Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Библиотека - Книги по главам
Часть VII. Еким-Бей

Я хочу посвятить эту главу воспоминаниям еще об одном моем друге, которого я считаю выдающимся человеком и чья биография, особенно в последние годы, то ли по воле судьбы, то ли в соответствии с законами развития личности, почти в точности повторяла мою собственную. В настоящее время он, с точки зрения обычных людей, находится в добром здравии. Но я считаю, что это относится только к его физическому состоянию. Почему-то принято думать, что люди, принадлежащие к разным национальностям, в наше время, отличающееся обилием межэтнических конфликтов, должны инстинктивно чувствовать друг к другу вражду и даже ненависть. Но несмотря на то, что мы с Еким-беем были воспитаны на различных семейных традициях и исповедовали разные религиозные убеждения, мы с самой первой нашей встречи, произошедшей при необычных обстоятельствах, почувствовали друг к другу симпатию, которая с течением времени переросла в настоящую дружбу. И позднее, испытав на себе все превратности судьбы, мы как два дерева, выросшие из одного корня, всю жизнь относились друг к другу по-братски.

 
Часть VIII. Петр Карпенко

Эта глава посвящена Петру Карпенко, моему другу детства, ставшему впоследствии выдающимся горным инженером, которого теперь уже с нами нет... Может быть, он был удостоен Царствия Небесного!

Я думаю, чтобы дать читателю верное представление о личности Петра Карпенко и представить интересный материал, имеющий познавательную ценность, следует начать эту главу с рассказа о тех обстоятельствах, в которых зарождалась наша дружба и духовная близость, и затем поведать читателю о нескольких интересных событиях, которые происходили с нами в экспедициях, а также трагических обстоятельствах, при которых он погиб.

 
Часть IХ. Профессор Скридлов

С профессором археологии Скридловым, который стал моим другом и единомышленником, я познакомился уже в сознательном возрасте. Он был значительно старше меня и, к моему глубокому горю, бесследно исчез в России в период революционных волнений.

Впервые мы встретились, как я уже упоминал в главе, посвященной князю Юрию Любовецкому, когда профессор нанял меня в качестве гида, знакомясь с окрестностями Каира.

Вскоре после этого я увиделся с ним вновь в Тибете, где мы с Юрием Любовецким закончили нашу первую совместную экспедицию и где профессор Скридлов присоединился к нам, чтобы провести раскопки.

 
Материальный вопрос - часть I

8 апреля 1924 года, в день открытия в Нью-Йорке отделения Института гармонического развития личности друзья и ученики мистера Гурджиева устроили обед в его честь в одном из русских ресторанов.

После обеда большинство присутствующих отправились в апартаменты к миссис Р. на 49-ю улицу. Здесь за кофе, предложенным гостеприимной хозяйкой, и ликером, принесенным доктором Б., беседа продолжалась до утра следующего дня. Мистер Гурджиев общался с собравшимися в основном через переводчиков - мистера Лилианта и мистера Версиловского, отвечая на вопросы, носившие, главным образом, философский характер.

Во время небольшого перерыва, когда мы отдавали должное превосходному спелому арбузу, прибывшему из Буэнос-Айреса, - большой редкости в это время года даже в Нью-Йорке, доктор Б., владелец модного санатория, слывший человеком очень практичным, повернувшись к мистеру Гурджиеву, вдруг спросил: "Не могли бы вы сказать, на какие средства существует ваш Институт и каков его годовой бюджет?"

 
Материальный вопрос - часть II

В Москве, а затем и в Санкт-Петербурге я прочел ряд лекций, которые привлекли внимание ряда представителей интеллигенции и научных кругов, и вскоре число моих учеников и последователей стало расти.

Осуществляя свои планы, я предпринял некоторые шаги, закладывая фундамент моего Института.

Мало-помалу я начал подготавливать все необходимое для воплощения своей давней мечты. Мной был куплен подходящий участок земли, я заказал во многих европейских странах то, что невозможно было приобрести в России, и таким образом обеспечил будущий Институт всем необходимым оборудованием.

 
Вступительное замечание

Хотя этот текст - не более чем фрагментарный и предварительный набросок того, что Г.И.Гурджиев собирался написать для Третьей серии «Жизнь реальна только тогда, когда «Я есть», наша семья считает своим долгом выполнить желание нашего дяди, которое состояло в том, чтобы, как он подчеркивает во введении к этой книге, «поделиться с творениями подобными себе всем, что он узнал о внутреннем мире человека».

Мы считаем, что публикацией этой книги мы выполняем его намерение, выраженное в этом введении, и, кроме того, таким образом удовлетворяем ожидания многих людей, интересующихся его учением.

От имени семьи

ВАЛЕНТИН АНАСТАСЬЕВ

 
Предисловие

«Моя последняя книга, в которой я хочу поделиться с другими созданиями нашего Общего Отца, подобными себе, почти всеми прежде неизвестными тайнами внутреннего мира человека, которые мне удалось случайно узнать».

Гурджиев написал эти слова 6 ноября 1934 года и сразу же начал работу. В следующие несколько месяцев он полностью посвятил себя разработке идей для этой книги.

