Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Библиотека - Книги по главам
Глава 16. Относительность понятия о времени

После недолгой паузы, Вельзевул продолжал так: – Прежде чем рассказывать тебе дальше про понравившихся тебе трехмозгных существ, водящихся на планете Земля, по-моему, для ясного представления о странности их психики и вообще для лучшего понимания всего, касающегося этой оригинальной планеты, раньше всего непременно следует тебе иметь точное представление о их времяисчислении и о том, каким образом существенское ощущение так называемого «процесса-течения-времени» в наличии трехмозгных существ этой планеты, постепенно, изменялось и как такое ощущение протекает в наличии уже современных тамошних трехмозгных существ.

Это необходимо выяснить тебе потому, что только тогда ты будешь иметь возможность ясно представить себе и понять те тамошние события, о которых я тебе уже рассказывал и о которых еще буду рассказывать.

Прежде всего знай, что для определения времени трехмозгные существа и этой планеты так же, как и мы, основной единицей своего времяисчисления считают «год», и продолжительность такого своего «года» так же, как и мы, определяют временем известного движения их планеты в отношении к другому определенному космическому сосредоточию. А именно, они берут тот период, в течение которого их планета, во время своего движения, т.е. во время процессов «падения» и «догоняния», делает в отношении своего солнца так называемый «крентональный обход».

 
Глава 17. Архиабсурд

По утверждению Вельзевула наше солнце, оказывается, не светит и не греет

Чтобы тебе, дорогой Хассин, иметь, пока, хотя бы приблизительное представление и о том, насколько, именно в наличии трехцентровых существ, водящихся на планете Земля, особенно у тамошних существ самого последнего периода, уже совершенно отсутствует свойственная всяким трехмозгным существам всей нашей Великой Вселенной функция, которая называется «инстинктивное-ощущение-действительности», – будет, по-моему, для начала довольно, если я тебе объясню только о том, как они понимают и объясняют себе причины, почему на их планете периодически происходят те космические явления, которые они называют «дневной свет», «темнота», «тепло», «холод» и т.п.

Все, без исключения, трехмозгные существа этой планеты, уже достигшие возраста ответственных существ, и даже существующие там у них множество разнообразных их «мудрований», которые они называют «науки», категорически уверены в том, что все эти вышеупомянутые, взятые для примера явления приходят на их планету совершенно как бы уже готовыми «пря-ме-хонь-ко» от их солнца и ... как бы в таких случаях сказал бы Молла Наср-Эддин, «ни-каких-других-итальянских-макарон».

 
Глава 18. Архифантазия

Дальше Вельзевул продолжал так: – Поводом первой встречи с тем трехцентровым существом, у которого я увидел упомянутые эксперименты с вездесущим Окиданохом и которое существо впоследствии сделалось моим «сущностным-другом», послужило следующее:

Чтобы иметь лучшее представление относительно событий данного моего рассказа, тебе очень необходимо прежде всего знать также о том, что в самом начале моей ссылки в эту солнечную систему одни мои сущностные друзья, непричастные к событиям, послужившим причиной моей ссылки, а именно друзья, находившиеся тогда здесь, произвели над некоторыми соответствующими трехмозгными существами этой системы относительно моей личности тот священный процесс, который существует во Вселенной под наименованием «Священный-Взнушлицвал», т.е. в наличии сказанных трехмозгных существ посредством другого священного космического процесса, называющегося «Аскальнуазар», относительно моей личности было привито то существенское, что объективная наука определяет понятием «Подобосамомусебедоверие».

 
Глава 19. Рассказы Вельзевула о своем втором спуске на планету "Земля"

Вельзевул начал так: – На эту твою планету Земля я спустился во второй раз только через одиннадцать их веков после моего первого на нее спуска.

Вскоре после этого моего первого спуска на поверхность этой планеты, с ней и случилось второе серьезное несчастье, которое, однако, имело лишь местный характер и не предвещало никакого несчастья в большом масштабе общекосмического характера.

Во время сказанного второго серьезного несчастья с этой планетой, материк Атлантида, являвшийся в период первого моего спуска самым большим материком и главным местом существенского существования трехмозгных существ этой планеты, в числе других больших и малых твердынь тоже вошел внутрь планеты со всеми бывшими на нем трехмозгными существами и почти со всем тем, что ими в течение прошедших долгих их веков было достигнуто и приобретено.

Вместо всего этого изнутри планеты выступили тогда другие твердыни и образовали другие материки и острова, большинство которых существует еще и поныне.

 
Глава 20. Третий прилет Вельзевула на планету "Земля"

После небольшой паузы, Вельзевул продолжал говорить дальше так:

– На этот раз дома, т.е. на планете Марс, я оставался не долго, лишь столько, сколько было необходимо для свидания и разговоров с новоприбывшими туда существами нашего племени и для отдания некоторых распоряжений общеплеменного характера.

