Любая библиотека всегда излучает то, что стоит за хранимыми в ней артефактами и служит местом для встреч тех, кто стремится к осознанию сокровенной сути вещей и явлений.

Главная arrow Библиотека - Книги по главам
Глава II.

Человек — незавершенное существо — Человек живет ниже своего законного уровня — Переоценка старых ценностей — “Полезное” и “вредное” — Иллюзии — Человек спит — Практическое самоизучение — Изучение препятствий — Психология лжи — Человек — это машина — Создание постоянного “Я” — Аллегория дома, находящегося в беспорядке — Роли — Буфера — Самовоспоминание — Почему настоящая система не может быть популярной — Тюрьма — Формулирование цели — Быть свободным — Грех — Раскаяние — Помощь человечеству — Притяжение и отвращение — Самонаблюдение — Деление всего, что принадлежит человеку, на семь категорий — Знание и бытие — их соотношение — Мы можем иметь больше знания — Необходимость изменения бытия — Понимание — Вредные функции. — Выражение отрицательных эмоций — Ненужный разговор — Отличие этой системы от других — Уровни бытия — Мышление в различных категориях — Опасность сегодняшней ситуации.

 
Глава III.

Самоизучение и улучшение — Состояния сознания и функции — Степени сознательности - Деление функций - Самовоспоминание - Механичность -Изучение функций четырех центров - Подразделение центров - Внимание - Формирующий аппарат - Неправильная работа центров - Четыре вида энергии — Остановка утечек — Отрицательные эмоции — Остановка выражения отрицательных эмоции — Изменение отношении.

 
Глава IV.

Язык — Различные деления, употребляемые в системе — Сущность и личность —А, В и С-влияния — Магнетический центр — Неправильный магнетический центр—Заместитель Управляющего—Закон случая—Закон судьбы — Закон воли — Закон причины и следствия — Бегство от закона случая—Центр тяжести - Почему необходимы школы —Для кого необходимы школы — Что составляет школы — Уровни школ — Путь Факира, Путь Монаха и Путь Йога — Четвертый Путь — Различие между Четвертым Путем и традиционными путями — Все пути ведут к одной цели — Уровень школы зависит от уровня обучающихся — Внутренние круги человечества.

 
Глава V.

Возможность дальнейшего развития человека — Отсутствие сознания — Познание истины — Изучение степеней сознания — Самовоспоминание и самонаблюдение — Невозможность определения самовоспоминания — Самовоспоминание — это метод пробуждения — Приближение к самовоспоминанию через интеллектуальный центр — Перестройка мыслей — Остановка мыслей как метод приобретения самовоспоминания — Вспоминание себя в эмоциональные моменты — Невежество и слабость — Отождествление и борьба с ним — Внешнее и внутреннее учитывание — Отрицательные эмоции — Спокойное место в себе.

 
Глава VI.

Понимание как главное требование в этой системе — Относительность понимания — Как увеличить понимание — Новый язык — Правильное и ошибочное отношения — Отношения и понимание — Необходимость цели и направления — Трудно определить, что хочет человек — Наши цели слишком далеки—Добро и зло—Мораль и необходимость чувства морали — Необходимость нахождения постоянного стандарта правильного и ошибочного — Развитие совести как цель настоящей системы — Видеть противоречия — Буфера как главное препятствие к развитию совести — Подготовка к разрушению буферов — Внутренняя дисгармония и счастье — Необходимо установить внутреннее равновесие. — Стандарты поведения в жизни — Сознание и совесть — Как распознать истину — Необходимость искренности с самим собой — Механичность.

 
Глава VII.

Множественность и отсутствие постоянного “Я” — Пять значений слова “Я” —Различные личности, симпатии и антипатии —Бесполезные и полезные личности — Магнетический центр и Заместитель Управляющего — Деление себя на “Я” и “господина X” — Ложная личность — Что такое “Я” — Изучение ложной личности как средство научиться вспоминать себя — Усилия для борьбы против ложной личности — Необходимость контроля — Ложная личность и отрицательные эмоции — Что надежно и ненадежно в самом себе — Страдание и его польза — Не говорить “Я” без различения — Ложная личность искажает идеи настоящей системы — Главная черта или черты — Необходимость знания своей слабости — Статическая Триада — Оценка — Опасность раздвоения — Кристаллизация

 
Глава VIII.