Затем неожиданно, 2 апреля 1935 года, он совершенно перестал писать.

 
Пролог

Я есть?.. Но куда исчезло то полное ощущение всего себя, прежде всегда бывшее во мне в такие же моменты само-исследования в процессе само-воспоминания...

Неужели эта внутренняя способность была приобретена мной — за счет всех видов само-отрицания и частого самостимулирования—только для того, чтобы теперь, когда ее влияние на мое Бытие стало более необходимым, чем воздух, она должна исчезнуть без следа?

Нет! Этого не может быть!.. Что-то здесь неправильно.

 
Вступление

6 ноября 1934
Ресторан Чайльдс
Колумбус Серкл
Нью-Йорк

В то время, когда я, можно сказать, «вздыхал» и «охал» в последней главе третьей книги второй серии моих писаний, в процессе моего, так сказать, «подсознательного мышления», в моих автоматически текущих мыслях центр тяжести интереса сам собой сконцентрировался на вопросе: как мне нужно начать третью серию книг, запланированную для написания, а именно, ту серию книг, назначение которой, по моему убеждению, было в том, чтобы стать в очень короткий срок, так сказать, «назидательно -инструктивной» для всех созданий Нашего Общего Отца, подобных мне самому; но здесь я должен искренне признаться, что вскоре после того, как я выбрал для себя профессию писателя, как наиболее соответствующую моему неожиданно возникшему физическому состоянию, и когда, параллельно с улучшением моего физического состояния, я ясно понял, что мои личные письменные объяснения принесут огромную пользу большинству современных людей, так же как и будущим поколениям, я решил этой самой серией книг сознательно отплатить Великой Природе за мое появление на свет и существование, главным образом за существование не просто как «обычная жизнь», автоматически выполняющая некое назначение, необходимое для общих надобностей Великой Природы, но больше за существование особенное и сознательное, беспристрастно оценивающее себя и, в дополнение, одаренное способностью всестороннего совершенствования и независимого единства.

 
Первая беседа

проведенная мной 28 ноября 1930 года с свободным входом в собрании всех без исключения последователей моих идей, принадлежащих к упомянутой группе.

Я начал так:

Сегодня и вчера я серьезно размышлял о том, как мне найти такой способ для моих объяснений, всей совокупностью которых я намереваюсь сегодня и на двух или трех последующих встречах донести до вас некоторую информацию, тесно связанную с вашей жизнью, и придать форму и последовательность моему изложению такие, чтобы они могли, в условиях созданных вами, североамериканцами - в смысле большей ненормальности в сравнении с механизмом мышления других людей — помочь нормальному и беспристрастному пониманию вами этой информации.

 
Вторая беседа

проведенная мной в том же месте при намного увеличившемся количестве собравшихся.

В прошлый раз, во второй части моей беседы, я говорил о предположении, кристаллизовавшемся во мне относительно возможных причин возникновения, в результате ложного истолкования моих идей, весьма нежелательной особенности в общей психике людей в различных не связанных друг с другом группах; сегодня я начну свои объяснения на ту же тему, но исключительно в отношении вас, американцев, прежде составлявших и ныне принадлежащих к этой группе людей, также ставших последователями моих идей.

 
Третья беседа

проведенная мной при довольно сильно поредевшем числе собравшихся.

Я начал так:

С той целью, чтобы все мои объяснения, так же как лекции и сообщения различных инструкторов, специально подготовленных для применения моих идей практически в жизни, которых я намереваюсь также с этого года время от времени прикреплять к вашей группе, были продуктивны и давали реальные результаты во время ваших будущих общих собраний и ваших частных встреч и обменов мнениями, другими словами, с той целью, чтобы все ваши разговоры, имеющие отношение к моим идеям, не принимали того характера, какой они принимали до сих пор, а именно, как я недавно назвал их, «встречи для взаимного приятного щекотания», я хочу сегодня, уже на этой, как она может быть названа, «первой встрече на новых принципах», дать вам в качестве, можно сказать, наставления, один совет, который имеет отношение только к вам, американцам, вообще и особенно к тем, кто составляет данную группу, непременное выполнение которого может само по себе, по моему мнению, во вновь созданных условиях, остановить развитие пагубных последствий причин, вызванных ошибками в прошлом.

 
Четвертая беседа

проведенная мной 12 декабря 1930 года, на встрече вновь сформированной группы, на которую снова были допущены члены так называемой группы Ориджа. Зал был заполнен до отказа.

Я хочу перед тем, как начать излагать суть этой моей четвертой беседы, описать, и даже, по возможности, изобразить, несколько событий, которые имели место среди членов этой группы Ориджа после того, как я предложил им подписать ту самую «обязательственную расписку», упомянутую в предыдущей главе.

 
Пятая беседа

в той же группе 19 декабря 1930 года.