Освободившись от сказанных дел, я спустился опять на твою планету с намерением продолжать добиваться своей цели, а именно, искоренения у этих странных трехцентровых существ их ужасающего обычая делать якобы Божеское дело уничтожением существования существ разносистемных мозгов.

В этот мой третий спуск на Землю наше судно Оказия спустилось не на море Кольхидюс, которое в современности там называют «Каспийское море», а уже на море, называвшееся в тот период «море Благодать».

 
Глава 21. Первое посещение Вельзевулом Индии

Вельзевул продолжал говорить так: – В этом местечке «Аргения» я услышал раз в одной «чайхане» разговор нескольких сидевших невдалеке от меня существ.

Они говорили и решали, когда и как им отправиться с караваном в «Жемчанию».

Прислушиваясь к их разговору, я понял, что они хотели отправиться туда для того, чтобы обменять имеющуюся у них «бирюзу» на так называемый «жемчуг».

Здесь само собой напрашивается подчеркнуть, кстати, и о том, что и жемчуг и упомянутая бирюза, равно как и многие другие так называемые «драгоценные-безделушки», твои любимцы, как прошедших эпох, так и современной эпохи, очень любили и любят носить на себе с целью, как они говорят, «украшения» своей внешности. А по-моему, они, если хочешь знать, делают это, конечно, инстинктивно, чтобы хотя бы этим повысить, как бы они выразились, – «цену-своего-внутреннего-самого-по-себе-ничтожного-значения».

 
Глава 22. Вельзевул впервые в Тибете

Вследствие того, что предполагаемый мною на этот раз путь был для тамошних трехмозгных существ тех времен еще совсем необычен, и поэтому нельзя было рассчитывать на возможность присоединиться к какому-либо их «каравану», мне пришлось организовать свой собственный караван, и я с того же дня начал готовить и приобретать все для этого требуемое.

Я приобрел тогда несколько десятков четвероногих существ, так называемых «лошадей», «мулов», «ослов», «чамиананских коз» и т.д., и нанял несколько существ из твоих двуногих любимцев для ухода за перечисленными существами и для исполнения требуемой в дороге во время такого рода передвижения полусознательной работы.

После приобретения всего необходимого я в сопровождении Ахуна тронулся в путь.

 
Глава 23. Четвертое самоличное пребывание Вельзевула на планете "Земля"

Вельзевул продолжал так: – В четвертый раз на эту планету Земля я спустился из-за просьбы моего сущностного друга Горнахура Хархарха.

Прежде всего надо тебе сказать, что, после того как я сошелся с этим Горнахуром Хархархом и стал дружить с ним, я при встречах, во время наших «субъективных-обменах-мнениями», всегда делился с ним моими впечатлениями о странной психике трехцентровых существ этой твоей планеты.

В результате таких наших собеседований касательно твоих любимцев, в конце концов и он заинтересовался ими так, что раз даже очень серьезно попросил меня держать его всегда, хотя бы приблизительно, в курсе моих наблюдений над ними, и с тех пор я и ему, так же как и твоему дяде Туилану, начал посылать копии всех моих конспективных записей относительно странных особенностей их психики.

 
Глава 24. Прилет Вельзевула на планету "Земля" в пятый раз

Вельзевул продолжал рассказывать следующее:

– После моего четвертого пребывания на поверхности планеты Земля прошло опять много годов.

За эти годы я, конечно, по-прежнему, иногда внимательно наблюдал и за существенским существованием этих твоих любимцев через посредство Тескуано.

За это время число их особенно увеличилось, и они уже заселили почти все большие и малые твердынные части поверхности этой твоей планеты, и среди них, конечно, все время, в известные периоды продолжала происходить и их главная особенность, а именно, они временами начинали уничтожать друг у друга существование.

 
Глава 25. Пресвятой Ашиата Шиемаш, Свыше ниспосланный на Землю

Итак, мой мальчик...

Теперь очень внимательно слушай про сведения, касающиеся Препресвятейшего, ныне уже Общекосмического Индивидуума Ашиата Шиемаш, связанные с трехмозгными существами, возникающими и существующими на этой понравившейся тебе планете Земля.

Я не раз уже говорил тебе, что по всемилостивейшему велению нашего ЛЮБВЕОБИЛЬНОГО ОБЩЕГО ОТЦА БЕСКОНЕЧНОГО, наши космические высочайшие препресвятейшие Индивидуумы осуществляют иногда в наличии какого-либо земного трехмозгного существа «определившееся» зачатие священного Индивидуума, чтобы, ставши земным существом с таким наличием, он там, на месте, мог бы «сообразиться» и дал бы соответствующее новое направление процессу их обычного существенского существования, благодаря которому, может быть, могли бы изъяться из их наличия как уже скристаллизовавшиеся последствия свойств органа Кундабуфера, так и предрасположения к новым таким окристаллизовываниям.