Место человека в мире — Ограничения нашего восприятия и мышления — Знание — это знание всего — Принципы относительности и масштаба — Закон Трех — Четыре состояния материи — Мы не видим третью силу — Закон Семи — Восходящая и нисходящая октавы — Интервалы наблюдения — Луч Творения — Воля Абсолюта — Луч Творения как инструмент для нового мышления — Специальный язык — Луч Творения как октава — Органическая жизнь на Земле — Питание Луны — Космические влиянияМеханические влияния Луны — Влияния и состояние бытия — Планетарные влияния и сущность — Освобождение от законов — Возможность развития — Человек как часть органической, жизни — Изучение законов — Справедливость и несправедливость—Законы, принадлежащие человеку—Работа против природы—Изучение космологических идей как помощь самовоспоминанию - Закон Грех и создание-Переход сил — Три октавы излучении — Таблица Водородов — Различные уровни материи — Боковая октава — Возможность эволюции

 
Глава IX.

Изучение человека как химической фабрики — Диаграмма Пищи — Три октавы пищи и их развитие—Первая стадия с одним механическим толчком — Вторая стадия с одним сознательным толчком — Третья стадия со вторым сознательным толчком — Относительная ценность трех видов пищи — Впечатления — Самовоспоминание — Углерод 12 — Смех — Хорошие и плохие впечатления — Впечатления как различные водороды — Контроль впечатлений — Работа над ми 12 — Центры и их скорость — Высшие центры и их характеристика — Связь с высшими центрами — Высшие центры и наркотики — Телепатия — Необходимость увеличения производства высших материй — Энергия и накопление энергии — Аккумуляторы — Связь с большим аккумулятором — Зевание - Вся работа должна быть сосредоточена на сознании.

 
Глава X.

Мы не можем “делать” — Важность осознания истинности этой идеи — Иллюзия “делания” и что ее создает — В жизни все случается, но в работе мы должны научиться “делать” — Движение против потока — Внутреннее “делание” — Порочный круг и выход из него — Координация центров — “Делание” начинается с “неделания” — Внутренний контроль — Делание невозможного и что это значит — Использование большего давления в своих усилиях — Работа над волей — Что значит воля в полном смысле этого слова и чем является наша воля — Наша воля — это результат желаний — Внутренний конфликт и борьба — Отказ от воли — Мы имеем только короткие моменты воли — Дисциплина — Необходимость помнить себя — Сознание означает волю — Цель как контролирующий фактор — Необходимо постоянно возвращаться к вопросу цели — Своеволие и своенравие — Трение — Работа против своеволия — Человек не может ничего делать без школы — Необходимость регулярной работы — Перекрестки — Создание Луны в себе — Центр тяжести — Сверхусилие — Что создает стимул для работы.

 
Глава XI.

Необходимость изучения школьных принципов и методов — Три линии работы — Правильное и ошибочное относительно трех линий — Необходимость понимания — Цели и необходимость школы — Постановка другого на свое место — Для практической работы необходима организация — Что такое “работа”? — Оценка — Работа с людьми — Работа для школы—Личная заинтересованность в организации—Подходящий род людей — Школа Четвертого Пути — Правильное отношение — Плата — Как платить? — Центр тяжести — Дисциплина — Правила — Не делать того, что не нужно — Отказ от своих решений — Встреча с требованиями — Толчки в школьной работе — Идея выбора — Физическая работа — Школьное знание — Люди более высокого разума — Могут ли школы влиять на жизнь?

 
Глава XII.

Необходимость различать более важные и менее важные идеи настоящей системы — Ограничения бытия — Возможности изменения бытия — Домохозяин, бродяга и лунатик — Хаснамусс — Сон и возможность пробуждения — Осознание и слова — Как увеличить эмоциональное отношение — Чувство пропорции — СамовоспоминаниеЗнать и видеть себя — Быть серьезным — Борьба с привычками — Понимание механичности — Усилия — Самоизучение — Самонаблюдение — Толчки — Как быть более эмоциональным? — Введение большего напряжения в работу — Тренировка эмоционального центра — Положительные эмоции — Приятные и неприятные эмоции — Увеличение оценки — Как приходят новые вещи — Замедление понимания — Повышение стандарта человека.

 
Глава XIII.

Различные категории человеческих действий—Правильное и ошибочное применение триад—Изучение человеческой деятельности—Помнить об исходном пункте — Внутреннее отделение — Как учиться видеть ложную личность — Маски — Буфера и слабости — Изучение методов — Будильники — Невозможность изучения настоящей системы с утилитарной точки зрения — Философский, теоретический и практический языки. — Три категории школы — Правильное мышление — Длинные и короткие мысли — Роль интеллекта — Различные ценности — Правильное и ошибочное любопытство — Критическое отношение — Влияние других людей — История хитрого человека и дьявола.

 
Глава XIV.