Я начал следующим образом:

Перед тем как расспросить вас, по установленному мной обычаю, чтобы лучше ориентироваться при давании дальнейших указаний - как теперь, например, расспрашивая вас о том, каким образом в результате ваших размышлений в «свободное время» в течение прошлой недели вы объяснили для себя и поняли мои указания относительно первого упражнения, которое я рекомендовал на третьей встрече с целью приготовления в вашем бытии «плодородной почвы» для возможности намеренного создания данных для импульсов, священных для человека, - я нахожу необходимым указать вам два других самостоятельных упражнения, которые входили в общую программу основанного мной Института, но принадлежали к совершенно другому ряду упражнений, которые были тогда также для определенной категории учеников одними из, так называемых, «вспомогательных средств» для обретения своего собственного реального Я.

 
Внешний и внутренний мир человека

Хотя предмет, который я хочу осветить текстом этой главы последней книги моих писаний, полностью отсутствует в мышлении современных людей, тем не менее из невежества относительно этого предмета происходит величайшая часть, если не все, недоразумений, имеющих место в процессе нашей общей жизни.

 
Предисловие - "Борьба Магов"

Пожалуй, произведение «Борьба Магов» - это последняя из опубликованных (хотя пока и не изданных) в России книг, в качестве автора которой можно указать великого русского мыслителя Георгия Ивановича Гурджиева.

Впрочем, это не совсем книга; скорее, это отблеск действа, творившегося в нашем Мире в первую половину двадцатого века от Рождества Христова.

Очередной раз перечислять «факты биографии» Георгия Ивановича ни к чему; при желании множество этих противоречивых сведений читатель отыщет самостоятельно. Гораздо интереснее пуститься в путешествие вглубь себя, используя его указания и наблюдения его учеников, чтобы исследовать свой внутренний мир и присоединиться к «экспедициям Искателей Истины».

 
Действие первое

Действие происходит в крупном торговом городе на Востоке.

Рыночная площадь, пересечение множества улиц и переулков; вокруг нее магазины и прилавки со всевозможными товарами – ткани, гончарные изделия, пряности; открытые взору мастерские портных и сапожников.

Справа – ряд прилавков с фруктами; двух- и трехэтажные дома с плоскими крышами и множеством балкончиков – некоторые завешены коврами, другие – стираным бельем.

Слева вдали на крыше чайханы играют дети; две обезьяны карабкаются по карнизам.

За домами видны извилистые улицы, ведущие к домам на склонах гор, мечетям и минаретам, садам, дворцам, христианским церквям, индуистским храмам, пагодам.

Вдали на горе видна башня старой крепости.

 
Действие второе

Просторная комната, похожая на лабораторию или обсерваторию – тут и там полки, на которых стоят колбы, склянки и предметы фантастического вида, по своим очертаниям напоминающие современные приборы, а также пергаментные свитки и книги.

На заднем плане огромное окно, скрытое занавесями. Слева дверь, ведущая во внутреннюю комнату, справа – дверь на улицу.

В правом углу стоят песочные часы. С левой стороны – несколько низеньких столиков, на которых колбы, склянки и открытые книги.

У окна стоит телескоп странной конструкции, а слева на маленьком столике – прибор, похожий на микроскоп.

Справа от окна стоит похожее на трон большое кресло с высокой спинкой, на которой изображен символ эннеаграммы, а слева – небольшое кресло для помощника Мага.

 
Действие третье

Комната с альковом в правом углу, в которой, позади резных колонн, виден фонтан с мраморным основанием.

Слева дверь, ведущая во внутренние покои, сзади еще одна дверь, ведущая в сад.

Комната обставлена в персидско-индийском стиле. Справа, напротив возвышения для музыкантов, миндари – скамьи, покрытые коврами и подушками в несколько рядов. Слева – низенький диванчик, возле него несколько украшенных причудливой резьбой столиков. На одном из них стоит кальян и другие принадлежности для курения, на другом – набор для шербета, на третьем – небольшой гонг, а на четвертом – кувшин и тазик для умывания искусной и дорогой работы.

Джафар расхаживает по комнате. Он без мантии, на голове у него тюбетейка, украшенная драгоценными камнями. Каждое его движение и взгляд показывают, что находится в нетерпеливом ожидании. Время от времени он присаживается на диван и погружается в размышления. Он чувствует, что с ним происходит нечто новое. Он, всегда надменно спокойный и безразличный, теперь взволнован и обеспокоен безделицей, которая прежде даже не привлекла бы его внимания. Последнее время он стал раздражителен, подозрителен и нетерпелив.

 
Действие четвертое

Большая пещера. У задней стены в середине выступ, справа – подъем, ведущий ко входу, слева проход, ведущий внутрь пещеры.

С левой стороны в темной нише подобие печи или очага, в котором ярко горит огонь. На решетке стоит бурлящий котел, из которого время от времени вырываются клубы зеленоватого дыма. Перед очагом сидит лохматое полуголое существо, которое мешает угли трезубцем странной формы и подбрасывает дрова в огонь. Над очагом в нише висит человеческий скелет, а сбоку торчат вилы еще более странной формы. В центре пещеры, ближе к задней стене, стоит большой камень, формой напоминающий трон. Сверху на шесте свисает символ пентаграммы.

К потолку подвешены чучела разных животных: совы, жабы, летучих мышей, а также человеческие и звериные черепа.