 
Глава 26 Легомонизм относительно рассуждения Пресвятого Ашиата Шиемаш под названием "Ужас-Положения"

Легомонизм, – продолжал говорить Вельзевул, – через который передавалось рассуждение Пресвятого Ашиата Шиемаш, имел следующее содержание:

Он начинался молитвой:

«Во имя причин моего возникновения всегда буду стремиться быть справедливым со всяким одухотворенным началом и со всеми началами будущих одухотворенных проявлений нашего ОБЩЕГО СОЗДАТЕЛЯ, ВСЕМОГУЩЕГО САМОДЕРЖЦА, БЕСКОНЕЧНОГО. Аминь

 
Глава 27. Какой строй существования создал для людей Пресвятой Ашиата Шиемаш

Дальше Вельзевул продолжал рассказывать следующее: – Дальнейшие мои изыскания и исследования выяснили мне также, что, когда Пресвятой Ашиата Шиемаш на горе «Везиниама» обдумал и начертал в своем разуме определенный план для дальнейших своих пресвятых действий, он не вернулся больше в город Вавилон, а отправился прямо в находившуюся на середине материка Азия страну, именовавшуюся тогда там «Курляндтех», в главный город ее «Джульфапал».

Там он первым долгом завел сношения с «братьями» существовавшего недалеко от этого города так называемого «братства-Чавтантури», название которого означало «быть-или-вовсе-не-быть».

Сказанное братство было основано за пять тамошних годов до прибытия туда Пресвятого Ашиата Шиемаш, по инициативе двух настоящих земных «посвященных», которые стали таковыми на принципах, существовавших еще, как там тогда говорилось, до «Ашиатовой-эпохи».

 
Глава 28. Основной виновник уничтожения всех пресвятых трудов Ашиата Шиемаш

Помнишь, мой мальчик, я тебе уже говорил, что хотя самое обоснование для инициативы возникновения там факторов, ставших для последующих поколений твоих любимцев причинами окончательного уничтожения уцелевших еще остатков благих результатов сознательных трудов Пресвятого Ашиата Шиемаш, изошло не от собравшихся тогда почти со всей поверхности Земли в городе Вавилоне «ученых» существ, но тем не менее они, как еще издавна стало свойственно большинству земных ученых «новой-формации», явились как для своих современников, так и для будущих поколений несознательными распространителями, подобно «заразу-несущим-бациллам», уже возникшего до них всякого зла.

Основанием для всех последующих больших и малых злостных деяний тогдашних ученых существ и их несознательных злостных проявлений, относящихся к уничтожению и последних остатков благих для тамошних трехмозгных существ результатов, полученных от пресвятых сознательных трудов Сущность-Любящего Ашиата Шиемаш, послужило, как мне выяснили мои позднейшие детальные изыскания относительно дальнейшей пресвятой его деятельности, выдумка одного в свое время очень «известного» ученого существа, тоже из числа тамошних ученых «новой-формации», по имени Лентрохамсанин.

 
Глава 29. Плоды древних цивилизаций и цветы современной

Согласно ассоциативному ходу моих рассказов относительно трехмозгных существ, водящихся на понравившейся тебе планете Земля, я теперь уже, мой мальчик, должен непременно разъяснить тебе немного также о тех тамошних двух сильных общественностях, именовавшихся «греки и римляне», которые «вчистую» смели с поверхности этой злосчастной планеты даже воспоминания от полученных результатов пресвятых трудов Сущность-Любящего Ашиата Шиемаш.

Прежде всего, следует тебе сказать, что в тот период, когда на поверхности твоей планеты, а именно на материке Азия, в наличии одного тамошнего трехмозгного существа Свыше было осуществлено определившееся уже священное зачатие нашего нынешнего Общекосмического Препресвятейшего Ашиата Шиемаш и позже в периоды его пресвятой деятельности и последующего постепенного уничтожения твоими любимцами всех полученных от нее результатов, на находящемся рядом материке, уже тогда называвшемся «Европа», тоже во множестве существовали эти странные, понравившиеся тебе, трехмозгные существа, давно уже сгруппировавшиеся там в разные самостоятельные общественности.

Вот из числа таких самостоятельных общественностей в те периоды на основании тех же космических законов, о которых как-то раз я тебе уже упоминал, самыми, как там выражаются, «сильными», т.е. хорошо сорганизованными и владевшими наибольшими средствами для процессов «взаимоуничтожения», и явились эти две общественности, – «греки» и «римляне».