Индивидуальные трудности — Необходимость нахождения своих наиболее важных и постоянных трудностей — Отрицательные эмоции, воображение, формирующее мышление — Создание новых точек зренияБорьба с отождествлением — Три категории отрицательных эмоций и как работать с ними — Трансформация отрицательных эмоций ~ Раздражение — Лень — Скучные отрицательные состояния — Различные формы воображения — Отказ от страдания — Добровольное страдание как наибольшая сила, возможная для нас — Роль страдания в органической жизни — Человек создан специально для эволюции — Ответственность в личной работе — Необходимость работы одновременно на многих линиях — формирующее мышление и его характеристики — Ассоциативное мышление — Для понимания истины необходимы высшие центры — Медитация — Правильное мышление — Воображаемые разговоры — Различные значения веры — Жизнь после смерти.

 
Глава XV.

Идея эзотеризма — Логический и психологический методы мышления — Объяснение психологического метода — Что содержит в себе идея эзотеризма — Некоторые виды эзотерических идей становятся доступными только в трудные периоды — Необходимость объединения — Материальность знания — Большое знание и чем оно отличается от обычного знания — Аккумуляторы знания — Школы — Можно ли воздействовать на внешние события? — Изучение жизни — Крупные события жизни и их влияния — Субъективные пути и объективный путь — Отношение как средство изменения влияний — Оценивание событий в жизни — Постепенное исчезновение В-влияний — Причина уменьшения влияния эзотерических кругов — Недостаточная подготовленность — Система и как она преподается — Различные школы — Смерть школ и условия, необходимые для их существования — Отношение настоящей системы к христианству — Умереть и быть рожденным — Молитва — Указания относительно изучения Молитвы Господней.

 
Глава XVI.

Идею возвращения можно рассматривать только как теорию — Различное отношение людей к возможности возвращения — Три последовательных стадии — Почему возможность получения С-влияний должна быть ограничена — Память прошлых жизней — Теория перевоплощения как упрощение идеи возвращения — Невозможность нахождения доказательства — Мы ограничены состоянием нашего бытия — Различные виды сущностей как сильнейший аргумент в пользу предсуществования — Почему школы не могут возвращаться — Изучение возвращения в одной жизни — Вечное возвращение невечно — Возможность изменений — Шансы ограничены, а время сосчитано — Самовоспоминание и возвращение — Личность и возвращение — Изучение детского мышления — Происхождение идеи возвращения — Три измерения времени — Идея возвращения и система — Параллельное время — Ограничения нашего ума — Рост стремлений и возвращение — Возможность встречи со школой в следующий раз — Состояние подготовленности — Является ли отправной пункт одинаковым для всех7 — Школа и требования, предъявляемые в ней — Смерть сущности — Возвращение и дата смерти — Возвращение мировых событий — Единственная реальность — пробуждение.

 
Предисловие переводчика

Из всех учеников Гурджиева самой необычной была группа волевых, тонко образованных женщин, в основном писательниц (а также лесбиянок); сами они называли свою группу "Связка" (the Rope), подразумевая, что нити, связывающие их друг с другом и с учением, никогда не ослабнут. В эту группу входили:

 
Воскрешение в памяти

Прошлой зимой, в ночь, когда на Ривьеру лился нескончаемый, неожиданно холодный дождь, я открыла книгу Катарины Энн Портер "Былые дни". Мне говорили, что в ней написано о Кэтрин Мэнсфилд, и я надеялась, что Энн Портер сумела понять то, что переживала Кэтрин в Гурджиевском Институте, о котором было столько искаженных слухов.

 
Сверх-знание

Хотя Гурджиев и не оставил преемника, мне известны по меньшей мере трое из его учеников, достаточно сведущих, чтобы передавать суть его сверх-знания. Быть может, есть и другие...
Одной из своих учениц Гурджиев доверил работу во Франции1. После того, как он умер, ей приходилось решать сверхсложные задачи.
Однажды, разговаривая с ней о "сверхсложности", я спросила: а что бы я могла сделать полезного? У меня уже тогда была идея написать книгу.
- Но как я осмелюсь писать о Гурджиеве, не имея для этого мозгов?.
- Но ведь Вы не против него, а за? Ведь так?
Такая простота ошеломила меня. Я могла сказать только: - Вы же меня знаете.
- Так попытайтесь, - сказала она.
И вот я пытаюсь.

 
Трансформация

Каждый, кто приходил к Гурджиеву за просветлением, первым делом сталкивался с загадкой. Я хотела бы привести трогательные и в то же время забавные заметки Солиты Солано о первой встрече с ним.

 
Неизвестная доктрина

- Почему вы не говорите, что Гурджиевская доктрина ведет свое происхождение от гностиков?