Тут и там стоят низенькие столики, на которых разбросаны различные предметы; повсюду в беспорядке валяются колбы, склянки, книги и пергаментные свитки.

По пещере свободно разгуливают черные кошки и ползает огромный удав.

Это школа прославленного Черного Мага.

 
Действие пятое

Когда занавес поднимается, на сцене Белый Маг и все ученики, за исключением Зейнаб.

Маг и его помощник беседуют, наблюдая за учениками, которые, разделившись на группы, делают движения, напоминающие танцевальные.

Вдруг стремительно вбегает Хейла, падает на колени перед Магом и жестами торопливо рассказывает о том, что случилось с Зейнаб.

То, о чем она рассказывает, настолько неожиданно, что сперва Маг едва может понять, о чем вообще идет речь. Он изумлен. В глубоком раздумье он встает и начинает ходить по комнате. Ученики также поражены. Время от времени Маг поворачивается к Хейле, чтобы подробнее расспросить ее о слушившимся. Наконец он принимает решение и, повернувшись к ученикам, предлагает им план. Некоторые из них кивают в знак согласия. Выбрав одного из них, Маг усаживает его на стул, берет за обе руки и смотрит ему в глаза. Видно, что ученик постепенно погружается в сон. Когда его глаза закрываются, Маг делает несколько пассов над его телом, с головы до ног. Ученик погружен в гипнотический сон. Маг задает несколько вопросов спящему. По движению губ видно, что ученик отвечает. Комната погружается в полутьму.

 
Глава I.

Возвращение из Индии. — Война и «поиски чудесного». — Старые мысли. — Вопрос о школах. — Планы дальнейших путешествий. — Восток и Европа. — Заметка, в московской газете. — Лекции об Индии. — Встреча с Гурджиевым. — «Переодетый». — Первая беседа. — Мнение Гурджиева о школах. — Группа Гурджиева. — «Проблески истины». — Дальнейшие встречи и беседы. — Организация московской группы Гурджиева.— Вопрос о плате и средствах для работы. — Вопрос о тайне; обязательства, принимаемые учениками. — Беседа о Востоке. — «Философия», «теория» и «практика». — Как была найдена эта система? — Идеи Гурджиева. — «Человек — это машина», управляемая внешними влияниями. — «Всё случается». — Никто ничего не «делает».— Чтобы «делать», необходимо «быть». — Человек отвечает за свои поступки, а машина — нет. — Нужна ли психология для изучения машины? — Обещание «фактов». — Можно ли прекратить войны? — Беседа: планеты и Луна как живые существа. — «Разум» Солнца и Земли. — «Субъективное» и «объективное» искусство.

 
Глава II.

Петербург в 1915 году. — Гурджиев в Петербурге. — Беседа о группах. — Упоминание об «эзотерической» работе. — «Тюрьма» и «побег из тюрьмы». — Что нужно для побега? — Кто и как может помочь? — Начало встреч в Петербурге. — Вопрос о перевоплощении и будущей жизни. — Как можно достичь бессмертия? — Борьба между «да» и «нет». — Кристаллизация на правильной и ложной основе. — Необходимость жертвы. — Беседы с Гурджиевым и наблюдения. — Продажа ковров и рассказы о коврах. — Что Гурджиев рассказал о себе. — Вопрос о древнем знании: почему оно скрыто? — Ответ Гурджиева. — Знание не скрыто. — Материальность знания и отказ человека от знания, которое ему даётся. — Вопрос о бессмертии. — «Четыре тела» человека. — Пример реторты, наполненной порошкообразными металлами. — Путь факира, путь монаха и путь йогина. — «Четвёртый путь». — Существуют ли культура и цивилизация?

 
Глава III.

Фундаментальные идеи Гурджиева о человеке. — Отсутствие единства. — Множественность «я». — Конструкция человеческой машины. — Психические центры. — Метод Гурджиева для объяснения идей его системы. — Неизбежное повторение. — Что значит эволюция? — Механический прогресс невозможен. — Европейское понимание эволюции человека. — Всеобщая связь в природе. — Человечество и Луна. — Преимущества индивида перед массами. — Необходимо знать человеческую машину. — Отсутствие постоянного «я» у человека. — Роли малых «я». — Человек лишён индивидуальности и воли. — Восточная аллегория: дом и слуги. — «Заместитель управляющего». — Беседы о факире на гвоздях и о буддийской магии.

 
Глава IV.

Общее впечатление от системы Гурджиева. — Взгляд назад. — Одно из фундаментальных положений. — Линия знания и линия бытия. — Бытие на разных уровнях. — Расхождение между линиями знания и бытия. — Что даёт развитие знания без соответствующего изменения бытия? — Что даёт изменение бытия без увеличения знания? — Что значит «понимание»? — Понимание как равнодействующая знания и бытия. — Различие между пониманием и знанием. — Понимание как функция трёх центров. — Почему люди стараются назвать вещи, которых не понимают? — Наш язык. — Почему люди не понимают друг друга? — Слово «человек» и его разнообразные значения. — Язык, принятый в системе. — Семь градаций понятия «человек». — Принцип относительности в системе. — Градации, параллельные градациям человека. — Слово «мир». — Многообразие его значений. — Исследование слова «мир» с точки зрения законов принципа относительности. — Фундаментальный закон вселенной. — Закон трёх принципов или трёх сил. — Необходимость трёх сил для проявления какого-либо феномена. — Третья сила. -- Почему мы не видим третью силу? — Три силы в древних учениях. — Создание миров силой воли Абсолютного. — Цепь миров, или «луч творения». — Число законов в каждом мире.