 
Глава 30. Искусство

В этом месте своих рассказов Вельзевул умолк и вдруг, повернувшись к своему старому слуге Ахуну, который сидел тут же и тоже слушал его с таким же вниманием, как и его внук Хассин, сказал:

– Ты что же, старина, слушаешь меня с таким же интересом, как и наш Хассин? Ведь ты сам лично везде и всюду бывал со мной и на этой планете Земля и все то, о чем я теперь рассказываю Хассину, видел воочию и сам ощущал.

Теперь, вместо того, чтобы во время моих рассказов только сидеть и «сгущать-свои-слюни», расскажи и ты что-нибудь нашему любимцу. Ничего не поделаешь! Мы должны рассказывать ему как можно больше об этих странных трехмозгных существах, раз они в нем к себе возбудили такой большой интерес.

Наверное ведь и тебя эти чудаки с какой-нибудь стороны да заинтересовали, вот о такой стороне и расскажи ему.

 
Глава 31. Шестое и последнее пребывание Вельзевула на поверхности нашей Земли

Когда через два «орнакра» («орнакр» равняется приблизительно тому периоду течения времени, который на «Земле» мы определяем как «месяц») космическое междусистемное судно Карнак вышло из сфер атмосферы планеты «Ревозврадендр» и начало падать обратно по направлению солнечной системы «Пандецнох» на планету «Каратаз», Хассин, усевшись на свое обычное место, обратился к Вельзевулу со следующими словами:

– Дорогой и любимый мой Дедушка!

Будь, как всегда, добр и расскажи мне еще что-нибудь о трехцентровых существах, водящихся на той планете, которая называется «Земля».

 
Глава 32. Гипнотизм

Итак, в это мое шестое и последнее самоличное пребывание на поверхности этой твоей планеты Земля, когда я обосновался там на этот раз на более продолжительное время и решил сделаться тамошним профессиональным врачом, я действительно и стал таковым, но только не таким, каким там бывает большинство врачей, а выбрал для себя профессию, как там говорят, «врача-гипнотизера».

Таким тамошним профессионалом я сделался, во-первых, потому что только такие врачи-профессионалы за последние века еще больше других врачей получают там доступ во все их мною упомянутые «сословия» или «касты» и, пользуясь большим доверием и авторитетом, располагают обыкновенных существ к искренности, позволяющей проникать в их, как там говорят, «внутренний-мир».

Во-вторых, я решил сделаться таким профессионалом еще и потому, чтобы попутно с достижением моих личных целей иметь в то же время возможность оказывать настоящую врачебную пользу некоторым из этих несчастных.

 
Глава 33. Вельзевул, профессиональный гипнотизер

Вельзевул продолжал рассказывать дальше следующее: – С тех пор, как я начал существовать среди твоих любимцев в качестве профессионального гипнотизера, я стал свои выяснительные эксперименты над их психикой производить главным образом через посредство этого самого их особого состояния, которое современные тамошние существа называют «гипнотическим».

Для приведения их в это состояние я прибегал вначале как раз к тому способу, каким в это состояние приводили друг друга существа периода тиклямышскои цивилизации, а именно – к воздействию на них своим собственным Ганбледзоином.

Но позже, когда в моем наличии стал часто возникать существенский импульс, называющийся «Подоболюбие», и мне, помимо личных моих целей, приходилось производить это самое над очень многими тамошними трехмозгными существами уже для их личной пользы, то этот способ оказался очень ущербным для моего существенского существования и я придумал другой, благодаря которому достигал того же, не расходуя при этом своего собственного Ганбледзоина.

 
Глава 34. Вельзевул в России

Все дальнейшие события, во время этого моего последнего самоличного пребывания на поверхности планеты Земля, связанные с ненормальной формой обычного существенского существования этих понравившихся тебе трехмозгных существ, и множество всяких мелких перипетий, выясняющих характерные детали их странной психики, начались со следующего.

Как-то раз утром, во время моей прогулки у упомянутых «пирамид», ко мне подошло незнакомое пожилое существо, по внешней видимости не из числа местных, и, приветствуя меня принятым там образом, обратилось ко мне со следующими словами:

«Господин доктор! Может быть вы не откажете мне в любезности и позволите мне быть компаньоном в ваших утренних прогулках. Я заметил, что вы всегда гуляете по этим местам в одиночестве. Так как и я тоже очень люблю гулять по утрам и в Египте тоже совершенно одинок, то я и решаюсь предложить сопровождать вас во время этих ваших прогулок».

 
Глава 35. Изменение предназначенного курса падения междусистемного судна Карнак

На этом месте беседы Вельзевула со своими близкими ему сообщили, что капитан судна просит позволения поговорить с ним лично.