- Потому, что забыла, - призналась я.

Я забыла, поскольку этот факт не особенно занимал меня – мне было достаточно самого Гурджиева. Все, что он говорил, было настолько необъятно, что у меня просто не было времени исследовать первоисточники. Знание, которым он обладал, откуда бы оно ни пришло, для меня было гораздо важнее, чем любые исторические сведения о нем.

 
Жизнь за жизнь

Целью моей книги "Огненные фонтаны" – той ее части, что я назвала "Жизнь за жизнь" – было показать, как постепенно и поэтапно усваивалось знание, даваемое нам в абстрактной форме.

По моему замыслу (и по некоторым словам Орэджа), в книге должны были быть использованы не диалектические, а какие-то другие методы. Он писал:"Обоснование чего-либо при помощи диалектики не просто шатко; то, что можно сделать посредством диалектики, можно и опровергнуть ее же методами. Подобная обоснованность попросту голословна.  С другой стороны, "Возвышенное" не убеждает; оно завладевает и пленяет; оно неопровержимо, и действие его постоянно; его влияние выходит за рамки рационального".

 
Неудачная попытка?

Завершив рукопись "Огненных фонтанов", я с оптимизмом ожидала скорейшей публикации, уверенная, что Гурджиеву понравится часть, посвященная ему. Но проходили месяцы, а рукопись так и лежала; прошло два года, и все лучшие американские издательства заявили: "Эта книга продаваться не будет ".

 
Это – другое

Попытки Жоржетты передать то, что она усвоила за годы, проведенные с Гурджиевым, описаны в последней части ее книги "Отважная машина". Французская пресса назвала книгу шедевром, Жан Кокто написал к ней предисловие, но ни один американский издатель не заинтересовался ею. Поэтому я привожу здесь заключительные главы из нее.

 
"Всё"

Так что же это были за изменения, происходившие в нас? Они происходили так медленно, что долгое время были незаметны даже нашим друзьям.

Постепенно мы начали спрашивать себя, какое отношение имели к нам наши прежние идеи, критерии, позиции и поведение? И приходили к ответу: очень незначительное.

 
Квартира в Париже

В июне 1948 года все, кто находился во время войны в Америке, вернулись во Францию – и  к Гурджиеву.

Париж изменился... он стал еще прекрасней. На улицах стало меньше людей – "этот воздух, этот камень, эта земля, эта вода"... все стало заметнее, пронзительнее. А в знакомой маленькой квартирке на рю Колонель Ренар все было по-прежнему – детали разрушения лишь подчеркивали ее неизменяемость: цвета поблекли, мебель стала еще обшарпанней, в гостиной обветшалый ковер с большими заплатками. Спустя девять лет за столь памятным столом сидели уже другие люди, но искали они то же, что и мы. На стенах висели новые картины, впрочем, по качеству ничуть не отличавшиеся от прежних – "что угодно, только не искусство", как выразилась давным-давно Джейн. Все было, как прежде, включая присутствие новичка, впервые встретившегося с Гурджиевым. И мы снова были вместе – все, кроме Жоржетты1. А новичком была Дороти Карузо.

 
Каждый человек – это остров

Последние годы с Гурджиевым я поражалась тому, что все мои старые проблемы и бунтарство вновь пышно расцвели. Я была настолько измучена своей неудовлетворенностью и самобичеванием, что боялась никогда не найти их причину; а даже найдя, не сумею с ней справиться. Мои ночи были наполнены этими страхами, и я часто просыпалась с ощущением, что за мной кто-то гонится.

Мне не давала покоя фраза: "Счастлив тот, у кого есть душа, счастлив тот, у кого ее нет. Но горе тому, кто не исполнил свои замыслы".

 
Смерть мага

Гурджиев скончался 29 октября 1949 года в Американском госпитале в Париже.

Он намеревался 20 октября отплыть в Нью-Йорк и провести там Рождество, и мы должны были плыть с ним на этом же корабле; но он занемог и был вынужден отложить поездку. Нам посоветовали не переносить дату отправления, а отправиться вперед и встретить его в Нью-Йорке.

 
Глава 1.

Я впервые встретился и разговаривал с Георгием Гурджиевым в июне 1924 года в субботний день в Замке Приэре в Фонтебло во Франции. Хотя причины моего появления там были мне не очень ясны - мне было в то время одиннадцать лет, - я, тем не менее, отчетливо и ясно помню ту встречу.

 
Глава 2.

Каким было "Приэре", которое мы называли чаще именно так, или "Институт для Гармоничного Развития Человека"? В возрасте одиннадцати лет я понимал это просто как некоторую особую школу, управляемую, как я сказал, человеком, который считался многим людьми фантастическим, новым пророком, великим философом.