 
Глава V.

Лекция о «механике вселенной». — Луч творения, его рост из Абсолютного. — Противоречия в научных гипотезах. — Луна: конечный пункт луча творения. — Воля Абсолютного. — Идея чуда. — Наше место в мире. — Луна питается органической жизнью. — Влияние Луны и освобождение от Луны. — Различная «материальность» разных миров. — Мир как мир «вибраций». — Вибрации замедляются пропорционально расстоянию от Абсолютного. — Семь родов материи. — Четыре тела человека и их отношение к разным мирам. — Где находится Земля? — Три силы и космические свойства материи. — Атомы сложных веществ. — Определение материи в соответствии с проявляющимися через неё силами. — «Углерод», «кислород», «азот» и «водород». — Три силы и четыре вида материи. — Бессмертен человек или нет? — Что означает бессмертие? — Человек с четвёртым телом. — Рассказ о семинаристе и всемогуществе Божием.— Беседы о Луне. — Луна как часовая гиря. — Беседа об универсальном языке. — Объяснение Тайной Вечери.

 
Глава VI.

Беседа о целях. — Может ли учение преследовать определённую цель? — Цель существования. — Личные цели — предвидение будущего, существование после смерти, господство над самим собой, достижение уровня подлинного христианина, помощь человечеству, прекращение войн. — Объяснения Гурджиева. — Судьба, случай и воля. — «Безумные машины». — Эзотерическое христианство. — Что может быть целью человека? — Причины внутреннего рабства. — С чего начинается путь к освобождению? — «Познай самого себя!». — Разное понимание этой идеи. — Самоизучение. — Как изучать себя? — Самонаблюдение. — Регистрация и анализ. — Фундаментальный принцип работы человеческой машины. — Четыре центра: мыслительный, эмоциональный, двигательный, инстинктивный. —Различие работы разных центров. — Создание изменений в работе машины. — Нарушение равновесия. — Как машина восстанавливает своё равновесие? — Случайные перемены. — Неправильная работа центров. — Воображение. — Грёзы. —Привычки. — Противодействие привычкам в целях самонаблюдения. — Борьба против выражения отрицательных, эмоций. — Регистрирование механистичности. — Изменения как следствие правильного самонаблюдения. — Идея двигательного центра. — Обычная классификация действий человека. — Классификация, основанная на делении центров. — Автоматизм. — Инстинктивные действия. — Различие между инстинктивными и двигательными функциями. — Деление эмоций. — Разные уровни центров.

 
Глава VII.

Достижимо ли «космическое сознание»? — Что такое сознание? — Вопрос Гурджиева о том, что мы замечаем при самонаблюдении. — Наши ответы. — Замечание Гурджиева о том, что мы пропустили самое важное. — Почему мы не замечаем, что помним себя? — Что-то «наблюдает», «думает», «говорит». — Попытки вспомнить себя. — Пояснения Гурджиева. — Значение новой проблемы. — Наука и философия. — Наши переживания. — Попытки разделить внимание. — Первые ощущения намеренного вспоминания себя. — Что мы помним из прошлого? — Дальнейшие переживания. — Сон в бодрствующем состоянии. — Пробуждение. — Что просмотрела европейская психология? — Различия в понимании идеи сознания. — Изучение человека идёт параллельно изучению мира. — За законом трёх следует закон семи, или закон октав. — Отсутствие непрерывности в вибрациях. — Октавы. — Гамма семи тонов. — Закон «интервалов». — Необходимость дополнительных толчков. — Что происходит при отсутствии дополнительных толчков? — Чтобы делать, надо уметь контролировать «дополнительные толчки».— Подчинение октавы. — Внутренние октавы. — Органическая жизнь в «интервале». — Влияние планет. — Боковая октава «соль-до». — Значение нот «ля», «соль», «фа». — Значение нот «до» и «си». — Значение нот «ми» и «ре». — Роль органической жизни в изменении поверхности земли.

 
Глава VIII.