Когда Вельзевул дал на это свое согласие, капитан незамедля вошел и, обращаясь к Вельзевулу с почтительным поклоном, сказал:

– Ваше Высокопреподобие, в начале нашего путешествия вы как-то изволили обмолвиться, что на обратном пути, может быть, решите пристать к святой планете «Чистилище», чтобы повидать семью вашего сына Туилана. Если вы действительно имеете такое намерение, то отдайте мне распоряжение об этом лучше теперь же, потому что мы скоро будем проходить через солнечную систему «Халмиани» и если, пройдя эту систему, не направим падение нашего судна сразу более влево, то мы на много удлиним путь его падения.

 
Глава 36. Еще чуточку о германцах

Вельзевул начал так: – Из Санкт-Петербурга я тогда прежде всего попал в так называемые «скандинавские-страны».

И уже после моего путешествия по этим странам я обосновался в главном пункте существ современной европейской группировки, называемой «Германия».

Сказав это и потрепав курчавую голову Хассина, Вельзевул с добродушной, но с примесью так называемой «хитрости» улыбкой, продолжал так:

– На этот раз, мой мальчик, я, желая дать тебе некоторое понятие о странности психики трехмозгных существ и этой современной европейской группировки, изменю своему обыкновению, а именно, посвящая тебя в разъясняющие сведения, вдаваться в разнообразные детали, а задам тебе одну «задачу», от разрешения которой ты, во-первых, выяснишь себе исчерпывающе специфичность психики существ именно этой европейской группировки, а во-вторых, для твоего «активного-мышления» это будет служить идеальной практикой.

 
Глава 37. Франция

Дальше Вельзевул продолжал говорить следующее: – После Германии в продолжение очень недолгого времени я имел место своего существования там же, на материке «Европа», среди существ общественности, называемой «Италия», а после Италии – среди существ той общественности, которая и сделалась для существ общественности «Россия», так сказать, «родником» по части удовлетворения того, издавна зафиксировавшегося в ненормальном процессе обычного существенского существования земных трехмозгных существ последних веков, «порока», который именуется «внушаемость», а именно, я обосновался среди существ общественности «Франция».

Теперь, мой мальчик, желая осведомить тебя относительно специфических сторон психики этих французских трехмозгных существ, я хочу это сделать таким образом, чтобы ты одновременно мог уяснить себе, насколько у этих понравившихся тебе трехмозгных существ планеты Земля уже вообще ухудшилась нормальная возможность для окристаллизации всяких существенских данных в смысле способности соображать беспристрастно и самолично, и как в них в настоящее время образовывается субъективное сущностное мнение о всякой действительности, иной раз совершенно противоположное тому, какое должно было бы получаться при воспринимовывании этой действительности непосредственно через лично ими самими получаемые впечатления.

Только что мною сказанное может особенно хорошо быть освещено на примере как раз в отношении этих самых французских существ.

 
Глава 38. Религия

Дальше Вельзевул продолжал так: – Теперь я разъясню тебе также немного о той «загвоздке», которая послужила одной из главных причин постепенного разжижения психики этих несчастных твоих любимцев, а именно относительно всегда имеющейся у них своеобразной «хаватвернони», совокупность функционизации и действия которой на общее наличие существа они сами называют «религиозность».

Такой в объективном смысле действительно «архизлостный» фактор для постепенного автоматического «размельчения» их психики возник там, на этой злосчастной планете, тоже с тех пор, когда в них начали окристаллизовываться разные последствия свойств все того же, для них проклятущего, органа Кундабуфера и, видоизменяясь в своей внешней форме, стали переходить из поколения в поколение.

И вот, когда, с одной стороны, благодаря таким окристаллизовываниям, в общем наличии некоторых земных трехмозгных существ стали приобретаться первые зачатки так называемых «хаснамусских-свойств», вследствие чего таким существам стало свойственным для своих эгоистических целей выдумывать для «опутывания» окружающих им подобных существ разные небылицы и в их числе также всякие фантастические так называемые «религиозные-учения», и когда, с другой стороны, прочие твои любимцы начали уверовывать в эти фантастические «религиозные-учения», постепенно утрачивая, благодаря таким же окристаллизовываниям, «здравое-мышление», то с тех пор в процессе обычного существования этих оригинальных трехмозгных существ и начали возникать множества, одни с другими ничего общего не имеющих, «хаватвернони» или «религий».

 
Глава 39. Святая планета "Чистилище"

Через несколько «дионосков» космическое судно Карнак отошло от святой планеты и опять начало падать дальше, по направлению места своего последнего назначения, а именно по направлению той планеты, на которой Вельзевул имел место своего возникновения и куда он возвращался докончить свое долгое существование. Докончить, кстати сказать, то свое долгое существование, которое он, несмотря на то, что по некоторым определенным обстоятельствам ему пришлось его выполнять на разных космических сосредоточениях Великой Вселенной и всегда в очень для него лично неблагоприятных условиях, выполнил объективно вполне заслуженно.

