «рыбы».

Самым же оригинальным из новых обычаев было не относиться к звукам, издаваемым голосами двухмозгных и одномозгных существ разных форм, равнодушно.

Лишь только бывало услышат они выявление голоса существ какой-либо фopмы, сейчас же они начинают восхвалять имена своих богов в ожидании от них благодати.

Крик ли петуха, лай ли собаки, мяуканье ли кошки, писк ли обезьяны и т.д. – все это всегда их полошило.

Интересно отметить, что в таких случаях они почему-то всегда подымали головы и смотрели вверх, хотя согласно учению их религии предполагалось, что их Бог и помощники Его существуют на одном с ними уровне, а не там, куда они возносили свои взгляды и молитвы.

 В высшей степени забавно было смотреть в эти моменты на их физиономии.

Виноват, ваше Высокопреподобие, – прервал в это время Вельзевула его старый преданный слуга Ахун, с большим тоже интересом слушавший его рассказы.

– Помните, ваше Высокопреподобие, сколько раз мы сами в этом городе Гоб падали на его улицах ниц во время криков существ разных форм?!.

На это замечание Велзевул сказал:

– Конечно, помню дорогой Ахун. Как не помнить таких комических впечатлений!

Дело в том, – продолжал он, обращаясь уже опять к Хассину, – что существа планеты Земля неимоверно горды и обидчивы. Если кто-нибудь не разделяет их взглядов и не соглашается делать то же самое, что делают они, или если кто-либо критикует их проявления, они очень и очень возмущаются и обижаются.

Если при этом данное существо имеет какую-нибудь власть, то он прикажет этого другого, осмелившегося не делать того же самого, что и он, или критиковать его действия, запереть в такое помещение, где обыкновенно бывает очень много так называемых «крыс» и «вшей».

Иногда же обиженный, если он имеет больше физической силы и если его не может увидеть другой власть-имущий, поважнее его и с которым он не в очень хороших отношениях, просто-напросто избивает обидчика как, по выражению нашего мудрого Молла Наср-Эддина, некий Сидор избил однажды свою любимую козу.

Очень хорошо зная и эту сторону их странной психики, я не хотел их обижать и навлекать на себя их гнев, тем более, что во мне всегда было очень сильно осознание, что оскорбление какого бы то ни было религиозного чувства другого является противным всякой морали. Вследствие этого я, существуя среди них, всегда старался делать то же самое, что и они, чтобы не выделяться и этим самым не стать заметным среди них.

Кстати здесь не мешает заметить, что из-за существующих там ненормальных условий обыкновенного существования, у твоих любимцев, трехмозгных существ этой странной планеты Земля, особенно за последние их века, действительно делаются заметными и, следовательно, почитаемыми другими только те именно существа, которые проявляются не так, как проявляется большинство из них, а как-нибудь несуразнее, и чем несуразнее и глупее его проявления, чем подлее и нахальнее выкидываемые им «коленца», тем такое существо становится более заметным и известным и тем большее число существ данного материка и даже прочих материков знают его лично или, по крайней мере, по имени.

И наоборот, порядочное существо, у которого нет несуразных проявлений, как бы добр и разумен он сам по себе ни был, никогда не будет для прочих существ ни известным, ни даже просто заметным.

И вот, мой мальчик, то, о чем с таким злорадством напомнил мне наш Ахун, как раз и касалось развившегося там в городе Гоб обычая придавать значение выявлению голоса существ разных форм и в частности голоса так называемых «ослов», которых тогда в городе Гоб почему-то было очень много.

Существа всех прочих форм этой планеты проявляются голосом в определенное время. Так, например, петух кричит в полночь, а обезьяна – утром, когда она голодна и т.д. Ослы же тамошние орут, когда это им вздумается, и потому голос этого глупого существа можно услышать там во всякое время дня и ночи.

Там установилось, чтобы, как только раздастся звук голоса осла, все услышавшие его сразу падали ниц и возносили молитвы к своему богу и к чтимым ими кумирам; ослы же вообще от природы имеют очень громкий голос, и крик их слышен на большое расстояние.

И вот, когда мы проходили по улицам города Гоб и видели, что при крике осла горожане падали ниц, то мы, чтобы не выделяться от других, тоже падали ниц, и этот-то комический обычай, как я теперь вижу, и послужил в удовольствие нашему старому Ахуну.

Наверно ты, дорогой Хассин, заметил, с каким удовлетворением и удовольствием наш старик после стольких веков ядовито напомнил мне про это мое тогдашнее комическое положение.

Сказав это, Вельзевул с улыбкой продолжал дальше свой начатый рассказ:

– Нечего говорить, что и там, во втором культурном центре трехмозгных существ твоей планеты, водившихся тогда на материке Ашхарх, уничтожение существ других форм для жертвоприношения совсем прекратилось, а если и бывали там единичные случаи, то сами существа этой группы немилосердно расправлялись с виновными.

Когда я таким образом убедился, что и здесь среди второй группы существ материка Ашхарх мне так легко удалось на долгое время искоренить обычай жертвоприношения, я решил отсюда уехать. Но на всякий случай я надумал побывать еще в ближайших больших пунктах, где водились существа этой же второй группы, и выбрал для этого район течения реки «Нария-Чи».

Вскоре после такого решения мы с Ахуном отплыли к устью этой реки, начали плыть вверх по ее течению и убедились во время наших остановок, что в больших пунктах, которые населены были существами этой группы, к ним от существ города Гоб уже перешли те же новые обычаи и те же понятия относительно жертвоприношения уничтожением существования других существ.

Наконец мы прибыли в местечко, называемое «Аргения», которое в те времена считалось самым отдаленным пунктом страны Моралплейси.

И здесь тоже существовало порядочное число существ этой второй азиатской группы, которые занимались главным образом тем, что добывали из природы так называемую «бирюзу».

В местечке Аргения я начал, по обыкновению, посещать разные их чайханы, продолжая и здесь свой образ действия в отношении моей основной цели посещения на этот раз твоей злосчастной планеты, так как туда, ввиду отдаленности этой местности от центра, еще не успели перейти и в достаточной мере распространиться новые взгляды и обычаи их одноплеменников.

 
<<<   Глава 19. Рассказы Вельзевула о своем втором спуске на планету "Земля"   Глава 21. Первое посещение Вельзевулом Индии   >>>

Пожертвования

Вход






Забыли пароль?

Поддержка проекта


Спасибо!!

Гурджиев.ру