Разные состояния сознания. — Сон. — Состояние бодрствования. — Самосознание. — Объективное сознание. — Отсутствие самосознания. — В чём заключается первое условие для приобретения самосознания? — Высшие состояния сознания и высшие центры. — «Бодрственное состояние» обыкновенного человека. — Это не что иное, как сон. — Жизнь спящего человека. — Как можно пробудиться? — Что такое человек, когда он родился? — Что делают «воспитание» и пример окружающих? — Возможности человека. — Самоизучение. — «Умственные фотографии». — Разные люди в одном человеке. — «Я» и Успенский. — Кто активен и кто пассивен? — Человек и его маска. — Разделение самого себя как первая стадия работы над собой. — Фундаментальное качество человеческого бытия. — Почему человек не помнит себя? — «Отождествление». — «Мы считаемся с другими». — «Внимательность» и «мнительность». — Что такое «мнительность»? — Машина «считается с другими». — «Несправедливость». — Искренность и слабость. — «Буфера». — Совесть. — Мораль. — Существует ли общая для всех идея морали? — Существует ли христианская мораль? — Существуют ли общие для всех понятия добра и зла? — Никто не делает ничего ради зла. — Разные понятия добра и зла и результаты этих разных понятий. — На чем может быть основана постоянная идея добра и зла? — Идея истины и лжи. — Борьба с «буферами» и ложью. — Методы работы школы. — Подчинённость. — Понимание собственного ничтожества. — Личность и сущность. — Мёртвые люди. — Общие законы. — Вопрос о деньгах.

 
Глава IX.

«Луч творения» в виде трёх октав излучения. — Отношение форм материи и силы разных планов мира к нашей жизни. — Интервалы в космических октавах и заполняющие их толчки. — «Точка вселенной». — Плотность вибраций. — Три вида сил, четыре вида материи. — «Углерод». — «Кислород». — «Азот». — «Водород». — Двенадцать триад. — «Таблица форм водорода». — Материя в свете её химических, физических, психических и космических свойств. — Разум материи. — «Атом». — Каждая функция, каждое состояние человека зависит от энергии. — Субстанции, заключённые внутри человека. — Человек обладает достаточной энергией для начала работы над собой, если он сберегает энергию. — Трата энергии. — «учись отделять тонкое от грубого». — Производство тонких форм водорода. — Изменение бытия. — Рост внутренних тел. — Человеческий организм как трёхэтажная фабрика. — Три вида пищи. — Поступление в организм пищи, воздуха и впечатлений. — Преобразование субстанций управляется законом октав. — Октава пищи и октава воздуха. — Извлечение «высших форм водорода». — Октава впечатлений не развивается. — Возможность создания искусственного толчка в момент получения впечатлений. — Сознательное усилие. — «Вспоминание себя». — Развитие октав впечатлений и воздуха как результат первого толчка. — Второй сознательный толчок. — Усилие, связанное с эмоциями. — Подготовка к этому усилию. — Аналогия между человеческим организмом и вселенной. — Три стадии в эволюции человеческой машины. — Трансмутация эмоций. — Алхимия. — Центры работают с разными формами водорода. — Два высших центра. — Неправильная работа низших центров.

 
Глава X.

С чего начинается путь? — Закон случая. — Виды влияний. — Влияния, созданные в жизни. — Влияния, созданные вне жизни и сознательные лишь по своему происхождению. — Магнетический центр. — Поиски пути. — Встреча с человеком, который знает. — Третий вид влияния: сознательное и непосредственное. — Освобождение от закона случая. — «Ступень», «лестница» и «путь». — Особые условия четвёртого пути. — Возможен ложный магнетический центр. — Как распознать ложные пути? — Ученик и учитель. — Знание начинается с учения о космосах. — Обычное понимание двух космосов: «макрокосмос» и «микрокосмос». — Полное учение о семи космосах. — Отношение между, космосами как отношение нуля к бесконечности. — Принцип относительности. — «Путь вверх есть в то же время путь вниз». — Что такое чудо? — «Цикл измерений». — Обзор системы космосов с точки зрения теории многих измерений. — Замечание Гурджиева о том, что «время — это дыхание». — «Что такое микрокосмос — человек или атом?».

 
Глава XI.

«Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрёт, то останется одно». — Книга афоризмов. — Пробудиться, умереть, родиться. — Что мешает человеку вновь родиться? — Что мешает человеку «умереть»? — Что мешает человеку пробудиться? — Отсутствие понимания собственного ничтожества. — Что значит понять собственное ничтожество? — Что препятствует такому пониманию? — Гипнотическое влияние жизни. — Сон, в котором живут люди, — это гипнотический сон. — Волшебник и овцы. — «Кундалини». — Воображение. — Будильники. — Организованная работа. — Группы. — Можно ли работать в группах без учителя? — Работа по самоизучению в группах. — Зеркала. — Обмен наблюдениями. — Общие и индивидуальные условия. — Правила. — «Главный недостаток». — Понимание собственного ничтожества. — Опасность подражания в работе. — «Преграды». — Истина и ложь. — Искренность с самим собой. — Усилия. — Аккумуляторы. — Большой аккумулятор. — Интеллектуальная и эмоциональная работа. — Необходимость чувства. — Чувством можно понять то, чего нельзя понять умом. — Эмоциональный центр — более тонкий аппарат, нежели интеллектуальный центр. — Объяснение зевания в связи с аккумуляторами. — Роль и значение смеха в жизни. — Отсутствие смеха в высших центрах.

 
Глава XII.