И вот, когда восстановился обычный темп падения судна, внук Вельзевула, Хассин, опять подсел к его ногам и, обращаясь к нему, сказал:

– Дедушка, а дорогой дедушка! Объясни мне, пожалуйста, почему на эту святую планету, на которой мы только что были, так часто является, как мне сказал Дядя Туилан, наш ОБЩИЙ ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЙ, ЕДИНОБЫТНЫЙ и САМОДЕРЖАВНЫЙ БЕСКОНЕЧНЫЙ?

 
Глава 40. Как люди узнавали и забывали относительно основного мирового закона "Эптапарапаршинох"

После того, как Вельзевул выслушал, что сообщалось в поданном ему «лейтучанброс», его внук Хассин опять обратился к нему.

– Дорогой и милый мой дедушка! Пожалуйста, помоги мне разобраться в одном, непонятном для меня и не согласующемся с моими логическими сопоставлениями, противоречии.

Когда ты начал твои разъяснения о святой планете «Чистилище», ты мне велел стараться воспринимать все, о чем ты говорил, ничего не пропуская, и еще ты велел мне все время поддерживать интенсивную напряженность моего «активного-мышления» для того, чтобы во мне свершительно скристаллизовались соответствующие данные для образования представления относительно всякого вопроса, выясняющего детали обоих первобытных основных священных космических законов. Я, действительно, во все время твоих разъяснений, старался так и делать, и, мне кажется, я настолько уяснил себе эти священные космические законы, что, пожалуй, мог бы свободно объяснить их даже другому.

 
Глава 41. Бухарский дервиш Хаджи-Асвац-Трув

Так как моя первая встреча с этим современным земным трехмозгным существом, у которого я увидел сказанные эксперименты и благодаря которому, по всей вероятности, там опять восстановятся и сделаются доступными каждому из числа даже обыкновенных современных существ, жаждущих знаний, сведения, касающиеся основного священного космического закона Эптапарапаршинох, может оказаться для тебя в высшей степени любопытной и поучительной, то потому и про все, относящееся к этой встрече, я расскажу тебе по возможности детальнее.

Эта моя первая с ним встреча произошла за три тамошних года до моего совершенного ухода с этой солнечной системы.

 
Глава 42. Вельзевул в Америке

Когда междусистемное судно Карнак по прошествии двух «дионосков» начало опять падать дальше, и когда убежденные последователи нашего досточтимого Молла Наср-Эддина опять уселись на свои обычные места, Хассин снова обратился к Вельзевулу со следующими словами:

— Дорогой мой дедушка! Позволь мне, как ты велел, напомнить тебе о ... трехмозгных существах ... планеты Земля ... о ... как их? ... о существах, которые возникают и существуют как раз на диаметрально противоположной стороне места, где процветает современная тамошняя цивилизация, и которые, как ты говорил, очень большие мастера танцевать «фокстрот».

— Насчет американцев, что ли?

— Вот-вот именно про этих американцев! — обрадованно воскликнул Хассин.

— Как же, я помню... Я действительно обещал рассказать тебе немного и об этих тамошних современных комиках.

И Вельзевул начал так:

 
Глава 43. Взгляд Вельзевула на процесс периодического взаимоуничтожения людей

Когда Вельзевул, Хассин и Ахун вернулись из «Жамджампала» и снова уселись на своих обычных местах, Хассин, опять обращаясь к Вельзевулу, сказал:

— Дорогой дедушка! Хотя благодаря твоим всесторонним объяснениям, относившимся к разным эпизодам, происходившим во время процесса существования трехмозгных существ на планете Земля, я получил полное представление и убедительное понимание об удивительной странности их психики, тем не менее во мне возник вопрос еще об одной особенности их психики, понять которую я еще никак не могу и которая даже и при их странной психике представляется мне нелогичной. Мои мысли постоянно возвращаются к этому недоуменному вопросу и даже во время священного таинства в «Жамджампале» они все время сосредоточивались на нем.

Дело в том, что из всех твоих совокупных объяснений, касавшихся процесса существования тамошних трехмозгных ответственного возраста существ, я очень определенно понял, что большинство из них, хотя во время всего своего существования, особенно после третьей «тренсапальной-пертурбации», стало обладать по большей части разумностью чисто автоматическою, все же они довольно часто и с таким автоматическим разумом могут соображать настолько хорошо, что даже способны констатировать на своей планете всевозможные более или менее точные законы Природы, согласно которым для целей облегчения своего обычного существования они даже кое-что и сами изобретают.