 
Глава 3.

В середине лета 1924 года моя жизнь была сосредоточена на траве. К тому времени я мог скосить мои четыре газона целиком за четыре дня. Я делал и другие вещи: стал "мальчиком при кухне", "сторожем", у нескольких ворот дома, который мы называли "швейцарской" - но все это не было важным, я плохо помню что-нибудь другое, кроме звука косящей машины.

 
Глава 4.

Моя новая работа в качестве "носителя кресла" или, как я думал о ней тогда, "стража" занимала большую часть моего времени. Я был освобожден от всех других обязанностей, за исключением нескончаемых газонов. Я должен был продолжать косить, но я должен был делать это большей частью до того, как мистер Гурджиев появлялся утром или после того, как он возвращался в свою комнату после полудня.

 
Глава 5.

Мы покинули Приэре в октябре 1924 года, чтобы вернуться в Нью-Йорк к зиме. В то время я расстался с "необыкновенно родной группой". Мой брат Том и я прожили в странном, блуждающем мире несколько лет. Моя мать, Луиза, развелась с моим отцом, когда мне было восемнадцать месяцев; несколько лет у меня был отчим, но в 1923 году моя мать лежала в больнице около года, и Джейн Хип и Маргарет Андерсон (Маргарет была сестрой матери), соредакторы известной, если не знаменитой, "Литтл Ревью", взяли нас обоих на попечение.

 
Глава 6.

Второе лето, лето 1925 года, было возвращением домой. Я нашел, как и мечтал, что ничего существенно не изменилось. Там были некоторые люди, отсутствовавшие предыдущим летом, и некоторые новые люди, но приезд и отъезд каждого не имел большого значения. За исключением покоса газонов, которые стали задачей другого человека, я вернулся к обычной упорядоченной домашней работе, наряду со всеми.

 
Глава 7.

В середине лета Гурджиев спросил меня однажды утром, несколько резко, хочу ли я еще учиться. Он напомнил мне, скорее сардонически, о моем желании изучить "все" и спросил меня, не изменил ли я свое намерение. Я ответил, что нет.

 
Глава 8.

Когда я пришел на урок следующим утром, Гурджиев выглядел очень утомленным. Он сказал, что очень тяжело работал - большую часть ночи, - что писание является очень сложным делом. Он был еще в кровати и оставался там весь урок. Он начал рассказывать мне об упражнении, которое всем нам дали, и на которое я ссылался выше, как на "самонаблюдение".

 
Глава 9.

Как будто само собой, директорство мисс Мерстон стало автоматически, таким, что мы сумели жить без дальнейших трудностей. Надо было также делать много работы, обычной работы по поддержанию функционирования школы; каждый очень заботился о правилах и предписаниях и о выполнении работы. К тому же, нас было много, и физическая организация была слишком большой для мисс Мерстон (которая не отказалась от своего никогда не кончавшегося садоводства), чтобы она могла наблюдать за каждым из нас постоянно и индивидуально.

 
Глава 10.

К концу лета я узнал, что м-р Гурджиев планирует поехать в Америку с длительным визитом - вероятно, на всю зиму 1925-26 годов. Вопрос о том, что будет с Томом и со мной, автоматически возник в моем уме, но все быстро решилось: к моему великому облегчению Джейн сказала нам, что решила поехать обратно в Нью-Йорк, но Том и я останемся на эту зиму в Приэре.

 
Глава 11.

Без Гурджиева Приэре стал трудным местом, но это случилось не только из-за его отсутствия. Сама зима изменила ритм распорядка. Все мы впали в то, что казалось, по сравнению с деятельным летом, своеобразной зимней спячкой.

 
Глава 12.

В дополнение к группе детей, родственников м-ра Гурджиева, и нескольких взрослых американцев, единственными людьми, которые не уехали в Америку с м-ром Гурджиевым, были старые люди - большей частью русские, - которые, казалось бы, не подходили под категорию студентов.

 
Глава 13.

Гурджиев вернулся из Америки в середине недели, а в субботу вечером состоялось первое общее "собрание" всех в Приэре в доме изучения. Дом изучения - это отдельное здание, первоначально это был ангар. С одной стороны в нем была возвышенная, покрытая линолеумом сцена.

 
Глава 14.

Причин поездки Гурджиева в Соединенные Штаты, по его словам, было несколько - одной из наиболее важных было получить достаточно денег для поддержания работы Института в Приэре.

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 Следующая > В конец >>

Всего 124 - 164 из 240
Гурджиев.ру