Работа в группах становится более напряжённой. — Ограниченный «репертуар ролей». — Выбор между работой над собой и «спокойной жизнью». — Трудности повиновения.Место «задач». — Гурджиев даёт определённую задачу. — Реакция друзей на идеи. — Система выявляет лучшее или худшее в людях. — Как люди могут подойти к работе? — Подготовка.Необходимо разочарование. -- Больной вопрос для человека.Переоценка друзей. — Беседа о типах. — Гурджиев даёт дальнейшую задачу. — Попытки рассказать историю своей жизни. — Интонации. — «Сущность» и «личность». — Искренность. — Гурджиев обещает ответить на любой вопрос.«Вечное возвращение». — Опыт по отделению личности от сущности. — Беседа о поле. — Пол как главная движущая сила всей механичности. — Пол как главная возможность освобождения. — Новое рождение. — Трансмутация половой энергии. — Злоупотребление полом. — Полезно ли воздержание? — Правильная работа центров. — Постоянный центр тяжести.

 
Глава XIII.

Напряжённость внутренней работы. — Подготовка к «фактам». — Посещения Финляндии. — «Чудо» начинается. — «Мысленные разговоры» с Гурджиевым. — «Вы не спите». — Вид «спящих людей». — Невозможность исследовать высшие явления обычными методами. — Изменившийся взгляд на «методы действия». — «Главная черта». — Гурджиев определяет главные черты людей. — Реорганизация группы. — Те, кто оставляет работу. — Между двумя стульями. — Трудность возвращения назад. — Квартира Гурджиева. — Реакция на молчание. — «Видна ложь». — Демонстрация. — Как пробудиться? — Как создать необходимое эмоциональное состояние? — Три пути. — Необходима жертва. — «Пожертвовать своим страданием». — Расширенная «таблица видов водорода». — «Движущаяся диаграмма». — «У нас очень мало времени».

 
Глава XIV.

Трудность передачи «объективных истин» обычным языком. — Объективное и субъективное знание. — Единство в многообразии. — Передача объективного знания. — Высшие центры. — Мифы и символы. — Словесные формулы. — «Как вверху, так и внизу». — «Познай самого себя!» — Двойственность. — Преобразование двойственности. — Линия воли. — Четверица. — Пятерица. — Конструкция пентаграммы. — Пять центров. — Печать Соломона. — Символика чисел. геометрических фигур, букв и слов. — Дальнейшие образцы символики. — Правильное и неправильное понимание символов. — Уровень развития. — Союз знания и бытия: Великое Делание. — «Никто не может дать человеку того, чем он не обладал раньше». — Достижение только благодаря собственным усилиям. — Различные известные «линии», пользующиеся символогией. — Данная система и её место. — Один из главных символов учения. — Энеаграмма. — Закон семи в его единстве с законом трёх. — Рассмотрение энеаграммы. — «Того, что человек не может вложить в энеаграмму, он не понимает». — Символ в движении. — Переживание энеаграммы в движении. — Упражнения. — Универсальный язык. — Объективное и субъективное искусство. — Музыка. — Объективная музыка основана на внутренних октавах. — Механическое человечество может иметь только субъективное искусство. — Различные уровни человеческого бытия.

 
Глава XV.

Религия есть относительное понятие. — Религии соответствуют уровню бытия человека. — «Может ли помочь молитва?» — Учиться молитве. — Общее невежество относительно христианства. — Христианская церковь как школа. — Египетские «школы повторения». — Важность обрядов. — «Техника религии». — Где в человеке звучит слово «я»? — Две части подлинной религии; чему учит каждая из них. — Кант и идея масштаба. — Органическая жизнь на Земле. — Рост луча творения. — Луна. — Человечество есть эволюционирующая часть органической жизни. — Застой человечества. — Изменения возможны только на «перекрёстках». — Процесс эволюции всегда начинается с образования сознательного ядра. — Существует ли сознательная сила, которая борется против эволюций? — Эволюционирует ли человечество? — «Двести сознательных людей могли бы изменить всю жизнь на Земле». — Три «внутренних круга» человечества. — «Внешний круг». — Четыре «пути» как четыре входа в «экзотерический круг». — Школы четвёртого пути. — Псевдо-эзотерические системы и школы. — «Истина в форме лжи». — Эзотерические школы на Востоке. — Посвящение и мистерии. — Возможно только самопосвящение.

 
Глава XVI.

Исторические события зимы 1916-1917 гг. — Система Гурджиева как, руководство в лабиринте противоречий, или «Ноев ковчег». — Сознательность материи. — Степени её разумности. — Машины из трёх, двух и одной частей. — Человек состоит из человека, овцы и червя. — Классификация всех живых существ по трём признакам: что они едят, чем дышат, в какой среде живут. — Возможность изменения пищи человека. — «Диаграмма всего живого». — Гурджиев последний раз покидает Петербург. — Интересное событие: «преображение» или «пластика»? — Впечатления журналиста о Гурджиеве. — Падение Николая II. — «Конец русской истории». — Планы выезда из России. — Весть от Гурджиева. — Продолжение работы в Москве. — Дальнейшее изучение диаграмм и идеи космосов. — Развитие идеи о том, что «время — это дыхание».— Её отношение к человеку, Земле, Солнцу, крупным и мелким клеткам. — Построение «таблицы времени» в разных космосах. — Три космоса, взятые вместе, включают в себя все законы вселенной. — Применение идеи космосов к внутренним процессам в человеческом организме. — Жизнь молекул и электронов. — Меры времени в различных космосах. — Применение формулы Минковского. — Отношение разных видов «времени» к центрам человеческого тела. — Отношение к высшим центрам. — «Космические отношения времени» в гностической и индийской литературе. — «Если хотите отдохнуть, приезжайте ко мне». — Поездка к Гурджиеву в Александрополь. — Как укрепить чувство «я»? — Кратковременное возвращение в Москву и Петербург. — Послание тамошним группам. — Возвращение в Пятигорск. — Группа из двенадцати человек собралась в Ессентуках.