 
Глава 44. Понятие людей относительно справедливости в объективном смысле - «проклятый-мираж»

Улыбаясь и продолжая любовно смотреть на своего внука Хассина, Вельзевул сказал:

— Вот только теперь, дорогой будущий мой заместитель, после всего мною разъясненного и тобою пока в общих чертах воспринятого касательно трехмозгных существ, водящихся на планете Земля, я нахожу как раз своевременным осведомить тебя касательно того тамошнего «вопроса», посвятить в который я обещал тебя под самый конец всех моих рассказов.

Именно, о той среди всех их распространенной злостной идеи, которая, помнишь, когда я говорил относительно главной «загвоздки» их психики, т.е. об их разнообразных и своеобразных «хаватвернони», или, как они сами называют, «религиях», я сказал — кладется ими в основание всех этих их религий и именуется «Добро-и-Зло».

 
Глава 45. Добывание людьми электричества из Природы - одна из главных причин сокращения срока жизни

После того, как Вельзевул выслушал содержание «лейтучанброс» и положил его на рядом стоящую «синоору», представляющую собою род нашей этажерки, он опять глубоко вздохнул и продолжал говорить следующее:

— Для нашего Общего Мегалокосмоса было бы еще полбеды, если бы ненормальности обычного существования трехмозгных существ этой твоей планеты имели всякие плохие последствия только на них самих, как на трехмозгных существ, каковыми они являются, и на возможности свершительно усовершенствоваться тем «высшим-существенским-телам», которые уже имели величайшее несчастье возникать в них или будут в будущем возникать.

Но теперь весь ужас в том, что их ненормальное существование уже начинает отзываться и вредно влиять на нормальное существование трехмозгных существ, водящихся совсем на другой планете, правда, пока еще принадлежащей к их же солнечной системе, и на возможности нормального усовершенствования и в их общем наличии облекающихся «высших-существенских-частей».

Про такой печальный факт общекосмического характера я узнал случайно только перед самым моим уходом навсегда с этой солнечной системы Орс.

 
Глава 46. Форма и последовательность изложения Вельзевулом сведений относительно людей

После процесса восприятия второй существенской пищи, Вельзевул из «джамичунатра» не сразу вернулся туда, где он обычно проводил время в беседах со своими, а раньше зашел в свое «кеша».

«Кеша» называются такие отделения на пространственных суднах, которые на земных пароходах называют «каюта».

Вельзевул раньше зашел в свое «кеша», чтобы там освежить немного в известной жидкости свой уже чересчур дряхлевший хвост, к чему он принужден был от времени до времени прибегать вследствие своей старости.

Когда он, возвращаясь из своего «кеша», вошел неслышно в то отделение судна Карнак, где он обычно проводил время со своими, он неожиданно увидел следующую, для него необычную, картину.

 
Глава 47. Закономерный результат беспристрастного мышления

Еще что-то хотел сказать Вельзевул, но в этот момент вдруг все осветило и все пронизало «нечто-бледно-голубое». С этого момента падение самого судна Карнак начало заметно замедляться.

Это все означало, что в данной сфере Вселенной появился один из больших космических «Эголионопти» и собирается пристать к пространственному судну Карнак.

И действительно, скоро через внешние прозрачные части судна Карнак стал быть видимым тот источник, от которого исходило это «нечто-бледное-голубое» и которым освещалось не только все находящееся внутри судна Карнак, но также и все то пространство Вселенной вокруг этого большого космического «Эголионопти», которое могло быть охвачено обыкновенным зрением существ.

 
Глава 48. От автора

После шестилетней работы с беспощадным к самому себе отношением и почти всегда с напряженным мышлением, вчера наконец я кончил изложение на бумаге, на этот раз, по-моему, уже в общедоступной форме, первую серию книг из числа трех серий мною задуманных и тогда же начатых — тех именно трех серий, совокупностью развиваемых идей в которых мною было предрешено осуществить сначала теоретически три поставленные себе задачи, а именно: через посредство первой серии добиться уничтожения в людях всего того, что по их ложным представлениям якобы существует в действительности, иначе говоря, «беспощадно-вытравить-весь-веками-накопившийся-в-человеческом-мышлении-хлам», через вторую серию подготовить, так сказать, «новый-строительный-материал», и через третью — «воздвигнуть-новый-Мир», а потом осуществить — тоже мною уже предполагаемым способом — практически.

Закончив эту первую серию книг, я теперь, следуя еще издавна на Земле установившемуся обыкновению — непременно заканчивать такой большой, как говорят, «труд» тем самым, что одними называется «Эпилог», другими — «Послесловие», третьими — «От автора» и т.д., хочу для нее написать тоже что-либо в этом роде.

В целях этого сегодня утром я очень внимательно прочел написанную мною шесть лет тому назад первую главу «Предупреждение», под наименованием «Бужение мысли», для того чтобы из нее взять соответствующие идеи для соответствующего, так сказать, «логического-слития» такого начала с этим мною задуманным теперь написать концом.

 
Лекция первая. Закономерная разность проявляемости человеческой индивидуальности

(Прочитанная в последний раз в Нью-Йорке в Neighborhood Playhouse, январь, 1924 г.)

Согласно исследованиям многих истинных ученых прошедших эпох, а также согласно данным, полученным в настоящее время, благодаря совершенно исключительно поставленным Институтом Гармонического Развития Человека изысканиям, цельная индивидуальность каждого человека, на основании высших законов и на основании с самого начала на Земле установившихся и постепенно зафиксировавшихся условий процесса жизни людей, результатом какой бы наследственности человек не являлся и в каких бы окружающих и случайно сложившихся для него условиях он ни возникал и ни развивался, для того чтобы он уже в начале своей ответственной жизни в действительности отвечал смыслу и назначению своего существования как человек, а не просто как животное, эта его индивидуальность должна непременно состоять из четырех определенных, отдельных личностей.

 
Введение

С тех пор как я закончил писать свою первую книгу, прошел один месяц - период, который необходимо было посвятить отдыху. Как вы можете узнать из последней главы этой книги, я дал себе слово, что за этот месяц не напишу ни одной строки. Если я и обращался к литературному творчеству, то только для того, чтобы произнести тост, восхваляющий отменные качества старого кальвадоса, который я пью сейчас в винном подвальчике Шато дю Приер, напитка, изготовленного людьми, знающими, в чем заключается истинный смысл жизни.

 
Часть I. Мой отец

В последней четверти прошлого и в начале нынешнего века мой отец был известным ашугом, т.е. поэтом и сказителем по прозвищу Адаш; и хотя он был не профессионалом, а только любителем, но сумел завоевать широкую популярность среди жителей Кавказа и Средней Азии.

 
Часть II. Мой первый учитель

Как я уже упоминал в предыдущей главе, моим первым учителем был настоятель Борш. Служа настоятелем собора в Карсе, он был одновременно величайшим духовным авторитетом для целой области, незадолго до описываемых событий захваченной русскими войсками.

Отец Борш, благодаря счастливому случаю, сыграл огромную роль в становлении моей личности.

 
Часть III. Богаевский

Богаевский, или отец Евлиссий, в настоящее время жив и здоров и удостоен чести служить помощником аббата в главном монастыре Ессейского братства, находящемся на берегу Мертвого моря. Согласно преданиям, это братство возникло за двести лет до Рождества Христова, и утверждают, что именно в этом братстве Иисус Христос принял первое причастие.

 
Часть IV. Мистер Икс, или капитан Погосян

Саркис Погосян, или, как его теперь называют, Мистер Икс, владеет несколькими пароходами, один из которых, курсирующий вокруг его любимых Соломоновых островов, он держит для своих собственных поездок.

Армянин по национальности, он родился в Турции, а детство провел в Закавказье, в городе Карсе.

 
Часть V. Абрам Елов

Абрам Елов был одним из замечательнейших людей, с которыми меня свела судьба в молодости и которые вольно или невольно оказали огромное влияние на становление моей личности.

Впервые я встретился с ним, когда, потеряв всякую надежду узнать у современников ответы на вопросы, которые лишали меня душевного покоя, я возвратился из Эчмиадзина в Тифлис и с головой погрузился в изучение античной литературы. Тифлис привлекал меня тем, что здесь можно было без труда раздобыть любую книгу на любом языке, и особенно на армянском, грузинском и арабском.

 
Часть VI. Князь Юрий Любовецкий

Русский князь Юрий Любовецкий был одним из самых интересных людей, с которыми меня сводила судьба. В течение многих лет он оставался моим старшим товарищем и близким другом.

Трагические обстоятельства, при которых оборвалась жизнь его горячо любимой жены, привела к нашей встрече и длительным дружеским отношениям. В молодости, будучи гвардейским офицером, князь встретил юную прелестную девушку, которую горячо полюбил. Став мужем и женой, они жили душа в душу, пока смерть молодой женщины во время родов не прервала эту идиллию. Не находя утешения в своем горе, князь стал посещать спиритические сеансы, питая надежду вступить в общение с душой трагически умершей жены, и с течением времени все больше и больше погружался в изучение оккультных наук и поиски смысла жизни. Он полностью отказался от обычных светских развлечений и земных привязанностей, не принимая у себя никого и почти не выходя из дому, дни и ночи проводя в библиотеке.

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 Следующая > В конец >>

Всего 42 - 82 из 240
Гурджиев.ру