 
Глава XVII.

Август 1917 года. — Шесть недель в Ессентуках. — Гурджиев раскрывает план работы в целом. — «Школы настоятельно необходимы». — «Сверхусилие». — Согласованность центров. — Главная трудность работы над собой. — Человек — раб своего тела. — Трата энергии вследствие ненужного напряжения мускулов. — Гурджиев показывает упражнения для управления мускулами и для их расслабления. — Упражнение «стой». — Требования к упражнению «стой». — Гурджиев рассказывает об одном случае с упражнением «стой» в Средней Азии. — Влияние упражнения «стой» в Ессентуках.Привычка к разговорам. — Опыт поста. — Что такое грех? — Гурджиев показывает упражнения на внимание. — Эксперимент с дыханием. — Понимание трудностей пути. — Необходимость больших знаний, усилий и помощи. — Нет ли какого-нибудь пути за пределами «путей»? — «Пути» как помощь, которая даётся людям в соответствии с типом. — «Субъективные» и «объективные» пути. — Обыватель. — Что значит «быть серьёзным»? — Только одна вещь является серьёзной. — Как достичь подлинной свободы. — Трудный вопрос о рабстве и повиновении. — Чем готов пожертвовать человек? — Сказка о волке и овцах. — Астрология и типы. — Демонстрация. — Гурджиев объявляет о роспуске группы. — Последняя поездка в Петербург.

 
Глава XVIII.

Петербург в октябре 1917 года. — Большевистская революция. — Возвращение к Гурджиеву на Кавказ. — Отношение Гурджиева к одному из учеников. — Небольшая группа с Гурджиевым в Ессентуках. — Прибывают люди. — Возобновление работы. — Упражнения, ещё более трудные и разнообразные, чем раньше. — Умственные и физические упражнения, пляски дервишей, изучение психических «фокусов». — Продажа шёлка. — Внутренняя борьба и решение. — Выбор гуру. — Решение отделиться. — Гурджиев едет в Сочи. — Трудное время: война и эпидемии. — Дальнейшее изучение энеаграммы. — «События» и необходимость покинуть Россию. — Конечная цель — Лондон. — Практические результаты работы над собой: чувство нового «я», «странная уверенность». — В Ростове собирается группа, излагается система Гурджиева. — Гурджиев открывает свой институт в Тифлисе. — Отъезд в Константинополь. — Собираются люди. — Приезжает Гурджиев. — Гурджиеву представлена новая группа. — Перевод песни дервишей. — Гурджиев как художник и поэт. — Институт начинает работу в Константинополе. — Гурджиев разрешает написать и опубликовать книгу. — Гурджиев едет в Германию. — Решение продолжать константинопольскую работу в Лондоне.— Гурджиев организует свой институт в Фонтенбло. — Работа в замке «Аббатства». — Беседа с Кэтрин Мэнсфилд. — Гурджиев говорит о разных типах дыхания. — «Дыхание при помощи движений».— Демонстрация в парижском театре на Елисейских Полях. — Отъезд Гурджиева в Америку. — Решение продолжать самостоятельную работу в Лондоне.

 
Предисловие

Когда П. Д. Успенского спросили, намерен ли он опубликовать свои лекции, он ответил: “Какая польза в этом? Наиболее важными являются не лекции, но ответы и вопросы”.

 
Глава I.

О чем говорит настоящая система — Изучение психологии — Незавершенность человека — Изучение мира и изучение человека — Принцип масштаба — Возможная эволюция — Самоизучение — Многие “Я” — Разделение функций — Четыре состояния сознания — Самонаблюдение — Самовоспоминание — Две высшие функции — Неправильная работа машины — Воображение — Ложь — Отсутствие воли — Недостаток контроля —Выражение неприятных эмоций — Отрицательные эмоции — Изменение отношений — Наблюдение функций — Отождествление — Учитывание — Сон — Тюрьма и бегство из нее — Семь категорий человека — Механичность — Закон Трех — Закон Семи — Иллюзии — Мы не можем “делать” — Добро и зло — Мораль и совесть — Только немногие могут развиваться — А, В и С-влияния — Магнетический центр — Мы живем в плохом месте Вселенной — Луч Творения — Порядки законов.

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 Следующая > В конец >>

Всего 83 - 123 из 240

Пожертвования

Гурджиев.ру